Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

понедельник, 13 декабря 2010 г.

Вифания, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
"Соберите ко мне святых моих, вступивших в завет со мною при жертве"
Пс.49,5. 

ЗАМЫСЕЛ ГОСПОДА ОТНОСИТЕЛЬНО СОБРАНИЯ ЕГО ДЕТЕЙ
 
ПРИЗНАН И ПРИНЯТ

Лук. 10,38-40: "В продолжение пути их, пришел Он в одно селение", - здесь не забудьте о том, что селения соответствуют поместным церквам, - "здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой". Вы видите, чей это был дом; вы знаете, кто была хозяйка этого дома. "У ней была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении, и подошедши сказала..."
В этом первом упоминании о Вифании содержится один или два фактора, представляющих, в принципе, ту Церковь, то собрание, тот дом, о которых мечтает Бог.
И я сразу же обращаю ваше внимание на одно слово: "Женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой". Слово "приняла" является ключевым во всем этом повествовании; оно сразу же устанавливает важное различие. Это слово разделяет и разграничивает. Когда Спаситель покинул славу небес и пришел на нашу землю, мы помним, что о Нем сказано: "Пришел к своим, и свои Его не приняли".
И сам Он говорил: "Лисицы имеют норы, и птицы небесные - гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову". Если мы немного подумаем, о Ком идет речь, Кто мог произнести такие слова; если мы могли увидеть реальное положение вещей и их истинное значение, мы были бы поражены. Как! - Творец всего сущего, Владыка всего существующего, пред лицом Которого ни одно живое существо во всей вселенной не может ни на что притязать; Тот, Кем и для Кого все было создано, - пришел, обладая наивысшей властью, в сотворенный Им мир, и там, где у Него были все права, Он не имел, где преклонить голову! Его не приняли!!!
Для того, чтобы передать отношение Своего народа к Себе, Господь вложил в уста его представителей такие слова: "Это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И схвативши его, вывели вон..." "Женщина, именем Марфа, приняла Его..." - "Церковь Моя" - "МОЯ Церковь" (Мтф. 16,18). Его собрание, Его дом там, где Он с радостью принят и нашел покой. Его дом находится в отвергающем Его мире. Это то место, где Он признан.
Вы заметили, что, когда по всему лицу земли образовываются новые поместные церкви, началом всегда является то, что люди принимают Слово. В день Пятидесятницы были те, кто "приняли слово Его..." В Филиппах "одна женщина, именем Лидия, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: - Если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня".
Таково начало общины, и так происходит повсюду. Это - духовное понимание, завершающееся принятием истины всем сердцем. Это - первая черта, характеризующая Божью Церковь. Принять Господа - значит предоставить Ему почетное место: единственное подобающее Ему место.
Все это очень просто, но для Бога это много значит, и для нас тоже. Приняв Его таким образом, мы много приобретем, поскольку это нечто большее, чем простое пребывание Господа среди нас. Отныне Он имеет в нас поле деятельности, Свое место - именно то, что Ему нужно для обладания Своими универсальными правами. Рассмотрим один пример.
