Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

воскресенье, 14 сентября 2014 г.

«Неемия» - живое послание для Божьего народа современности Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
Впервые опубликовано в журнале "Свидетель и свидетельство", 1933, вып. с 11-4 по 11-6. Данная версия предоставлена церковью «Эммануил».
Часть 1. Обстоятельства последнего времени
Некоторое время назад Господь вложил мне в сердце послание, раскрытое в книге «Неемия», и, я верю, настал момент заново принести его Божьему народу. Уверен, оно может очень реально восполнить одну насущную нужду. Безусловно, мы живем в такое время, когда народ Господень нуждается в помощи в преодолении множества видов деятельности, с помощью которых враг намеревается увести их в сторону или же воспрепятствовать им попасть туда, где Господь может реализовать все желания Своего сердца в них и через них. Первая часть моего исследования охватывает некоторые общие принципы, закладывающие основания для остального материала.
Прежде всего, отмечу, что книга «Неемия» олицетворяет события последнего времени. Хочу поставить вас в известность, что она является последним фрагментом документированной истории перед Евангелием от Луки. Не знаю, насколько это вас впечатлило, но тот факт, что следующий фрагмент документированной истории в известном нам каноне Священного Писания — это Евангелие от Луки, безусловно, впечатляет. Таким образом, поскольку речь идет о ветхой эпохе, содержимое книги «Неемия» имеет отношение к событиям последнего времени. Она описывает Божьи свершения в завершающий период той эпохи, и, следовательно, дает нам прообраз того, как будут выглядеть Божьи действия в последнее время. Она показывает, что будет совершать Господь в последние дни.
Книгу «Неемия» также характеризует еще один аспект: она целиком и полностью взаимосвязана с пришествием Господа. Лука начинает повествование о Господе Иисусе с описания Его рождения, и мы видим Его в храме, в окружении тех немногих, кто олицетворяет остаток, перешедший из ветхой эпохи и принявшие свидетельство в новой. Действительно, свидетельство о приходе Господа Иисуса было высказано лишь совсем немногими: Симеоном, Анной и еще некоторыми, ищущими утешения для Израиля в лице Господа Христа. Мы видим их в Евангелии от Луки рядом с Господом. Поскольку это — следующий фрагмент истории после книги «Неемия», становится понятно, что эта книга взаимосвязана с Господним пришествием.
Сопоставив вместе эти два аспекта, вы закладываете основание для непреходящей значимости этой книги. Она говорит о событиях последнего времени, имеющих отношение к пришествию Господа.
А теперь перейдем непосредственно к самой книге «Неемия». В следующих нескольких обзорах мы уделим внимание ее так называемой типологии, т.е. типичным элементам и особенностям. Разумеется, мы рассмотрим ее во взаимосвязи с другой книгой: «Ездра», — поскольку они представляются собой одно целое. В еврейских Писаниях книга «Ездра» не отделена от книги «Неемия». Их считали взаимодополняющими. Как мы знаем, в книге «Ездра» в центре внимания находится Божий дом, а в книге «Неемия» — ограда, стена Иерусалима. Эти два элемента говорят нам о свидетельстве Господа здесь, на земле.
Божественный порядок: жертвенник, храм, стена
В книге «Ездра» мы видим заданную очередность событий. Первым из них является установка на положенном месте жертвенника — большого жертвенника: «И поставили жертвенник на основании его» (Ездра 3:3). Затем был сооружен Божий дом, а после него в течение некоторого периода времени восстановлена стена. Это трехэтапная очередность. Первым следует жертвенник, олицетворяющий Крест, как основу для всего совершаемого Богом, а затем — храм, олицетворяющий Церковь, как результат совершенного на Кресте. Кроме очередности, важно также учитывать характер этих элементов. В данном случае храм символизирует то, что направлено к Богу, предназначено для Него, и, по сути, в этом и есть его смысл. Стена же — это свидетельство для людей, предназначенное для мира. Такова очередность и характер составных элементов. Давайте еще раз кратко подытожим их смысл. Жертвенник — это Крест, основа для всего совершаемого Богом. Божий дом — это Церковь, как результат совершенного на Кресте, родившаяся, благодаря ему. По своему характеру, он предназначен для Бога, и именно в этом и заключается его смысл. Наконец, стена — это внешнее свидетельство о Кресте и о храме, предназначенное для людей и для мира.
Крест — фундаментальная победа
В дальнейшем вы не раз заметите, что Крест рассматривается здесь, как фундаментальное избавление от всех враждебных сил. Это не значит, что враждебных сил больше не существует или что они перестали доставлять неприятности. Они не были уничтожены Крестом и многократно проявляются впоследствии, но в Кресте присутствует один фактор, свидетельствующий о фундаментальном избавлении от враждебных сил. В книге «Ездра» 3:3 говорится о том, что жертвенник поставили на его основание, «так как они были в страхе от иноземных народов». Итак, на этот шаг их подтолкнул страх перед людьми. Другими словами, это означает или подразумевает, что Крест (т.е. жертвенник) был основанием их защиты, безопасности и избавления от окружающих враждебных народов. Крест — основание для избавления. Враждебные силы не перестанут доставлять неприятности; противодействие врага никуда не исчезнет; еще будет немало испытаний, давления и атак, но в Кресте есть нечто фундаментальное, говорящее о защите, безопасности и избавлении. Как сказал апостол, благодаря Кресту, Господь восторжествовал: «Отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою (на Кресте)» (Кол. 2:15). В Кресте вы обрели основание.
Храм — небесный порядок
Храм обнаруживает небесный порядок, установленный в Господнем народе. Он является результирующим делом Креста, его следствием, поскольку до тех пор, пока Крест не совершил свою работу, ничего небесного явлено быть не может. Послание к ефесянам изображает нас на небесах, где мы были оживотворены, воскрешены и посажены вместе со Христом, но оживотворить можно лишь тех, кто умер. Таким образом, Крест обеспечивает упразднение земного, человеческого порядка, и потому Божий дом, следующий за Крестом, олицетворяет небесный, а не человеческий порядок, установленный в Господнем народе.
Стена — внешнее свидетельство
Далее, стена олицетворяет свидетельство Господа — рубеж для этого мира и для тех, кто исповедует веру лишь на словах. Если бы меня попросили дать определение данному свидетельству, то я сказал бы, что его суть — в свидетельстве о воскресении. Эти стены были «воскрешены». Они говорят о том, что восстало из руин, распада и смерти и было воссоздано. Однако они явно взаимосвязаны с небесами, и в первую очередь олицетворяют такую характеристику, как отличительность. Эта отличительность свидетельства заключается в факте восстановления из праха, в факте воскресения. Между тем, что воскресло, и тем, что мертво и чего больше нет, существует огромная разница. Свидетельство о жизни и природе воскресения — это нечто очень заметное, поэтому стена олицетворяет отличительность свидетельства, которое характеризуется тем, что восстало из праха, тем, что исходит с небес.
Теперь, когда сказано все, что обобщенно можно отнести к введению, мы можем приступить к более обстоятельному изучению книги «Неемия». В качестве первого вопроса для рассмотрения мы возьмем обстоятельства, окружавшие приход Неемии в Иерусалим. Затем мы проследим за самим Неемией, как за сосудом восстановления, а после этого — собственно за процессом восстановления.
Впрочем, думаю, мы не станем слишком углубляться, ограничившись лишь общим обзором «объективной реальности». Я уверен, что каждая ее характеристика уже сама по себе станет серьезным вызовом для наших сердец и для нашего времени.
В скобках хотел бы добавить, что я ни на мгновение не стремлюсь к простому накоплению истины или библейского материала ради какой-то проповеди или темы. Тем не менее, в эти последние времена Господь воистину способен достигать Свои цели, и, когда мы обсуждаем подобные вопросы, Святой Дух может донести их до нашего сознания в соответствии со Своим собственным замыслом.
Объективная реальность
Итак, возвращаемся к книге «Неемия». Когда вы читаете ее, отмечая для себя особенности обстоятельств, сопровождавших период Неемии, вы обнаруживаете, что состояние дел тогда было крайне плачевным. Прежде всего, явное свидетельство Божьего дома лежало в руинах. Вновь восстали и пробудились силы, противившиеся Ездре. То прекрасное движение, которое описано в книге «Ездра», то восстановление истины в отношении Божьего дома, когда было отброшено все, что противоречит этому свидетельству и этому дому, рухнуло, и опять подняли голову былые беды. Свидетельство пребывало в ослабленном и неэффективном состоянии.
Читая книгу «Неемия» сразу же после истории Ездры, когда в памяти еще свежи все дела последнего, изумляет и поражает тот факт, что во дни Неемии никто не осознавал наличие упадка. Он обнаружился только в тот момент, когда на сцене появился Неемия, желающий совершить что-то в соответствии с Божьим замыслом. И так происходит всегда. Вы никогда не знаете, что исходит от лукавого и что противоречит Божьей воле, до тех пор, пока искренне не беретесь за осуществление какой-нибудь цели для Бога, — и тогда вы обнаруживаете то, в существование чего раньше просто не поверили бы. Подобные вещи бесшумны. Они скрыты и происходят тихо, захватывая и удерживая жизнь людей, разрушая свидетельство Господа. Они проявляются в жизни и делах только в тот момент, когда в такой среде возникает какой-то положительный замысел для Бога.