Вы помните трагическую историю Давида, свергнутого Авессаломом и его сторонниками (2 Пар. 15) и вынужденного бежать от них? Это волнующий рассказ о царе, изгнанном из своих владений, оставившем все свои права. Несколько преданных людей сопровождало его. Первосвященник Садок хотел нести с ними ковчег Божий, но Давид обратился к нему и сказал: "Возврати ковчег Божий в город. Если я обрету милость пред очами Господа, то Он возвратит меня, и даст мне видеть его и жилище его" (2 Цар. 15,25).
Другими словами, если читать между строк, можно сказать так: "Когда я вернусь в тот город, откуда меня сейчас изгнали, меня примут там; я вернусь не как чужеземец; я не найду перед собой пустоту; я не вернусь, как человек ничего не имеющий; я вернусь к своим родным, которые со мной едины. Я знаю, Садок, что ты верен мне, ты хотел бы, чтобы я увел тебя, но ты должен вернуться. Возвращайся в город, а когда я вернусь - я вернусь за тем, что для меня необходимо".
В этом заключается принцип. Собрание предоставляет Господу пространство, которое Ему принадлежит, которое Он занимает сейчас Духом Своим, и которое предоставляет для Него в этом отвергающем Его мире место, являющееся Его домом; место, куда Он может вернуться; место принявшее Его сторону, и, таким образом,   предоставившее  Ему   необходимое  основание для восстановления Его универсальных прав, как это было в истории с Давидом.
Поэтому Господь желает иметь Свою Церковь, которая является Его Телом и основывается на поместных собраниях, находящихся по всей земле. Они являются свидетельством Божьих прав в мире, который их оспаривает и отрицает. Своим существованием поместные собрания заявляют: "Да, в этом мире наивысшие права принадлежат Богу, а не захватчику".
Они поддерживают это свидетельство, и именно на этом основании вернется Господь. Именно поместные собрания представляют собой орудие, необходимое Ему для восстановления Своих прав - прав, которые оспаривались, и которых Он был лишен.
Принять Господа - это немало. Если Он вернется туда, где Его приняли, то это потому, что там - Он у Себя дома. Вы также понимаете, почему дьявол ожесточено нападает на поместные выражения свидетельства, стараясь их уничтожить, обратить в ничто маленькие группки Божьих детей, объединенные в Нем неземной жизнью - потому, что они представляют Его права, права Господа, и само их существование представляет для захватчика отрицание его собственных прав. В поместных собраниях содержится ковчег свидетельства, и поскольку он существует и связан с Господом, победа захватчика не может быть полной. Он знает, что в поместных собраниях есть нечто, предопределяющее конец его господства; нечто, представляющее для него постоянную угрозу, занозу в его теле, а значит, он сделает все, что в его силах, чтобы подавить, сокрушить, раздробить ковчег свидетельства; он сделает все что угодно, чтобы избавиться от этого поместного выражения свидетельства, сообразующегося со Христом и готовящего для Него место.
Вот что должна представлять собой Церковь на всяком месте, где она существует; вот что должен представлять собой каждый верующий здесь в этом мире - основание для Господа на земле, свидетельство Его верховной власти и неизменных прав. Принять Господа -значит предоставить Ему все.
Таким образом, мы видим, что Вифания, самый первый шаг, влечет за собой не поддающиеся измерению последствия. Вифания представляет принцип необычайной важности: начало Церкви и ее основание, где нашел место Христос; в восстающем против Него мире Он нашел место, где чувствует Себя как дома.

Удовлетворение Его сердца

"У ней была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его". Глагольная форма, употребленная в оригинале, выражает длительное и продолжительное действие. Можно было бы перевести это место примерно так: "Сидя у ног Иисуса, она продолжала слушать Его слово". Именно это рассердило Марфу: Мария продолжала слушать. В замечании Марфы в тексте употреблено то же время: "Или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставляет служить?""Одну меня оставляет служить", потому что сама она "продолжала слушать".
Каков же смысл этого эпизода? Здесь изображено то, чего Господь желает больше всего. Здесь представлено то, что нужно для полного удовлетворения Его сердца. В сделанном Марией, Господь обнаружил то, что Он так желал найти и у других.
Именно так проявляется значение Вифании. Прочтите в 11 главе Евангелия от Марка историю о смоковнице. Иисус часто посещал Иерусалим и Вифанию. В тот день Он отправился в Иерусалим и увидел там храм и то, что в нем происходило. Сердце Его сжалось. Сильное разочарование охватило Его. Он осмотрелся вокруг, хорошо все обдумал и, ни слова не говоря, вернулся в Вифанию. На следующий день, Иисус, находясь в пути и почувствовав голод, заметил смоковницу. Он подошел к ней в надежде найти на ней несколько плодов, но ничего не нашел и произнес такие слова: "Да не вкушает никто от тебя плода вовек!" Возвращаясь обратно, ученики Иисуса заметили, что дерево совсем засохло.
Мы знаем, что эта смоковница является прообразом Иерусалима. Это - тип иудаизма, каким он был во время Иисуса. Разочарование, охватившее сердце Господа в храме, является тем же разочарованием, которое Он испытал, подойдя к смоковнице для утоления Своего голода и не найдя на ней плодов. Оба эти понятия схожи в том плане, что ни иудаизм, ни смоковница больше не интересуют Иисуса. И то и другое в нынешнем этапе домостроительства Божьего утратило свои права на внимание Господа, Его взор обращен в будущее. "Да не вкушает никто от тебя вовек!" Иудаизм уходит. Он остался позади. Он не может удовлетворить Его. Это дерево, не наполненное жизненным соком, ничего не может дать Господу. Но в тот момент, когда Его сердце так глубоко пронзает разочарование, которое выражается таким конкретным образом, Иисус находится на пути из Вифании, а Вифания обозначает "дом смоковниц". Не в храме, не в Иерусалиме находит Господь то, что радует Его, а в Вифании. Именно поэтому Он постоянно возвращается туда. Религиозная система того времени с ее безжизненной косностью не может удовлетворить сердие Господа. Ему нужна Вифания, живая и теплая атмосфера дружеского дома. Если Его слова отвергли в Иерусалиме, то Он хорошо знает, что их примут здесь; здесь всегда найдется кто-нибудь, желающий слушать Его. Меня поражает, что одним из последствий дня Пятидесятницы для веруюших было то, что "они постоянно пребывали в учении Апостолов". Это Церковь в зародыше, и это ее характеристика. "Они постоянно пребывали в учении Апостолов". Мы настолько привыкли к словам Св. Писания, что истин ное значение слов ускользает от нас. Вы позволите привести простой практический пример?
Вы ведите, как здесь излагаются некоторые вопросы. Вы уделяете этому внимание; вскоре вы отвлечетесь и будете в течение определенного времени помнить прочитанное здесь. Возможно, вы будете долго помнить о Вифании. Упоминание о Вифании напомнит вам что-то и вызовет в памяти некоторые слова, прочитанные здесь. Возможно, вы будете говорить об этом общении, как о более или менее благословенном времени с интересными проповедями или дадите ему другую оценку. Как сильно эта реакция отличается от реакций того, кто уходит и постоянно пребывает в полученном наставлении!
Вы должны сами осознать то, что вы слышите. Вы должны сказать себе: "Итак, постоянно пребывать в учении. Что это значит для меня?"
В данном случае, это слово обозначает "продолжаться, длиться". "Они постоянно пребывали в учении Апостолов". Существует большое различие между следующими типами поведения: постоянно пребывать в учении и уйти со словами: "У нас было хорошее общение."
Постоянное пребывание предполагает практическое осуществление истины, а это составляет Церковь: место, где принимается все, исходящее от Господа, и где успокаивается сердце.
Именно так было в Вифании. Все остальное Мария отодвинула для себя на задний план. И это полное отречение от всего ради Слова Божьего не понравилось Марфе. Мария всецело предалась слышимому. Вот чего желает Господь!
Я спрашиваю себя, что произойдет, если мы будем относиться подобным образом к каждой частице божественной истины, проникающей в наше сознание? Когда я думаю о всей той истине, которая прозвучала в аудитории, где мы собрались, обо всем, что здесь было сказано, я не могу удержаться, чтобы не задать себе такой вопрос: в какой мере вся эта истина в действительности применяется практически каждым из нас?
Не следует искать объяснения той духовной силы, присущей первым христианам, в чем-то другом. Они относились ко всему, что слышали, практически и постоянно пребывали в таком состоянии. Они не уходили, говоря: "Как хорошо сегодня проповедовал Петр!" Нет. Они постоянно пребывали в учении Апостолов. Именно это нужно Господу. Именно это удовлетворяет Его сердце.
Мария сидела у ног Иисуса и слушала Его слово. И это переполнило Господа радостью в то время, как все остальное разочаровало Его. В этом одна из отличительных черт жизни Божьего народа: удовлетворение Его сердца, которое заключается именно в том, что мы прилепились к Слову Его, оценили его истинное значение, и оно стало для нас основой. Собрание должно быть для Господа "домом смоковниц".