Угнетение
Взгляните на некоторые из этих вещей. Многие из народа Господня (с исторической точки зрения, в данном случае правильно сказать: «Евреев») были проданы в рабство среди собственных братьев. Господни люди торговали друг другом, стремились получить для себя благо и выгоду за счет своих братьев, наживали себе состояние посредством унижения и упадка их братьев, и я совершенно не уверен, что не существует духовного аналога этому. Не знаю, что делали бы некоторые люди, если бы у них не было тех, кем они могли бы помыкать, и они не имели бы возможности превращать в свои личные блага и заслуги даже Божье наследие. Это проявляется как в самых простых, так и в крайних формах. Среди простых форм можно назвать нечестивый, отвратительный критицизм внутри Господня народа, который, по большому счету, подразумевает только одно: мы лучше других. Таким образом мы повышаем свою самооценку. Мне интересно: у кого из нас критицизм по отношению к другим не движим этим тайным мотивом?
О, это вечное, неизменное «но», которое всегда служит для нас оговоркой! «Знаете, они любят Господа, но…». «Они очень ревностны по Господу, но…». «В них так много хорошего, но…». И это «но» возвышается тенью над всем добрым, сводя его на нет.
Для многих из нас, прибегающих к этому «но», стимулом является наше высокомерие в суждениях и гордость. Другими словами, мы зачастую взбираемся на вершину, представляя других малозначимыми, и обретаем (или пытаемся обрести) признание, высокое положение, влиятельность с помощью этой формы гордости, наносящей серьезный вред Божьим детям. Такова простая иллюстрация духовного угнетения других.
Вся сила наставлений Нового Завета направлена в другом направлении. Внимание акцентируется на том, что мы должны ставить других выше себя, что мы всегда должны считать других лучше себя. Это противоположное направление. Это что-то очень трудное для плоти, и вы видите, почему мы должны подчеркивать тот факт, что первому надлежит прийти Кресту. Если мы хотим сохранить в Божьем доме всю полноту и ясность свидетельства о небесном, то прежде Крест должен проникнуть прямо к корню этой гордости, этого высокомерия, этой едва уловимой самонадеянности, самоутверждения, этого «смиренного» (?) критицизма, который, по большому счету, лежит в самой сущности гордости. Гордость может проявляться (и, несомненно, проявляется) и многими другими способами, например, в господстве над Божьим наследием или в завладении высоким положением и его утверждении с помощью предоставляемых служением привилегий и возможностей.
Сформулируем это иначе, с точки зрения Нового Завета. Ученики до того, как они крестились Святым Духом, были людьми, всегда искавшими возможности возвыситься над своими братьями и получить преимущество над другими, оказаться на первом месте. Господу Иисусу пришлось сказать им суровые слова: «Я посреди вас, как тот, кто служит», «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить…». Это дух Креста. Думаю, сейчас вы уже видите, что, несомненно, существует духовная аналогия ситуации, сложившейся во времена Неемии, когда другие наживаются на наших доходах, и мы ради собственной выгоды в духовном смысле продаем наших братьев в рабство. Если пожелаете, можете развить эту мысль дальше.
Банкротство
Еще один вывод, который можно сделать из книги «Неемия», заключается в том, что многие из Господня народа, евреев, были банкротами — отчасти, из-за закладных, или потому, что они продавали своих сыновей и дочерей в рабство. Можно сказать, что они не жили на собственном обеспечении. Их довели до нищеты, у них не было собственных ресурсов. Как следствие, у них не осталось достоинства и чести. Это был народ должников.
Для такой ситуации также существует духовная аналогия. Я хочу спросить, возлюбленные: насколько это сегодня применимо лично к нам и ко многим другим в народе Господнем? Живут ли они на собственном обеспечении? Не оказались ли бы они банкротами после подведения баланса? Сформулирую это проще. Кто из нас осознает в себе богатства Христовы? И кто из нас находится в том ошибочном положении, когда он вынужден жить за счет богатств других людей? Объясню, что я имею в виду. Если бы нас лишить всех внешних аспектов духовной помощи: собраний и общения, — если бы всего этого у нас вдруг не стало, то сколько из нас обнаружили бы, что живут на собственном обеспечении, то есть, по большому счету, абсолютно не зависят от подобных вещей? Хотя мы можем наслаждаться ими, извлекать из них пользу, благодарить за них Бога, наша жизнь определяется не внешними вещами, а нашим личным познанием ценности Господа. В таком случае, даже если нас лишить всего внешнего, мы остаемся «платежеспособными», мы можем встать и сказать: «Да, но вы не можете забрать мое наследие. У меня есть наследие во Христе, не зависящее от собраний, конференций, проповедей или чего угодно внешнего, и это — моя личная внутренняя жизнь с Господом. Я знаю Его».
В последнее время, возлюбленные, может случиться так, что Господь призовет многих из Своего народа столкнуться с подобными ситуациями, чтобы они сами обнаружили, увидели это. Я совершенно уверен, что в последнее время Господь потребует, чтобы каждое Его дитя знало Его лично, внутренне для полного «самообеспечения» и удовлетворенности во Христе. И тогда, даже если внешнее исчезнет, рухнет или разочарует, мы обретаем для себя полноту во Христе.
«Платежеспособны» ли вы? Или же вы живете «по закладным»? Живете ли вы всецело за счет того, что вам должны давать другие люди? Таковы ли ваши «средства к существованию»? Или же вы живете за счет того, что получаете от Господа? Если это так, если у вас есть что-либо свое, то у вас будет и что-то, что можно отдать, и вы не находитесь в состоянии попрошайничества, нищеты, как евреи во времена Неемии. Я так рад, что Неемия выкупил тех, кто был продан в рабство, чтобы они опять смогли жить на собственном обеспечении. Я так рад, что Неемия положил конец этому бизнесу, когда люди брали ссуды под залог и продавали своих детей для поддержания своей жизни. Он позаботился о том, чтобы каждый человек мог стоять перед Богом на собственных ногах и самостоятельно платить по счетам. Для народа Господня это — важное духовное размышление, олицетворяющее движение последнего времени, потому что мы слишком долго жили, опираясь на одни лишь внешние проявления благодати, и слишком мало — опираясь на то, чем для нас является Сам Господь.
Дом Божий осквернен
Кроме того, язычниками был осквернен храм, который использовали для светских целей. Думаю, в этом вряд ли была необходимость, но эти два аспекта всегда идут вместе. Когда те, кто не происходят от чистой крови, обретенной через личное рождение свыше (в данном смысле — язычники, не являющиеся возрожденными Божьими детьми), входят в Божий дом и смешиваются с Господним народом, очень скоро вы обнаруживаете, что Дом Господень повернут в направлении интересов и способов применения, всецело противоречащих замыслам Господа. Храм опустили на землю. Божий дом превратили во что-то земное, оторванное от своего корня. Враг всегда пытается сделать это. Это его неизменная стратегия: внедрять в Божий народ тех, кто на самом деле не рожден свыше, кто притворяется и злоупотребляет доверием, кто приходит, как народ Господень, но на самом деле таковым не является. Проблема их присутствия в том, чтобы внедрить в Божий дом мирские суждения, мирские методы, человеческие пути, человеческие мысли и тем самым стащить его на более низкий, плотской уровень жизни. Это излюбленный ход дьявола, который он предпринимает постоянно и, очень часто, успешно. Безусловно, мы видим это сегодня, как повсеместное явление. Вам даже не надо говорить об этом. Мы видим все это вокруг себя.
Но Неемия, как прообраз Божьего движения последнего времени, положил этому конец. Он очистил Божий дом от язычников и проследил за тем, чтобы его обслуживали в соответствии с Божьим замыслом, а человеческие замыслы и идеи были исключены. Я уверен, что никто из вас не думает, что я говорю о Божьем доме в каком-то материальном смысле — как о церковных зданиях и местах проведения собраний. Конечно, такая трактовка также возможна, но я размышляю о Божьем народе, призванном быть для Него небесным народом. Именно в него враг постоянно пытается внедрить плотские принципы, естественные дела и усилия, чтобы лишить свидетельство небесных качеств, превратив его во что-то земное, управляемое людьми. Неемия не мог с таким мириться. Он противостал, и потому олицетворяет Божьи дела, которые будут совершаться в последние времена.