Необходимое возрождение

"Марфа же разрывалась на части от множества хлопот (дословный перевод), и подошедши сказала ..." Греческий текст более выразителем. Марфа подошла к Иисусу и лично предъявила Ему обвинение. Подразумевается, что в ее глазах именно Он был ответственен за сложившуюся ситуацию. Если бы она обнажила свои мысли, она бы сказала так: "Это Твоя вина. Ты отвлек Марию, и Ты должен навести порядок."
Такой смысл прослеживается в оригинале. Марфа считала Иисуса ответственным за все; она полагала, что Он мог бы вывести ее из этого затруднения, если бы захотел, и должен был это сделать, поскольку это было для Него возможно. В глубине души она потеряла терпение. В течение длительного времени она не говоря ни слова, позволяла тучам сгущаться. Но, в конце концов, она не смогла сдержаться. Она пришла к Иисусу и порывисто излила свою душу: "Господи или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне!"
Мне бы хотелось, чтобы вы смогли ощутить остроту ситуации; это поможет вам понять Марфу. Попробуем поставить себя на ее место и постараемся понять ее настроение.
"Марфа же заботилась..." Вряд ли этого достаточно, чтобы передать ту ситуацию. По-моему, перевод неточно передает нам то, что происходило в действительности. Греческое слово, употребленное здесь, обозначает "быть разрываемым на части", "разрываться". Это слово относится не только к деятельности Марфы, но и к выражению ее лица. Оно прямо разрывалось от беспокойства. Вы когда-нибудь видели такое лицо? Такое лицо было у Марфы. Беспокойство исказило черты ее лица. Какова же была причина ее беспокойства? "Множество угощений".
Действительно, Господь сказал Марфе следующее: "Марфа, Марфа, ты заботишься и суетишься о множестве угощений, а нужно только одно..."
- Только одно угощение необходимо. Ты позволяешь довести себя до беспокойства множеством угощений. Ты приняла на себя сверх сил. Теперь ты начинаешь это понимать, не правда ли? Такова была ситуация. Все, что требовалось от Марфы - это выработать в себе такое отношение к практическим вопросам чтобы важное могло занять подобающее место.
Господь был совершенно согласен с тем, чтобы Марфа приготовила им угощение. Но Он видел, что это приготовление угощения стало для Марфы чем-то настолько сложным и непосильным, что отодвинуло на задний план самые важные вопросы. У нее произошло настоящее смещение ценностей.
Несомненно, еда может быть весьма кстати, но будем внимательны, распределяя все по своим местам согласно важности. Будем следить, чтобы временное не затмевало духовного. Не позволим преходящему волновать и поглощать нас, овладевать нами до такой степени, чтобы затмилось духовное. Все хорошо на своем месте. Но существует то, что должно всегда служить регулятором в удерживающем все остальное на соответствующих местах: это - слово, исходящее из уст Господа.
Видите ли, это вопрос соотношения. Все зависит от ударения и от места, куда мы его поставим. Позволим ли мы земным вещам занимать нас, господствовать над нами, оставлять на нашем лице выражение беспокойства или тоски и давать вечному возможности занять подобающее место? Марфе следовало все переоценить таким образом, чтобы земное, временное, второстепенное заняло соответствующее место, позволив тем самым преобладать основному. Все земное временно. Зачем же позволять ему занимать большее место?
Такова была ситуация в Вифании. А в доме Божьем, возлюбленные, важнее нашего самого трепетного служения, важнее наших самых ревностных попыток исполнить тысячу и один труд "христианской деятельности" - заниматься познанием Господа и предоставить Ему возможность проявляться.
Слишком часто в формальной церкви активная деятельность только заглушает голос Господа и устраняет Его личность. Мы настолько проникнуты сознанием важности совершаемого нами, что у нас и мысли не возникает о том, что Господь мог бы сказать нам еще нечто более важное. Он желает видеть в нашем поведении подчинение нашей материальной жизни высшей реальности. Таков урок, преподанный нам Марфой.

Возлитое благовоние

Мы снова в Вифании. Мтф. 26,6-13. Здесь была одна жен шина с алавастровым сосудом, наполненным дорогостоящим благовонием; она возливала его на голову Иисуса.
Этот случай освещает тот факт, что в системе ценностей Господь Иисус занимает первое место. Это даже слишком слабо сказано - первое место. Он превыше и вне всякого возможного сравнения. Некто в Вифании осознал и понял, чего достоин был Иисус.
Наблюдатели сделали следующее замечание: "Стоило ли делать это для Него?" Именно так сказали они в глубине сердца. "Он не стоит этого". Они, конечно же, не выразили бы свою мысль такими словами. Но эта женщина прекрасно знала, чего заслуживает Иисус. Она распознала в Нем нечто бесценное. Вот что здесь на первом плане. Это характеризует Вифанию, а также горницу и "Мою Церковь". Это отличительная черта собрания верующих; тех, кто по сердцу Господу. Распознать то, что в Нем вечно, бесценно. Понять, что нет ничего слишком ценного чего не стоило возложить у ног Иисуса. "Он для вас, верующих, драгоценность" (1 Петр. 2,7).
Все очень просто, но в этом поступке мы видим снова насколько сильно и глубоко преклонялись в Вифании перед Господом Иисусом. Эта черта придает Вифании, любимому селению Иисуса совершенно особый характер.
Вот что придает значимость собранию верующих в Его глазах. Там признают Его истинную личность, от Него не отрекаются, понимают, Кто Он и чего заслуживает. В доме веры все это необходимо. Эта черта должна все больше и больше развиваться, и мы должны уделять ей внимание - необходимо спонтанное и постоянно возрастающее признание значимости Господа и того, что в Нем безмерно драгоценно.
Как сильно отличается эта атмосфера Вифании от жестких форм церковной системы! Действительно ли можно сказать, что современный служитель церкви характеризуется спонтанным поклонением, исходящим из его сердца, что он открыл истинное значение Господа Иисуса и Его подлинные права на такое поклонение? Там, где это присутствует, собрание соответствует Божьему замыслу. В противном случае, есть только видимость служения; такое собрание не соответствует Божьему замыслу и не может обрадовать Его сердце.
Но, мне кажется, можно увидеть что-то большее. Чтобы выявить ценность благовония, сосуд следовало разбить (Мрк. 14,3). Необходимо разбить глиняные сосуды, в которых мы носим "сокровище сие" (2 Кор. 4,7), чтобы внешнее проявился славный труд Христа. Пока сосуд цел, пока материал, из которого он сделан, крепок и прочен, пока этот сосуд привлекает взгляды своими собственными достоинствами и заставляет окружающих говорить: "Какой красивый сосуд! Какой замечательный алавастр!" - существует тайна, не поддающаяся нашему пониманию. Мы можем придавать большое значение некоторым людям, их необыкновенным умственным способностям, их красноречию в проповедях, всем их внешним качествам, обращая внимание, прежде всего на сосуд, на личность, не вникая в то, что внутри; в то, что скрыто. Но когда сосуд разбивается вдребезги, тогда вы видите святое святых -потаенное место, откуда исходит сияние славы Христа.
Вы видите ее в Павле. Я нисколько не сомневаюсь, что Савл из Тарса (не столько с интеллектуальной точки зрения, сколько с нравственной и религиозной) представлял собой лучший сорт алавастра. К тому же он сам говорит о том, кем он был, как он стяжал славу, как добивался внимания и безо всякого затруднения вызывал у окружающих одобрительный шепот. Но однажды этот человек был сокрушен, и с этого момента это был уже не Савл и даже не Павел, а красота и слава Христа. "Благоухание Христа", Его аромат распространяется вокруг тогда, когда разбивается сосуд.
С нами происходит то же самое, возлюбленные! Бог допустил, чтобы Церковь - истинная Церковь - из века в век сокрушалась, разбивалась на мелкие части, и Он очень часто допускает, чтобы ее отдельные члены разбивались вновь и вновь. Но не доказала ли история, будь то по отношению к церкви или к отдельной личности, что эти удары, эти испытания, содействуют чудесному распространению славы Христа?
Это именно так. Вот, к нам стучится новое испытание; мы снова разбиты. Пожалуй, мы выразим эту мысль другими словами: скажем, что нам предстоит более глубоко погрузиться в смерть Христа или еще раз пережить Голгофский крест. Как бы мы ни выражались, смысл остается тем же: разбитый сосуд. Но поверьте мне, возлюбленные, это также означает более полное познание и более полное выражение славы Христа. Б результате того и другого мы начинаем совсем по-новому оценивать Его Личность. Именно во время нашего сокрушения мы открываем для себя, Кто Он есть в действительности.
Таким образом Церковь проходит через Голгофский крест. Но во всем своем уничижении она сознает, что Господь имеет гораздо больше прав на поклонение с ее стороны, чем она считала до сих пор. Этот разбитый сосуд распространяет благоухание...