Нарушалась суббота
Далее, евреи пренебрегали субботой. Суббота утратила свою значимость, ею пренебрегали, ее отвергали, на нее не обращали внимания, ее игнорировали. Согласитесь данный факт — в высшей степени экстраординарный, учитывая, что все это происходило после периода Ездры. Сразу же поспешу заметить, что мы сейчас размышляем не об особом дне, а о его духовном, новозаветном эквиваленте. Мы по-прежнему благодарим Бога за субботний день, как за момент земного времени, и могли бы крепко держаться за него и не соглашаться оставить его, но мы были подняты в нашем понимании этого дня на гораздо более высокий уровень. Нам было дано увидеть, что суббота — это исторический прообраз завершения Божьих дел, когда Он входит в Свой покой в Господе Иисусе. Суббота говорит о полном совершении всего Божьего труда в личности Его Сына. Стоит только отвергнуть Божью работу во Христе, не обращать на нее внимания, игнорировать ее — и вы лишились покоя, вы лишились мира; вы по-прежнему бродите по кругу в пустыне; вы все еще в мире несовершенства и незавершенности; вам так и не удалось закрепиться на основании, на котором провозглашено слово: «Свершилось!».
В той душе, которая по достоинству оценивает духовную значимость завершенного труда Христова, царит мир. Она вошла в Божий покой. Она избавлена от тирании дьявола, который всегда стремится принести обвинение и осуждение вопреки тому факту, что завершенный труд Христа говорит о том, что осуждения больше нет. Все это беспокойство, лихорадочная интроспекция, самоанализ, ограждение самого себя, постоянное отсутствие покоя, уравновешенности, уверенности, определенности в чем-либо — все это последствия пренебрежения субботой. Для нас суббота — это Личность, а не день, и потому каждый день должен быть для нас, как субботний. Я уверен, что именно в этом заключается глубочайший смысл прекрасных слов, которые все мы цитируем, как фрагмент Писания: «Радость пред Господом — подкрепление для вас».
Что является радостью Господа? «Бог… почил от всех дел Своих…»; «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма». Это слово «все» подразумевает Христа во всей полноте свершенного Им на Кресте. Бог взглянул на новое творение во Христе и сказал: «Хорошо». «Радость пред Господом — подкрепление для вас». Во Христе мы обретаем то, что окончательно удовлетворяет Бога. Начните пренебрегать этим, не обращайте на это внимания — и вы лишитесь своего субботнего покоя, покоя вашего сердца. Именно так обстояли дела, но Неемия вернул соблюдение субботы. Движение последнего времени характеризуется восстановлением понимания окончательности совершенного Христом, полноты удовлетворенности Отца Его трудом, и Божий народ возвращается к этому пониманию. О, возлюбленные, его важность невозможно переоценить, потому что именно против него со всей решимостью воюет враг.
Я вижу, что для последнего времени характерны два аспекта, и вот, в чем их суть. С одной стороны, враг пытается лишить Божий народ их покоя, уверенности, мира, определенности и спокойствия. Он окружает их сомнениями, страхами и опасениями, чтобы выбить у них из-под ног почву уверенности. В последние времена подобные действия обвинителя братьев будут принимать все более активную форму. С другой стороны, Бог будет возвращать понимание полноты и завершенности совершенного Им во Христе, вводить Свой народ в их субботний покой, направлять их сердца к Нему, говоря: «Это Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение. Вы приняты в Нем. Я удовлетворен». Все — в Нем. Верните это свидетельство о Господе Иисусе — и вы получите потрясающий фактор противодействия врагу в последние времена. В данном смысле, учреждение субботы является важной частью служения «Неемии» — как человека и как обобщенного инструмента восстановления в последние времена.
Смешение и утраченная отличительность
Далее, мы в очередной раз видим, как многие из Господня народа брали себе чужеземных жен, утрачивая в результате свою отличительность. Неемия, в соблюдение божественного принципа, разрушил подобные союзы и заставил согрешивших таким образом вернуть жен в их дома и страны. Духовная аналогия не заключается в том, что мы должны покинуть необращенных мужей или жен, или пренебрегать ими, хотя, боюсь, многие именно так и поступают. Из-за того, что муж или жена не обладает тем, что исходит от Господа, не имеет в сердце Господних интересов, они постоянно пропадают на собраниях, оставляя супругов самих. Не попадайтесь в эту ловушку. Духовная аналогия заключается совсем в другом. Эти жены в Ветхом Завете всегда олицетворяют определенные принципы. Как мы знаем, женщины на протяжении всей Библии — это прообразы неких принципов, и в данном случае они олицетворяют союз и взаимоотношения, слияние с принципами, чуждыми всему тому, что исходит от Бога. Любая добровольная связь с этими принципами разрушает ту духовную отличительность, которая должна характеризовать Господень народ.
Это охватывает очень широкий диапазон понятий, включающий в себя бесчисленное число аспектов, но, по сути, мы имеем дело со всеобъемлющим практическим пониманием. Мы видим здесь некий элемент, особенность, принцип, закон, противоречащий явленной Божьей воле. Он чужд и враждебен замыслам Господа, Божьему Слову, путям Духа. Здесь налицо добровольная связь с ним, согласие допустить его общность с собой. В результате такого образа действий возникает потомство, представляющее собой помесь — смешение Божьего и вражеского. Если же Бог и питает отвращение к чему-либо, то, как показано в Божьем Слове, — это, в первую очередь, смешение.
Бог неизменно против смешения. У Бога окончательно, полностью, абсолютно, четко определено только то, что исходит всецело от Него, и эта стена Неемии олицетворяет ориентир, разделяющий то, что исходит всецело от Бога, и то, что не от Бога. Вопрос не в существовании различных оттенков и степеней того, что не исходит от Бога, а в том, чтобы с высочайшей точностью показать, что не исходит от Бога. Все, что находится внутри стены, — это от Бога до мельчайших деталей, и там нет места ничему, не исходящему от Бога. Таким образом, эти жены подлежали изгнанию из этой земли. Их должны были отправить восвояси. Здесь мы видим духовный принцип. Бог против смешения. Внутри же народа Господня смешения ужасающе много.
«Загородные» христиане
Пожалуй, следует упомянуть еще о двух аспектах. Большинство людей, о которых идет речь в книге «Неемия», жили за пределами Иерусалима, в пригородах. В распоряжении Неемии в Иерусалиме не оказалось достаточного числа работников. Ему пришлось упрашивать, подбадривать и убеждать других, чтобы они пошли и привели остальных. Этот момент очень прост с точки зрения его духовного толкования, и в то же время очень важен. Среди Божьего народа много тех, кто живет в духовных пригородах, кто не находится прямо внутри Его свидетельства. Возможно, они совсем рядом, но они — за пределами точно так же, как и те, кто оказался на большом отдалении. Они могли бы указать на самые разнообразные «причины» — назовем их так. Кто-то сказал бы, что не хочет выделяться, что не хочет выглядеть неуравновешенным, что хочет поддерживать во всем баланс. Да, они выдвинули бы всевозможные причины (?). Это может быть предубеждение, подозрительность, желание оградить себя от опасностей, страх или нежелание платить цену. Возможно, если бы они вошли в город и начали помогать Неемии, то на них начали бы косо смотреть Санаваллат и Товия. Может быть, они не совсем уверены в успехе предприятия. Они желают понаблюдать за тем, как все сложится, и в случае благоприятных обстоятельств, когда они увидят, что могут стать на прочное основание, они рискнут! Но твердое основание не оставляет места для риска, и потому в их решении нет ни героизма, ни причин для уважения.

Думаю, вы понимаете, что я имею в виду. Когда Господь совершает что-то новое, стремясь к тому, чтобы в Его совершенном свидетельстве не было ничего, кроме исходящего всецело от Него, с небес, когда нет места человеческой плоти и природе, и присутствует только то, что исходит от Господа, это подразумевает цену, потерю благосклонности, потерю друзей. Это подразумевает непонимание и клевету, критику и осуждение в крайностях, обособлении и желании отличаться от всех остальных. Все это будет. Правда? И что же из этого следует? Вы должны ответить на вопрос: будете ли вы всецело с Богом или же останетесь в пригороде? Неемия побуждал, убеждал, умолял, ободрял, добивался, призывал, и, благословен Бог, он получил отклик, соответствующий нужде. Теперь и нам остается решить в своих сердцах: где мы находимся: на окраинах, в предместье, на границе, или же внутри стен, — и понести ответственность за последствия пребывания в таком положении. Мы должны решить этот вопрос прямо сейчас, не откладывая на потом.

Некоторым из нас уже пришлось сделать это. Мы увидели, что это подразумевает, и какой будет цена. По крайней мере, мы увидели многие из неизбежных практических последствий следования этим курсом вместе с Богом. Да, но нам пришлось ответить на следующий вопрос: «От Господа ли этот путь?». Если да, то уход с него не смог бы долго оправдывать себя. Чем бы мы в настоящее время ни обладали, рано или поздно мы это потеряем.