Сила воскресения Христова

Мы переходим к Евангелию от Иоанна, к хорошо известной вам истории из 11 главы. Действие снова происходит в Вифании, но на этот раз речь идет о воскрешении Лазаря.
Не останавливаясь на всех подробностях этой истории, перейдем прямо к ее развязке и выводу.
В данном случае, это небольшое селение становится местом проявления "силы воскресения". Так, Вифания является местом, где развивается жизнь воскресения. Здесь можно отметить и многое другое. Какое чудесное выражение нашла в этой главе любовь! И какое замечательное выражение братского общения! Находясь вдали от Вифании, Господь сказал Своим ученикам: "Лазарь, друг наш, уснул."
"Друг наш". Не "друг Мой", а "друг наш". Тот, кто умеет читать между строк, увидит в этом братское общение. "Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря".
Какая глубокая любовь сокрыта за этими столь простыми словами! Все эти качества характеризуют Вифанию. Но больше всего здесь отражается сила Его воскресения, жизнь воскресения. Здесь Вифания снова является иллюстрацией той Церкви, которую Господь решил создать Сам. Нам это известно из послания к Ефесянам, из "послания о Церкви", как мы его иногда называем. Нам не придется долго читать это послание, чтобы понять, что Бог "нас... оживотворил со Христом" (Еф. 2,5).
Церковь - это средство, через которое миру открывается сила воскресения Христова. И это должно быть для нас не только объектом веры и изучения, но и практическим опытом. Нужно, чтобы было видно, что собрание, каким его задумал Господь, является местом проявления Его силы воскресения и Его жизни воскресения.
Я знаю, что такие утверждения очень часто оставляют у нас ощущение опустошенности. Так и должно быть. Мы знаем, что должны быть распяты со Христом; знаем, что должны воскреснуть с Ним; знаем, что должны познать силу Его воскресения и жить Его жизнью воскресения. Мы говорим об этом, постоянно повторяем это и, тем не менее, миримся с тем, что все в нашей жизни остается без изменений. Что же нам делать, чтобы все это осуществилось?
Следует кое-что предпринять, возлюбленные. Прежде всего (от этого все зависит) нам нужно признать, что особая цель ради которой была создана Церковь, заключается в том, чтобы позволить Богу продемонстрировать Своими средствами силу воскресения Господа Иисуса. Затем, мы должны посвятить себя Богу в том, что касается этой конкретной цели. Это и есть наша задача. Если мы признаем эту цель, истинную цель нашей принадлежности к Церкви, к Телу Христа, предоставляем Богу возможность открыто проявлять в нас и через нас Свою силу и Свою жизнь воскресения, - тогда, признавая, что в этом состоит цель, и ни в чем другом, мы должны согласиться с Ним без колебаний, чтобы в отношениях между нами и Богом было совершенно ясно, что мы посвящены Ему.
На этом наше дело заканчивается, если мы искренне соглашаемся с таким мнением. Дальше начнет действовать Сам Бог.
Мы не можем сами воскресить себя - так же, как и не можем распять себя. Но мы не должны забывать, что все Божьи действия относительно нас подчинены следующей пели: проявить силу Его воскресения. С этой целью Бог часто вынужден проводить нас непонятными, загадочными, необъяснимыми путями. Однажды мы можем оказаться в такой необычной ситуации, что наше положение покажется непоправимо безнадежным; наши обстоятельства будут такими, что никакие человеческие силы не смогут ничего изменить; и все зайдет так далеко, что во всем мире не найдется силы, способной сделать что бы то ни было для исправления возникшей ситуации; Бог позволит проявиться силам распада и смерти таким образом, что ничто - ничто во всей вселенной - не сможет нас спасти, кроме силы Его воскресения.
Тогда мы начинаем думать, как Авраам - великий представитель веры, устоявший в ней до совершения воскресения. "Он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело" (Рим. 4,19). Этими словами апостол хотел сказать, что тело Авраама было подобно телу умершего. Это то же состояние, на которое сам Павел будет намекать позднее, когда скажет о своей жизни: "Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешаюшего мертвых" (2 Кор. 1,9). Какие чудеса могут происходить с людьми в плане Божьего созидания! Они останавливаются в бессилии, когда смерть вступает в свои права; они тогда больше ничего не могут сделать. Воскресение это Божье дело, и только Божье. При жизни людям удается совершать великие дела, но когда жизнь угасает, только Бог может вмешаться. И очень часто Бог допускает, чтобы Его Церковь и ее члены оказывались в таких ситуациях, когда, с человеческой точки зрения, нет никакой надежды на помощь и избавление. И если Бог поступает так, то только для того, чтобы показать Свое желание обладать всей славой, в которой человек не сможет найти ни малейшей возможности выделиться.
Так, Господь говорит: "Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий" (Иоан. п,4). Прославится! Именно к этому мы призваны. Другими словами, говоря обычным языком, своим посвящением Господу мы попадаем на путь отчаяния. Но как же мы медлим принять его! Когда обстоятельства принимают отчаянный оборот, мы сопротивляемся и думаем, что все идет наоборот; но, с Божьей точки зрения, все идет как нужно. Такой и должна быть ситуация; а мысли о том, что это путь Божий, не избавят нас от остроты скорби или от ужаса. Но, если эти обстоятельства предоставят Богу исключительную возможность проявить перед всеми угодное Ему свидетельство, то все замечательно, не так ли? В любом случае, в конечном итоге мы можем утверждать, что все замечательно.
Когда в вечности у нас перед глазами предстанет вся история Церкви, Тела Христова, и когда мы осознаем все испытания, через которые нам довелось пройти, мы будем вынуждены признать, что никто из людей, никто из земных живых существ не смог бы вынести того, что вынесли и через какие горнила испытаний прошли верующие. Когда в вечности мы сможем понять все это и оценить по истинно духовным критериям, тогда мы признаем, что ничто и никто не смог бы осуществить этот подвиг, кроме Самого Бога. И у нас больше не будет никаких сомнений в том, что это орудие в действительности стало проводником, средством выражения "безмерного величия могущества Его". Но недостаточно сказать так, ибо если для достижения такого результата необходимо "безмерное величие могущества Его", то какие же бездны таятся для нас за этим! Из каких глубин пришлось нас извлечь, если для этого потребовалось такое проявление Божьей силы! Если "немощное Божие сильнее человеков" (1 Кор. 1,25), то каково  же должно  быть  "безмерное  величие могущества Его!"
Так вот что представляет собой воскресение! О воскресении, как вы знаете, говорит следующее место Писания: "...безмерно величие могущества Его... по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых..." (Еф. 1,19-20). И это могущество осуществляется "в нас, верующих".
Таким образом, свидетельство Вифании, должно быть свидетельством в силе воскресения Христа. И если Бог в нас употребляет такую силу, то это затем, чтобы мы были подлинным выражением Его желаний относительно Своей Церкви. Пусть эта мысль ободрит нас и вдохновит!