Разумеется, мы не должны оценивать жизнь на самом низком уровне приобретений и потерь, но, по большому счету, это вопрос о том, для кого мы живем: для Господа или для самих себя? Для Господа или для других людей? Весь вопрос в том, чего желает Господь. Да, нам, возможно, придется заплатить цену. Для нас это может многого стоить. Это может подразумевать потерю общения во многих направлениях и лишение благосклонности. Возможно, мы подвергаем себя ужасной неприязни и враждебности со стороны недругов, но что мы можем сделать? Мы должны двигаться вперед с Богом. Все ли мы уже достигли этого? Подобные вещи глубоко затрагивают наши сердца, не так ли?
Препятствия со стороны правителей
В завершение отметим, что все эти аспекты, перечисленные нами, как заблуждения и зло, с которыми столкнулся Неемия и которые существовали, но их не замечали до тех пор, пока он не появился на сцене, — все это поощрялось важными, влиятельными представителями правящего класса: священниками и знатью. К ним был причастен даже сам первосвященник, но Неемия прямо противостал всему этому. Что ж, в жизни все именно так и обстоит. Приняв решение двигаться вперед только с Господом, мы встречаем противление со стороны правящего элемента. Мы встречаемся с влиятельной силой, мы напрямую противостоим тем, кто занимает высокое положение и высокие посты, и очень часто обнаруживаем, что даже те, кто официально считаются и признаются уполномоченными для достижения высочайших Божьих интересов (например, первосвященником), не расположены всецело следовать Божьему совету, Божьему замыслу. Более того, они оправдывают то, что полностью противоречит полному Божьему свидетельству . Действительно, так и есть. Некоторые из вас уже убедились в этом или им предстоит узнать это, когда они примут решение двигаться вперед вместе с Господом.

Но Неемия, встретив все это, проявил смелость. Он сказал: «И я сделал выговор знатнейшим». Он не пресмыкался перед влиятельными особами, не кланялся правящим элементам. Он бросил вызов представителям знати. Неемия знал, что является человеком с божественными полномочиями, и это давало ему духовное, а не просто естественное достоинство перед другими людьми. Стоя на своем данном Богом основании, чтобы исполнить свое данное Богом служение, он знал, что Бог стоит рядом с ним.

Мы увидим, что на заднем плане присутствовали и другие факторы, сделавшие из Неемии того, кем он был, но суть заключалась в его позиции. Как чудесно знать, что ты в Божьем замысле! Ты обретаешь огромную уверенность, когда знаешь, что задействован в Божьем деле, что ты не был инициатором того, в чем находишься, что это пришло с небес. В духовном смысле, ты вошел в это с небес, это исходит от Бога. Ты оказываешься в позиции морального и духовного главенства, и это дает тебе достоинство, превосходящее достоинство тех, у кого оно всего лишь должностное, а не духовное.

Итак, по мере изучения книги «Неемия» вы применили написанное к себе, и теперь нам необходимо вернуться назад и более полно рассмотреть этот инструмент восстановления и использованный им метод. Я очень надеюсь, что Господь даст вам способность увидеть, что мы находимся в последнем времени, связанном с пришествием Господа, и что задачей для него является свидетельство об отличительности, которая заключается в жизни и силе воскресения, — о том, что всецело исходит от Бога, и не содержит в себе ничего человеческого. Данное свидетельство настоятельно требует разобраться с тем, что ему противоречит, и избавиться от этого.

Часть 2. Характер Господнего сосуда восстановления
Фрагмент для чтения: Исайя 58:6-14.
Мы переходим ко второму пункту и поговорим о сосуде восстановления, поскольку труд Неемии олицетворяет восстановление полного и завершенного свидетельства в соответствии с Божьим замыслом — особенно восстановление Божьего свидетельства, направленного к этому миру и к людям.
Символическое значение Неемии и Ездры
Обобщенно повторим сказанное ранее. В Ездре и Неемии мы видим Божье свидетельство о Его Сыне Иисусе Христе, и оно имеет три аспекта: свидетельство о Кресте, представленное жертвенником; свидетельство о Церкви, представленное храмом; и свидетельство этому миру, народам, роду человеческому, представленное стеной. Таким образом, Христос в центре и Христос вокруг. Здесь мы видим полноту Христа, от центра и до периметра или, если говорить конкретно, до стены. Это свидетельство дает определение того, что исходит от Христа, и что от Него не исходит; что сообразуется с Божьим Сыном, и что с Ним не сообразуется, поскольку стена — это граница, линия, отделяющая то, что заключено внутри свидетельства об Иисусе, от того, что находится за его пределами. Таковы общие замечания, призванные помочь вам понять смысл книги «Неемия» в целом.
Неемия, как человек
Сказав все это, мы подошли ко второму фактору сосуда восстановления: Неемии, как человеку. Вы, конечно же, помните о том, что он является прообразом. Совершенное Неемией в его дни — это именно то, что Бог стремится получить в конце этого века, — и не в одном отдельно взятом человеке (хотя в этом смысле будет какое-то отдельное служение), но, скорее, в некоем коллективном инструменте, сообществе, с помощью которого Господь восстановит полное свидетельство о Своем Сыне. Таким образом, сказанное о Неемии применимо к аналогичным инструментам в любой эпохе, когда Господь вводит их в действие ради достижения Своих целей.
Важно и полезно понимать отличия между двумя людьми, олицетворяющими данное Божье движение: Ездрой и Неемией, — и такие отличия действительно существовали. Думаю, мы могли бы описать их примерно так: Ездра по характеру был, скорее, священником, а Неемия больше демонстрировал качества пророка. Если вы позволите своему разуму углубиться в Слово в отношении этих двух взаимосвязей, то поймете, что я имею в виду. Ездра по сравнению с Неемией был более тихим и, пожалуй, более спокойным. Можно сказать, что он был более мягким человеком, чем Неемия.
Духовная энергия
Неемия был более жестким. Это был человек действия — быстрого и энергичного. Ездра же был более склонен к размышлениям, хотя нельзя сказать, что он не был человеком действия. Тем не менее, если бы требовалось провести различие между этими двумя людьми, то Неемия по сравнению с Ездрой был, скорее, человеком действия, чем размышлений.
По отношению к Господню народу Неемия был добрым и внимательным; радушным и ободряющим. Он всегда старался быть полезным. Но в том, что касается Божьих интересов и духовных принципов, а также — врагов этих интересов и принципов, он был бескомпромиссным; усердным и ревностным; строгим и быстрым. Его было невозможно перехитрить. Мы упомянули об этом потому, что это указывает на некий божественный аспект. Для различных граней Божьего замысла требуются различные типы людей. Определенные качества соответствуют определенным моментам в процессе Божьих свершений.
Для Ездры необходимость стать строителем и декоратором храма требовала спокойствия, поэтому мы видим в нем некую, скажем так, пассивность — любовь, которая созидает. Но когда затрагивается вопрос о чуждых, враждебных, смешанных и вредных элементах, вторгающихся в Божий удел, и о необходимости принести Божье свидетельство в атмосферу разрухи и дурной славы; когда приходится столкнуться с силами, ополчающимися против имени Господа и Его славы, вы переходите от первой главы Послания к ефесянам к последней главе этого же послания. Вы делаете шаг от созидающей любви к войне в поднебесье, и у вас развиваются другие качества. Характер Неемии как нельзя лучше соответствовал именно такому этапу.
Как видим, преследуя Свои интересы в день, когда силы зла ополчаются против этих интересов и этого свидетельства, Господь должен развивать в Своем инструменте воинственные элементы и характеристики. Именно поэтому Неемия не был таким же мягким человеком, как Ездра. Это лежит на поверхности, это совершенно очевидно, и это опять акцентирует наше внимание на том, что необходимо Господу в конце времен, когда нам особенно яростно противостоят силы, чуждые Господним интересам. Эти силы стараются свести на нет, перечеркнуть Его свидетельство, внести в него разруху, и они уже достигли определенного влияния, как мы увидели в тех девяти аспектах, о которых говорили ранее. Поэтому Неемия именно таков. В такие дни без решительности и прямоты никак не обойтись.
Мягкость, приходящая под именем любви, может причинить немало вреда свидетельству. Она позволяет многим вещам, явно вредящим Господнему свидетельству, пребывать тайно, под покровом, окутывая их тем, что мы называем любовью и снисходительностью, в тот момент, когда необходим Неемия, чтобы изгнать их прочь. В отношении одного из согрешивших он говорит: «Я прогнал его от себя». Как некоторые из вас помнят, Неемия сделал даже больше этого. Ездра и Неемия не обязательно должны олицетворять различные периоды времени — только лишь разные этапы ответственности в отношении Господних интересов.
Сердечное бремя
Заглянув поглубже в сердце Неемии, мы обнаруживаем, что он был человеком с огромным сердечным бременем. Он носил в своем сердце интересы Господа и Его свидетельство, и это было для него очень тяжелым грузом. Брат Неемии, Ханани, пришел к нему в его далекую ссылку и сообщил о положении дел в Иерусалиме. Именно с этого начинается книга, и Неемия сам рассказывает нам о том, как на него повлияло услышанное: «Услышав эти слова, я сел и заплакал, и печален был несколько дней, и постился и молился пред Богом небесным». Это огромное сердечное бремя, которое прежде всего родилось в присутствии Самого Бога.
Затем, Неемия вынес это бремя из Божьего присутствия, и для всех стало очевидно, что этот человек чем-то обеспокоен. Вопреки самому себе; вопреки тому, что от него ожидалось; вопреки тому, что считалось неэтичным перед людьми, его сердечное бремя выдало себя. «Я был виночерпием у царя… И я взял вино и подал царю, и, казалось, не был печален перед ним. Но царь сказал мне: ‘Отчего лице у тебя печально; ты не болен, этого нет, а верно печаль на сердце?’. Я сильно испугался и сказал царю: ‘Да живет царь во веки! Как не быть печальным лицу моему, когда город, дом гробов отцов моих, в запустении, и ворота его сожжены огнем!’» (Неем. 1:11; 2:1-3). Этого достаточно, чтобы показать нам следующий аспект природы и состояния сосуда, пригодного для употребления Господом в восстановлении Его полного свидетельства, свидетельства о Его Сыне. На сердце этого сосуда, этого инструмента воистину лежит очень тяжелый груз из-за состояния дел, явно противоречащего Божьему замыслу, и этот инструмент именно таким и должен быть. Нам показано, какого сорта было это бремя Неемии.
Одно дело, возлюбленные, когда мы проникаемся какой-то общественной проблемой и затем начинаем поднимать о ней шум среди людей, рекламировать и демонстрировать ее, делать ее достоянием общественности, произнося речи, прилагая усилия и проводя организационную работу. Мы присоединяемся к какому-то делу или же присоединяем какое-то дело к себе, а затем пытаемся сделать из него грандиозное предприятие, хотя оно может содержать всевозможные элементы, совершенно несоответствующие тому, что является важным и необходимым с точки зрения Господа. Одно дело подходить к какой-то ситуации извне, подключаясь к ней, разбираясь с ней, превращая ее в свой труд для общества или для своих жизненных интересов, и совершенно другое дело, когда Господь скрытно от других влагает в наши сердца почти невыносимое, нестерпимое бремя, которое является Его собственным сердечным бременем. Для нас это прежде всего выражается в том, что мы втайне от всех приносим свое бремя в Божье присутствие, изливая свои сердца в глубокой, наполненной скорбью молитве. Относиться к Господним интересам подобным образом — это совсем другое дело.
Существует немало людей, которых вы могли бы заинтересовать в том или ином начинании, и которых вы могли бы привлечь для выполнения какой-то части работы там, где требуется помощь. Однако иметь духовное общение с Богом, в результате которого Он влагает в вашу душу Свое мучительное желание, — это совершенно другое дело. Отличие заключается в том, что в первом случае процесс в какой-то мере объективен. Мы приходим, проявляем интерес к какому-то делу и принимаемся за него, но оно обособлено от нас. Оно является объектом нашей заинтересованности, нашей энергии, наших ресурсов, но в определенной мере оно для нас объективно. Это часть какой-то работы, движения, свидетельства (если применить это слово в формальном значении).
Но совсем другое дело, когда мы принимаем ответственность пред Господом. Вы обратили внимание на слово «мы» в главе 1, стихе 6? Неемия является частью этого дела, и оно является частью его самого. Заметьте, что он снова и снова, говоря об этом вопросе, использует слово «мы». Неемия обособлен от совокупности обстоятельств, то есть, он не согласился с существующим положением дел. Он не ответственен за такое положение; он отвергает его и ни на мгновение не соглашается с ним, и все же Неемия вовлечен в эту ситуацию, словно он ответственен за нее, как будто Бог взвалил на него вину за нее. Он настолько близко принял все это к сердцу, что просто не мог оставаться в стороне. Неемия видел себя единым с этой ситуацией. Она была его личным бременем, и он взял на свои плечи груз ответственности за нее пред Богом в ходатайственной молитве. Это было его внутреннее состояние. Даже если бы этот человек был персонально ответственен за разрушение Иерусалима, падение стен и ужасное моральное состояние Божьего народа; если бы именно он привел ко всему этому, то и тогда он не смог бы принять это к сердцу более близко. Неемия ведет себя, как тот, кто признан ответственным во всем случившемся.
Не профессия, а страсть
Мы еще поговорим об этом попозже, но на данный момент нам достаточно видеть, какого рода сосуд необходим Господу для реализации Его замыслов. Ему не нужны «работники», которые принялись бы за Его дело. Ему нужны глубоко неравнодушные люди, сопереживающие вместе с Ним о Его духовных интересах. Господь хочет видеть не сотрудников, а сыновей. Он нуждается не в экспертах, а в страстных людях, сердца которых настолько четко видят всю ситуацию, что это склоняет их в скорби пред Богом. Они настолько отождествляют себя с проблемой, что она становится их личной проблемой пред Богом. Это их беда. Это не просто умственное восприятие учения или истины, а сердечное бремя, отчаянная печаль ради Господа из-за духовного состояния дел внутри Его народа.
Переживаем ли мы что-либо подобное? Движимы ли мы подобными мотивами? Пребываем ли мы в чем-нибудь похожем? Принимаемся ли мы за труд для Господа, просто присоединяясь к какому-то делу, или же носим в себе бремя самого Бога, скорбя в своей душе? Истощает ли эта проблема нашу жизнь? Проливаем ли мы за нее свою кровь? Платим ли мы за нее максимальную цену, будучи не в состоянии заниматься чем-либо другим? Готовы ли мы без вопросов уступить, отказаться от чего-то своего? В конечном итоге Бог должен достичь чего-то подобного ради Своих намерений, и, думаю, если бы мы больше ничего не сказали, то уже это одно стало бы серьезным вызовом для наших сердец.
О, давайте же покончим со всеми этими идеями о том, чтобы что-то организовать, что-то провести, что-то привести в движение. Давайте увидим, что Бог рождает подобные вещи из скорби. Он крестит душу в муках, набрасывая на какого-то одного человека или на небольшую группу мантию Своего собственного ужасного разочарования, неудовлетворенности и печали о тех духовных проблемах, которые Он видит внутри Своего народа.
Именно так созидает Бог. Люди делают это иначе, но Бог всегда поступал именно так. Его инструменту это каждый раз стоит жизни. Это не обязательно подразумевает, что инструмент внезапно умирает или даже принимает мученическую смерть, но это стоит ему жизни. Пребываем ли мы в чем-либо подобном?
Таков Неемия. Мы заглядываем во внутреннюю тайную историю этой ситуации. Все это происходило пред Богом, а не перед людьми. Да спасет нас Господь от того, чтобы мы выглядели хорошо перед людьми, но не настолько хорошо — перед Ним. Пусть все, что совершается перед людьми, исходит из того, каковы мы пред Богом. Для нас: для вас и для меня, — это может потребовать определенных усилий, и мы должны просить Господа о том, чтобы наша тайная жизнь с Ним в подобных вопросах находилась в согласии со всеми нашими публичными служениями и внешней деятельностью. Если чаши весов склоняются в сторону публичности, к людям, то мы будем слабы и подвержены неудачам. Сила и эффективность соответствуют мере нашей тайной истории с Богом. Именно из этого тайного места Неемия вынес свое сердечное бремя, проявившееся перед людьми, но люди не были его первоисточником. Думаю, он был бы рад скрыть это бремя, потому что осознав, что оно обнаружено, он испугался, что выдал себя. Наверное, это случилось непроизвольно, и, вне всякого сомнения, неожиданно для него.
Тем не менее, проявление этого бремени, когда оно носит такой характер, выглядит уместно. Люди, глядя со стороны, могут обратить на нас внимание и сказать: «Это совсем не притворство. Это не просто что-то профессиональное, не какая-то привычка, не проявление интереса к чему-то. Для них это явно — вопрос жизни и смерти, волнующий их до глубины души». Люди действительно способны распознать, так это или нет. Они знают лучше, чем мы думаем: искренни мы или притворяемся, говорим ли мы по написанному или от сердца, является ли наша обеспокоенность приобретенной или рожденной в муках.
Сейчас я обращаюсь к тем братьям и сестрам, служение которых совершается более публичным образом. Позвольте устремить вас к тому, чтобы ваше сердце всегда было глубоко утверждено в том, что вы говорите публично, с учетом личного опыта. Да, это будет вам чего-то стоить. Это подразумевает скорбь, печаль сердца и необходимость платить цену, но, возлюбленные, таков путь духовной плодоносности и эффективности. Только так Господь сможет сделать вас Своим глашатаем, доносящим Его послание, то есть, подтверждать людям истинность того, о чем вы говорите. Тогда люди смогут сказать: «Да, это не что-то, что они прочитали, выучили или подготовили. Они пережили это в своей жизни, и им это чего-то стоило». За это придется заплатить цену, но таков путь эффективности и плодоносного служения.
То, что касается публичного служения, справедливо и для любого другого инструмента, которым Господь пользуется для достижения какой-нибудь особой цели. Это должно быть его неотъемлемой частью, а не чем-то позаимствованным. Господь удерживает нас от заимствования и вселяет внутрь нас искреннее переживание. Именно таков Неемия: человек с бременем, человек с обеспокоенностью, в сердце которого Бог произвел глубокую работу, чтобы поделиться Своей собственной божественной скорбью.
Божье содействие
А теперь — пару слов о человеческой схеме. Все начинается с самого человека. Затем следует его обеспокоенность о свидетельстве, и, наконец, — процесс восстановления. Перед тем, как он приступил непосредственно к выполнению своей задачи, была какая-то история, и она заслуживает того, чтобы упомянуть о ней, поскольку занимает важное место. Мы можем назвать ее «историей подготовки». Существовали признаки Господня благоволения, которые и стали основой для дальнейших событий. Царь заметил внутреннее состояние Неемии, диагностировал его тревогу как печаль сердца и задал ему вопрос о причинах. Обратите внимание, что произошло дальше. « И сказал мне царь: ‘Чего же ты желаешь?’. Я помолился Богу небесному», — мгновенное, безотлагательное, краткое соприкосновение с небесами, — «и сказал царю…». Я уверен, возлюбленные, что в этих штрихах небесного ответа, олицетворяющих Божье благоволение, в этих, скажем так, «мелочах», содействующих решению вопроса в целом, когда Бог просто намекает на то, что это — Его путь, что Он участвует в этом деле, в этих обнадеживающих знаках содержится указание на то, что очень часто достигается в тех случаях, когда Господь намерен совершить что-то новое в отношении Его свидетельства.
Господь предвосхищает то, что Он сделает, с помощью определенных, скажем так, «примет» Его благоволения. В настоящий момент мы можем сражаться с суровой реальностью; наша вера может подвергаться серьезным испытаниями; трудностей становится все больше, но мы видели небольшие обнадеживающие намеки от Господа о том, что Он с нами, что это — Его путь. Возможно, они больше не проявляются, но это были те самые краткие промежутки, когда Господь различными, едва заметными способами свидетельствовал нам о Своей поддержке. Тем самым Он учреждает что-то, что мы всегда вспоминаем в дни трудностей, тьмы и невзгод. Таков Господень способ показать нам, что это — труд нашей жизни, отражающий Его волю для нас. Думаю, некоторые из вас понимают, о чем я сейчас говорю, и мы можем оглянуться назад в то время, когда в самом начале какого-то нового этапа жизненного опыта или служения, нового Божьего движения, совершаемого в нас и через нас, присутствовали знаки, отчетливые признаки Божьего благоволения. Все складывалось прекрасно и удивительно. Это было так романтично и чудесно! Нас наполняло восхищение Господним содействием — тем, как Он обеспечивает нас и помогает нам. Это был определенный этап, который завершился, и на смену ему пришла суровая реальность, но мы не забываем то время. Точно так же было и с Неемией. В течение этого короткого периода все было явно на его стороне, содействовало ему. Это были те самые обнадеживающие намеки от Господа.
Что ж, все это хорошо. Мы должны хранить в памяти этот подготовительный период, но после того, как он миновал, не думайте, что все пошло прахом. Господь направил вас на правильный путь, но Он не хочет, чтобы вы шли по нему, руководствуясь тем, что видите. Он желает научить вас двигаться верой. Именно так и бывает. В самом начале происходят удивительные вещи, но они не всегда происходят и в дальнейшем. Как говорится, такова жизнь, и это подтверждается опытом. Исследуя сегодня это Божье движение, мы не должны пренебрегать данным фактом. Очень часто сердце оглядывается назад на те периоды, страстно желая их повторения. Оно спрашивает: «Где то благословение, которое я знал, впервые увидев Господа?», — и томится по тем первым Божьим знакам, которые повторялись снова и снова. Но нет. Вы уже ушли далеко вперед.
Итак, Господне содействие направлено на то, чтобы вывести вас на верный путь, а не завести в ловушку, а затем покинуть вас. Тот жизненный этап остался позади, и вы знаете, что все это было от Господа, это совершал Господь. Мы стали на этот путь не по собственному желанию, не своими усилиями, не благодаря своим стараниям, схемам и планам. Нас на него поставил Господь, обнадежив явными указаниями на то, что это — Его путь. В тот момент признаки, подтверждающие, что этот путь — Господень, были безошибочными. У нас нет никаких сомнений. Господь удивительным образом поставил ваши ноги на эту дорогу и, хотя в какой-то момент мы перестали замечать очевидные признаки Божьих действий и начинаний, мы совершенно уверены, что оказались на этом пути по воле Господа.
Позже Неемия столкнулся с суровой реальностью, но, вне всякого сомнения, он всегда помнил удивительное Господне содействие в самом начале того пути, по которому его повел Бог. Возможно, Господь и впредь будет давать вам множество подобных знаков, но, даже в таком случае, это будет, скорее, исключением, чем правилом. Не ожидайте, что ваш путь все время будет усыпан цветами. Скорее всего, вы обнаружите, что период роз завершен, и начался период шипов. Тем не менее, Господь уже показал, что все правильно, что это — Его путь, посодействовав вам в самом начале, и теперь вы должны двигаться дальше верой. Таков был подготовительный этап и в случае с Неемией.
Две стороны молитвенной жизни
А теперь хочу привлечь ваше внимание к молитвенной жизни Неемии, ставшей основанием для всего остального. Для того чтобы убедиться в этом, еще раз специально перечитайте книгу «Неемия». Вы увидите, что молитвенная жизнь Неемии была очень активной, очень постоянной. Можно сказать, что он молился чуть ли не непрестанно, но его молитва не всегда выглядела одинаково.
В первой главе мы видим его глубокое, скрытое от других излияние сердца пред Богом. Уединившись с Господом, Неемия в сильной, опустошающей сердце молитве изливает свои чувства. Напомню, что в тот момент он еще мог это сделать. Это был этап его молитвенной жизни, когда он мог так молиться и делал это. Однако, читая дальше, вы увидите, что так будет не всегда. Молитва Неемии зачастую представляет собой своеобразные всплески: «Я помолился Богу небесному». Это подобно душевному всплеску, внезапному эмоциональному подъему, когда нет времени на то, чтобы изливать сердце. Возникает какая-то ситуация, крайняя необходимость, трудные обстоятельства, что-то, что не предоставляет возможности уединиться с Богом и излить Ему свое сердце. У вас есть лишь короткий миг, позволяющий вам вознести сердце к Господу и соприкоснуться с небесами. Тем не менее, это — тоже соприкосновение с небесами. Эти две формы молитвы должны сосуществовать.
Мы слышим, как многие говорят: «Да, я вполне могу молиться где угодно. Я могу молиться в автобусе или в трамвае, или когда иду по улице». Очень часто такие люди говорят подобное, чтобы оправдать себя в отсутствии тайного излияния сердца пред Господом. Берегитесь этого! Я не верю, что мы будем получать внезапные небесные ответы на внезапные, спонтанные молитвы, если у нас нет молитвенного основания. Я не верю, что мы можем экстренно соприкоснуться с небесами, если у нас нет глубокого опыта жизненного общения с ними.
Молитвенная жизнь Неемии объединяет в себе эти две составляющие. Именно потому, что у него была тайная молитвенная жизнь с Богом, когда он при возможности изливал пред Ним свое сердце, в момент крайней необходимости он уже находился в контакте с небесами, и небеса отвечали. Это важно понимать. После всего сказанного отметим тот обобщающий факт, что инструмент, сосуд или труд Неемии, олицетворяющий последние времена, связанные с пришествием Господа, — это по своей сути сосуд и инструмент с сильной молитвенной жизнью, протекающей втайне наедине с Богом, а для получения ответа с небес в неотложных случаях ключевую роль играет наличие основания в виде молитвенного служения.
Мне кажется, что Неемия ничего не делал без молитвы. Похоже, что на каждом повороте пути он возносил свое сердце к Господу; он был в контакте с Господом по каждой ситуации, по каждому вопросу, по каждой трудности. Неемия был человеком, сделавшим молитву своим основанием для действий, — в любой момент, во всех направлениях.
Итак, вопрос не в том, интересно это вам или нет, а в том, хотим ли мы стать для Господа тем инструментом, который осуществит Его глубочайшие сердечные намерения? Если да, то у нас должна быть молитвенная жизнь. У нас должно быть уединенное место встреч с Господом один на один, где мы могли бы изливать Ему сердце, и, благодаря этому, — постоянное соприкосновение с Господом в процессе поэтапного достижения Его интересов. Молитвенная жизнь Неемии заслуживает особого изучения.
Принятие мер
Наконец, настал момент принятия мер. Неемия начал действовать. Он начал принимать действенные меры, и этот факт заслуживает особого внимания. Существует множество людей, которые носят в сердце бремена и обеспокоенность, но никогда ничего не делают, а только сетуют на сложившуюся ситуацию. Они никогда не идут дальше сожалений. Они без конца говорят о неблагоприятных обстоятельствах. Все их разговоры — это выражение беспокойства о том, как все плохо, и потому они снова и снова стенают об удручающем состояние дел. Они говорят и никогда ничего не предпринимают.
Неемия был не таков. Он был крайне чутким к ситуации, принимая ее очень близко к сердцу, но не просто сетовал о ней и не только проповедовал о ней. Мы не должны скатываться на путь критики Господня народа, который не находится в том состоянии, в котором, как нам кажется, он должен пребывать; который не знает того, что, по нашему мнению, он должен знать; который не достиг того, чего достигли мы, и потому мы смотрим на них свысока и говорим примерно так: «Вы знаете, в них нет света. Вы знаете, они не постигли истину».
Да, мы можем пойти даже дальше этого и начать порицать их за отсталость, за то, что в них нет света. Нам так легко уклониться на путь осуждения, развить дух критицизма и суда. Все это для нас ничего не стоит, но на самом деле вопрос звучит так: «Что мы делаем для того, чтобы изменить ситуацию?». Неемия со всей его проницательностью и всем пониманием происходящего, со всей его сердечной скорбью не вышел к народу со словами: «Послушайте! Вы все неправы! Вы все сбились с пути и находитесь в ужасном состоянии!». Нет. Он пришел к ним и сказал: «Мы в ужасном состоянии. Мы сбились с пути». Неемия опустился на их уровень, как будто оказался в том же состоянии, что и они. Он намеревался помочь им подняться на ту высоту, на которой, как он понимал, они должны пребывать, — в то положение, в котором он сам уже находился в духе.
Вот в чем вопрос, и мы должны понимать его суть. Вы видите здесь один из тех законов, которые называют Церковью, Телом. Слово приводит физическое тело в качестве иллюстрации Церкви, которая является Телом Христа. Предположим, что-то случилось с рукой — возможно, она вывихнута, — и это влияет на соответствующую часть тела, которая перестает нормально функционировать. Возникло нарушение, возможно — болезнь, очень мучительный недуг в этих органах, в этой части тела. Теперь, если другая рука подаст голос и скажет: «Вы там все неправы. Вы не должны быть такими. Мы вообще не принадлежим к одному телу. Вы с нами не имеете ничего общего, никакой взаимосвязи», — то неужели это действительно так? «Одно Тело». Вы не может отделить два или три органа от своего тела и разместить их в одном месте, а остальные — в другом и при этом по-прежнему иметь целостное тело.
Нет! Сам факт существования организма подразумевает, что вы — единое тело. Если страдает один член, то вместе с ним страдают все члены. Когда речь идет об организме, а не организации, то каждый член, хотя его состояние может и не быть настолько плохим, как у некоторых других, связан самой своей жизнью с состоянием остальных членов. У телаодна общая жизнь. У негоодна нервная система. Этонеразрывное целое. Заключенный здесь принцип звучит так: «Мы». Закон же Тела состоит в следующем. Если существуют те, кто сбились с пути, и в ком, как мы считаем, нет света, истины и жизни, то, будучи одним телом, возлюбленные, мы не можем жить отчужденно от них. Мы духовно связаны с ними, являемся их частью ввиду самого того факта, что являемся единым организмом. Господь не будет рассекать это Тело по центру и отрезать ту половину, которая более отсталая по сравнению с другой.
Ни в коем случае! Господь так не поступает. Он не разделяет Тело. Это Тело — единое целое, и в Слове Господа вы повсюду видите, что Господь вызывает у некоторых членов реальную обеспокоенность о других, чтобы привести последних в необходимое Ему состояние. И вот, Неемия, хотя духовно значительно превосходит этот народ в его плачевном состоянии, — несравнимо превосходит, — опускается на их уровень и говорит: «Мы».
Поверьте: Господь желает, чтобы среди нас никогда не было признаков подобного разделения, которое является плодом и следствием какой-либо формы превосходства света, знаний и истины, уничижающей других: тех, кто не имеет такого же света и истины, — относящей их к низшей категории, воспринимающей их как нечто отделенное от Господня народа. Я в этом твердо уверен. Такого не должно быть, и наше отношение ко всему Телу — отношение тех, кому, возможно, было дано больше света для целей служения, а не только для нас самих, — заключается в том, что мы должны быть рядом с остальными, чтобы помогать им, а не судить, критиковать и порицать.
О, нет, Господь вознаградит нас не за то, что в нас больше света, а сообразно тому, как мы распоряжались тем светом, который Он нам дал. Во славе будет множество Господних детей, не обладавших и половиной того света, которым обладаем мы с вами, но они разделяет Его славу наравне с нами на основании того, как они распорядились своим светом. Ответственность соответствует свету. Чем больше в нас света, тем выше будет наша ответственность. Наше отношение ко всем, кого мы считаем (пусть даже и не безосновательно) далекими от того эталона, которым их желает видеть Господь, должно представлять собой горячее, смиренное сострадание. Мы должны опуститься на их уровень, чтобы помогать им. Быть рядом, а не отстраняться и жить отдельно, относясь к ним, как к тем, в ком нет света.
Мы должны выйти, как Неемия, и сказать: «Мы оказались в таком положении». Если существует удручающее состояние, то мы к нему причастны. За исключением того света, который есть в нас, мы причастны к нему. Наша обязанность правильно распорядиться светом вовлекает нас в этот процесс. Мы должны взять ответственность за существующее положение вещей и вместе с Богом бороться против него в братской любви. Неемия поступал именно так.
Пусть Господь явственно проговорит к нашим сердцам через это слово и сделает нас способными увидеть то, в чем Он нуждается, — что-то, что необходимо сделать, чтобы Он был полностью удовлетворен. Его народ не в том состоянии, в котором Он желает их видеть. Свидетельство о Его Сыне не представлено во всей полноте, как Он того хочет. Для того чтобы исправить все это, у Него должен быть какой-то инструмент, сосуд, и вот каковы его характеристики: энергичное противодействия всякому компромиссу и смешению в Божьем уделе; огромное сердечное бремя о Господнем свидетельстве; принятие персональной ответственности за удручающее положение дел; глубокий и непрерывный контакт с Богом посредством молитвы; принятие мер в сотрудничестве с Богом для исправления ситуации, а не просто жалобы о существующем положении вещей.

Часть 3. Образцовая ходатайственная молитва
Фрагмент для чтения: Неемия 1:4-11.
На мой взгляд, эту молитву можно описать шестью различными свойствами или характеристиками. Давайте прочтем ее вместе, чтобы увидеть, в чем они заключаются. «Услышав эти слова, я сел и заплакал, и печален был несколько дней, и постился и молился пред Богом небесным». «Заплакал», «печален», «постился». Это явные признаки скорби, глубоких переживаний, душевных мук, но именно в этом состоит первая характеристика ходатайственной молитвы. Только в таком состоянии сердца рождается любая ходатайственная молитва. Мы уделили некоторое время исследованиям, чтобы убедиться, что все, описанное в книге «Неемия», является следствием этой страстности, этого беспокойства о Господних интересах; что все это исходит из молитвы — и не простой, а скорбной. Нам каждый раз необходимо останавливаться и, прежде всего, задаваться вопросом: «Вызывает ли духовное состояние Господня народа у нас глубокую сердечную печаль? Плакали ли мы когда-нибудь о свидетельстве? Скорбели ли мы когда-нибудь о духовном состоянии Господня народа?».
Знание Господа
Далее, мы читаем в пятом стихе: «И говорил: Господи Боже небес, Боже великий и страшный, хранящий завет и милость к любящим Тебя и соблюдающим заповеди Твои!». Что мы здесь видим? Очень важный закон, действующий в истинной ходатайственной молитве: знание Господа, когда мы знаем Его, знаем, каков Бог, с Которым мы имеем дело. По мере развития этой молитвы вы увидите, что далее знание Господа проявляется намного полнее, поскольку Неемия указывает Господу на Его собственные слова, записанные в книге «Второзаконие». Он показывает, что сказанное тогда Господом Его народу в буквальном смысле происходит в настоящий момент, и строит на этом основании свою молитву. По сути, Господь в книге «Второзаконие» сказал следующее: «Если вы оставите Мои заповеди, то Я рассею вас среди всех народов, и вы уже не будете для Меня народом», — а Неемия говорит: «Ты хранишь завет. Более того, Ты сказал, что если мы вернемся к Твоим заповедям, то Ты вновь соберешь нас» (Втор. 28:64 - 30:13). Как видим, он знал Господа. Неемия был глубоко взволнован. Он скорбел, у него было мучительное переживание, но он знал Господа, и это стало для него основанием.
Неотступность
«Да будут уши Твои внимательны и очи Твои отверсты, чтобы услышать молитву раба Твоего, которою я теперь день и ночь молюсь пред Тобою о сынах Израилевых, рабах Твоих, и исповедуюсь во грехах сынов Израилевых…» (Неем. 1:6). Обратите внимание на центральную фразу: «… которою я теперь день и ночь молюсь пред Тобою». Это неотступность в молитве, настойчивость; если хотите, назойливость. Мы видим здесь нежелание быстро сдаться в данном вопросе, отказ отнестись к нему без должной серьезности. Это значит, что Неемия не отступал от Бога в своем ходатайстве. Разумеется, о данной характеристике можно было бы сказать гораздо больше, но отметим только, что ходатайственную молитву не совершают, вбегая в Божье присутствие, что-то говоря и опять убегая. Ходатайственная молитва, реализующая Господни намерения, — это бремя, которое вы несете непрестанно, день и ночь.
И опять-таки, я уверен, что нашим сердцам брошен серьезный вызов, и не знаю, кто из нас способен принять его. Нам предстоит решить пред Господом, будут ли наши сердца спонтанно простираться к Господу в бессонные мгновения посреди ночи. Возможно, это будет лишь одно предложение, всего лишь возглас, но он указывает на факт постоянного присутствия бремени, которое неизменно с нами. Просыпаясь среди ночи, вы можете размышлять о тысяче и одной вещи, но первым должен быть сердечный крик к Господу относительно Его интересов, Его свидетельства. «День и ночь молюсь», — это что-то, что никогда не исчезает. Это неотступность, неизменность. Таковы характеристики истинной ходатайственной молитвы: мы скорбим; мы понимаем и знаем Господа; и мы неотступны и настойчивы.


Заместительное покаяние
Переходим к следующей характеристике, упомянутой во второй части стиха 6: «… исповедуюсь во грехах сынов Израилевых, которыми согрешили мы пред Тобою, согрешили — и я и дом отца моего». В подобной исповеди присутствует отождествление. Когда человек исповедуется в том, что не является всецело его ответственностью, в чем наравне с ним виновны многие другие; когда он исповедуется так, словно это его грех, он отождествляет себя с народом. Подобна исповедь — это признание своей вины, это покаяние. Думаю, мы можем говорить об этом, как о характеристике исповеди. Если вместо одного слова использовать фразу, то мы сказали бы о «заместительном покаянии» — покаянии от лица других, но достаточно и слова «исповедь». Оно заключает в себе смысл всего вышеупомянутого.
В этом послании мы попытались сказать самим себе, что не должны считать себя отделенными, обособленными от остальных. Это проявляется в различных формах суда, порицания и критицизма, словно мы не являемся одним целым с другими. Но мычлены одного Тела. Если страдает один член, то вместе с ними страдают все члены, и это — страдание всего Тела. Если говорить о Христе, то я совершенно уверен, что Его страдания пропорциональны изъянам в тех или иных частях Его Тела, поскольку Он нуждается в целостном Теле, которое во всей полноте выражает Его и осуществляет все Его замыслы. Поэтому Христос страдает. Если любая часть Тела испытывает недостаток, то мы претерпеваем страдания Христа. Не это ли имел в виду апостол, когда сказал, что дополняет недостаток Христовых страданий? Это истинное ходатайство — молитва исповеди и отождествления с народом.
Вера в Божье Слово
«Но помяни слово, которое Ты заповедал Моисею, рабу Твоему, говоря: ‘Если вы сделаетесь преступниками, то Я рассею вас по народам; когда же обратитесь ко Мне и будете хранить заповеди Мои и исполнять их, то … соберу вас и приведу вас на место, которое избрал Я, чтобы водворить там имя Мое» (Неем. 1:8-9). Я увидел в этих словах веру, поскольку в качестве основы они указывают на Божье Слово. Неемия занимает позицию в Божьем Слове и говорит: «Я верю в это. Я стою на этом». Вы часто обнаруживаете, что именно на таком основании строится эффективная молитва.
Однажды, читая Псалом 118, я был впечатлен тем, насколько часто в нем встречается фраза «по слову Твоему». Я даже подчеркнул ее. «Оживи меня по слову Твоему»; «укрепи меня по слову Твоему» и т.д. Давид обращался к Богу с просьбами, опираясь на Его Слово, и укреплялся в своей вере в Бога. Бог — такой же, как Его Слово. Они оба незыблемы и неизменны. Они надежды и верны. Если у нас под ногами — почва Божьего Слова, то мы обрели основание для уверенности, для твердой веры, и для нас будет очень полезно еще больше утвердиться в этом на нашем пути. «Оживи меня по слову Твоему». Это вера в Божье Слово. Господь воздает за это, и, приходя к Нему, нам следует иметь основание для уверенности.
Итак, Неемия просто указывает Господу на Его собственное Слово, и насколько же оно истинно! Обратимся к 58-й главе книги пророка Исайи. Исайя жил задолго до дней Неемии (порядок книг, конечно же, может ввести вас в заблуждение в этом отношении, но он действительно жил задолго до периода Неемии) и вот, что он сказал: «Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное… Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих в святой день Мой»… и т.д. То что же произойдет? «… будут называть тебя восстановителем развалин, возобновителем путей для населения». Именно таким был Неемия. Да, Неемия указал Господу на Его Слово, и Господь через Неемию фактически исполнил написанное в 58-й главе книги пророка Исайи. Как видим, прося с верой по Слову, мы стоим на прочном основании.
Полное подчинение
Наконец, стих 11: «Молю Тебя, Господи! Да будет ухо Твое внимательно к молитве… рабов Твоих, любящих благоговеть пред именем Твоим». Благоговение пред Господом, если изучать его в свете всего Божьего Слова, просто подразумевает, что вы полностью смиряетесь перед Божьей волей, что Божья воля имеет полное превосходство. Когда Господь Иисус сказал: «Отче! О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет» (Луки 22:42), — Он «услышан был за Свое благоговение» (Евр. 5:7б). Это было полное, абсолютное подчинение Божьей воле невзирая на цену. Именно в этом заключается страх Господень, начало мудрости.
И опять-таки, как центральный элемент 11-го стиха, мы видим радость в Господе. Можете использовать вместо этой фразы слово «отделение» или «посвящение» на свое усмотрение. Услышь молитву рабов Твоих, «любящих благоговеть пред именем Твоим». Это отделение для Господа, посвящение Ему, и нам хорошо известно, что в ходатайственной молитве мы никогда не достигнем результата до тех пор, пока не отвергнем все личное, все персональные радости и удовольствия, предоставив господство над своим сердцем исключительно Господним интересам.
На мой взгляд, в этой молитве присутствует зов, выходящий за пределы земного, и для истинной ходатайственной молитвы мы должны достичь именно такого состояния. Вы молились; вы были настойчивы, неотступны, неравнодушны, исполнены скорби; вы стояли на Божьем Слове, и все же, несмотря на это, ваша скорбь, возможно, подогревалась каким-то незначительным фрагментом ваших собственных желаний. Какой бы правильной ни была ваша позиция с точки зрения Слова, Господу придется ожидать до тех пор, пока не будет исключена малейшая частица личной заинтересованности. Только достигнув такого состояния, когда нас не интересует ничего, кроме Господней благой воли; когда мы позволяем Господу совершить, то что Он хочет; когда мы желаем только одного: осуществления Его воли; когда наша радость — в Нем, в том, чтобы благоговеть пред Его именем; когда мы полностью посвящены Его воле, исчезнут все препятствия между нами и Господом, и мы сможем молиться в правильном духе.
Теперь, когда мы достигли этой точки, последнее, о чем нас должен спросить Господь: «Вы пребываете в этом? Есть ли у вас какой-нибудь личный интерес к данному вопросу?». И тогда мы должны исследовать свои сердца и выяснить, является ли это нашим желанием, или же, по большому счету, это — то, что угодно и доставляет радость только Господу. Если же то, о чем мы просим, неугодно Господу, то и мы не должны желать этого. Обретя такое понимание, мы уберем с пути все преграды, и молитва достигнет совершенства.
Итак, мы видим здесь образцовую ходатайственную молитву, и проведенный нами краткий анализ помогает вам понять, что мы имеем в виду, говоря, что для эффективности спонтанных молитв, которые будут позже, необходимо глубокое основание молитвы, соответствующей всем рассмотренным выше характеристикам. На этом основании строятся все остальные молитвы. Поскольку это является фундаментом, в нем заложены и все другие молитвы. Все заранее просеяно.
Надеюсь, это размышление по-новому откроет для наших сердец желание Господа увидеть этот инструмент, предназначенный для особенного, угодного Ему применения, молитвенным инструментом, соответствующим рассмотренным выше характеристикам. Мы должны молиться обо всем, что открывает нам свет, и вымаливать это. Молитва должна стать основанием и источником для совершения нашего служения.
Господь записывает это в наших сердцах.

1 комментарий:

  1. Аминь ! СЛАВА ГОСПОДУ! ИСТИНА - ВСЕГДА АКТУАЛЬНА!

    ОтветитьУдалить