Торжество победы

От 11 главы Евангелия от Иоанна перейдем к 12 главе.
"За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю и Марфа служила, а Лазарь был олним из возлежавших с Ним. Мария же, взявши фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира".
Это описание праздника. Торжество включает множество элементов. Одним из них является поступок Марии, свидетельствующий о ее преклонении перед Христом. Мы вновь видим здесь осознание истинной значимости и истинного достоинства Господа Иисуса. Это и есть поклонение. В Божьих глазах, наше поклонение всегда зависит от нашего отношения к Личности Его Сына. Возносить к Богу, как изысканное благовоние, состояние своего сердца, преданного Господу Иисусу - вот, что такое поклонение. Поклонение, в самом чистом своем смысле, состоит в нашем признании Богу-Отцу в том, что мы думаем о Господе Иисусе. Для этого дети Божьи и собираются вместе. Таков урок Вифании.
Верно, Марфа прислуживает; но ее служение теперь уже наладилось. Она все еще прислуживает, но все идет хорошо, и на этот раз ей не делают замечаний. На ее лице уже не осталось и следа от беспокойства. Она больше не разрывается на части от множества хлопот. Она прислуживает в доме в атмосфере воскресения. Ее служение наладилось. В доме Господнем служение полностью угодно Ему, когда оно совершается при верном поклонении. Теперь чувствуется, что между этими двумя сестрами происходит нечто новое. До этого, каждая из них тянула другую в свою сторону. Теперь установлена гармония. Смотрите, как они замечательно ладят! Это новое служение, на новой основе.
Лазарь тоже здесь; он представляет собой жизнь, жизнь воскресения. Это еще одна отличительная черта дома Господнего. Поклонение, налаженное служение, жизнь воскресения.
К сожалению, при всем этом где-то рядом всегда витает тьма. "Для чего бы не продать это благовоние за 300 динариев и не раздать нищим?" (Иоан. 12,5). Когда собрание начинает точно соответствовать замыслу Господа, всегда обнаруживается, что дьявол начеку в гораздо большей степени, чем вы можете себе вообразить. Впрочем, это вполне может быть комплиментом собранию, поскольку дьявол останавливает свой завистливый взгляд только на том, что удовлетворяет Божье сердце.
Так происходит всегда. Стоит у вас только начаться чему-то, что принесет удовлетворение Господу, как вы задолго до этого заметите зловещий призрак подкрадывающийся к вам, чтобы попытаться уничтожить это служение и рассеять это стремление к поклонению. Это даже является характерной чертой собрания, угодного Богу: завидуя тому, что может получить Господь, дьявол не упускает ничего из своего поля зрения и старается все обернуть в свою пользу. Что же представляет собой в действительности Церковь, как не собрание воздающих Господу Иисусу то, что Ему угодно? Это совершенно ясно. Однако от вечности дьявол сосредоточил все свои усилия на том, чтобы похищать у Господа Иисуса все, доставляющее Ему удовлетворение. Сатана будет делать это в собрании верующих, если это ему удастся, потому что собрание - именно тот канал, через который Господь Иисус получает то, что Ему дороже всего.

Выйти, чтобы вознестись

Последнее упоминание о Вифании мы находим в Евангелие от Луки 24,50-52: "И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему, и возвратились в Иерусалим с великою радостью".
Особо выделим три слова: "вывел их", "благословил их" и "стал возноситься". Выйти с Господом за пределы города под Его благословением и быть соединенным с Ним связью, уничтожающей расстояние между землей и небом. Говоря словами Павла, "Бог посадил нас одесную Себя на небесах" (Еф. 1,20).
Это и есть Вифания. Это и есть Церковь. Это то, что Господу хотелось бы видеть в жизни Своих детей и сегодня.
Вспомните еще раз все то, что представляет собой Вифания. Найдите время для размышления над этим так, чтобы Господь мог видеть в вас те качества, которые истинно отражают Его замысел.
И то, что мы делаем в личном плане, постараемся также делать и в нашей совместной духовной жизни. Пусть наши поместные Церкви станут также истинными Вифаниями, селениями в селениях, великими городами Божьими, небесным Иерусалимом.

(Проповедь, произнесенная на конференции.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий