Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

суббота, 15 ноября 2014 г.

Пусть строится дом Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
Впервые опубликовано в журнале "Свидетель и свидетельство", 1964, вып. с 42-2 по 42-4. Оригинальные произведения Т. Остин-Спаркса без сокращений. Основаны на проповедях, произнесенных в мае 1957 года. Данная версия предоставлена церковью «Эммануил».
Часть 1. Вечный замысел и решение
Фрагмент для чтения: Ездра 6.
Христианство имеет множество аспектов, а христиане задействованы в самых разнообразных сферах, таких как евангелизм, учение, назидание верующих и сражение за веру. Существуют течения, всецело посвященные исследованию пророческих материалов, которые говорят о возвращении Христа и тому подобном. Все это правильно, но такие занятия могут превратиться в самоцель (и зачастую именно так и происходит). Будучи сами по себе хорошими и полезными, они могут привести к разделению христиан на сегменты, сосредоточенные вокруг какого-то толкования или учения, или какого-то специфичного вопроса. Как следствие, очень часто теряется из виду всеобъемлющая и первостепенная Божья цель, которая во всем, через все и превыше всего.
Смысл данных страниц в том и состоит, чтобы уделить больше внимания этой цели. Всеобъемлющая цель и замысел Бога должны быть для нас объектом самого пристального интереса. Уверен, вы согласитесь с тем, что значимость любого аспекта учения или труда во многом определяется его взаимосвязью с полнотой Божьего замысла. Чем больше на виду полный замысел, который все время находится в центре внимания, тем значимее соответствующий аспект. Бог не сосредотачивается всецело и исключительно на каком-то одном элементе Своего замысла. В центре Его внимания только весь Его замысел, во всей полноте. Если мы желаем найти Бога, посвятив себя Ему, то для нас крайне важно знать, каковы условия и основания такого посвящения.
Всеобъемлющая цель, о которой мы сейчас говорим, заложена в нескольких простых словах, избранных нами в качестве общего заголовка. Они находятся в шестой главе книги «Ездра»: «Пусть строится дом» (Ездра 6:3). Это и есть — Божья всеобъемлющая цель. Обратите внимание, что Ездра, прослеживая истоки данного постановления, смотрит глубже и дальше инструмента, то есть, правителя, издавшего указ. Он говорит, что истоком является Бог. Ездра признаёт, что это постановление, хотя и было издано земным правителем, исходило от Бога (стих 22). Он отмечает: «Бог отцов наших, вложивший в сердце царя» (7:27). Все это пришло от Бога. Показав, что источником был Бог, в остальной части своей книги Ездра демонстрирует, как Бог посвящает Себя реализации Своего суверенного замысла. Бог инициировал эту идею, Он поддерживал ее и, вопреки многочисленным и великим трудностям, довел ее до конца.
Если это было так в те времена, то нам необходимо выяснить, насколько это может быть актуально в наши дни. Я уверен, что весь Божий народ, все истинные христиане горят желанием узнать, что Бог инициирует в наше время, что Он обязуется поддерживать и довести до конца, что, вопреки всему — великому, безмерному «всему», — Он непременно завершит. Нам надо выяснить, каким образом Бог берет на Себя обязательства.
Вечное бытие Бога
Это приводит нас к крайне важному, фундаментальному принципу толкования Библии. Его должен понимать каждый, кто имеет дело с Божьим Словом. Мы всегда должны помнить о нем, когда берем в руки свои Библии. Этот принцип звучит очень просто: «Вечное бытие Бога». Поначалу эта фраза, возможно, не кажется очень содержательной, но великий факт заключается в том, что для Бога времени не существует. Он «охватывает» все, что мы понимаем под «временем». Для Него нет прошлого, настоящего и будущего. Он — Бог Предвечный — «От века и до века Ты — Бог» (Пс. 89:3). Бог может приспосабливаться к временным периодам людей и этой земли, но Сам Он обитает в вечности. Его мысли, как и Его намерения, извечны. Архитектор видит перед собой весь план, а строитель — лишь его часть или фрагменты, предназначенные для текущего дня. Тот, кто видит план фрагментарно, может быть озадачен. Он может не понимать, что происходит, и даже принять часть за целое. Один из авторов новозаветных посланий выразил этот тезис следующими словами: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках» (Евр. 1:1). Бог действительно говорил во времени, в разные периоды, разными способами и в разной мере, но Он от вечности видел целое, частица которого содержалась в каждом исходящем от Него фрагменте.
Мы всегда должны помнить об этом, когда берем в руки Библию. В противном случае, мы будем «ошибочно делить» Слово Истины. Поскольку во всем участвует Бог, каждый элемент подчиняется Его полному замыслу. Божий разум не совершенствуется. Бог не нуждается в развитии. Его замыслы во все времена цельны, совершенны и окончательны. Бог отразил Свои мысли во времени с помощью моделей и образов, но это — всего лишь модели и образы духовных, вечных реалий. Принцип заключается в следующем. Что бы ни исходило от Бога в какой-то момент времени (с нашей точки зрения или с точки зрения этого мира), и как бы фрагментарно это ни выглядело, в этом заключена извечная, совершенная Божья мысль — Его цельный духовный замысел. Мы должны смотреть дальше сиюминутной формы представления, чтобы обнаружить за ней духовную, извечную мысль.
Этот дом, о котором сказано: «Пусть строится дом», — всего лишь земное, временное, ограниченное представление безграничного, вечного, духовного Божьего замысла. Оно очень слабое, и потому преходящее, но Божий замысел пребывает вовек. Тому, что за этим стоит, не будет конца. Оно исходит из вечности и уйдет в вечность, и вся Библия — это многогранное отображение данного принципа. От начала до конца, во всех своих многочисленных формах представления и выражения, в своих прообразах, символах и образах вся Библия является одним исчерпывающим и многосторонним проявлением этой единственной идеи, заключенной в слове «дом».
Бог является из вечности
Давайте заглянем за образы, за внешнюю форму, чтобы увидеть великую духовную истину и реальность. Вот она. Пребывая в вечности, в неприступном свете, для нас непостижимом и недоступном, Бог решает явить Себя в виде особенного, уникального творения, духовного организма собственного изобретения — в том, что среди многих других титулов и обозначений Писание называет «домом». Бог решил выйти из Своего бесконечно неизвестного, недоступного, вечного мира и явиться, сделать Себя известным и доступным в «доме» или месте обитания. Эта истина проходит красной нитью через всю Библию, от начала до конца. Она управляет всем остальным, в чем мы еще убедимся в ходе нашего разговора.
Ухватившись за эту великую истину и продвигаясь вместе с ней по Библии, мы начинаем открывать о ней нечто новое. Мы обнаруживаем, что это, определенно, — не просто чудесная идея, удивительная мысль, но нечто гораздо большее. Мы видим, что, на самом деле, она затрагивает само Божье сердце, а не только Его разум. Это что-то, чем Бог очень дорожит, с чем связаны Его величайшие интересы. Это гораздо больше, чем просто Божья цель. Оказывается, что это — часть Его Самого (если можно так выразиться), Его мыслей, Его воли, самого Его сердца.
Безусловно, следующее высказывание — одно из самых потрясающих во всей Библии: «Церковь Бога, которую Он приобрел через Свою собственную кровь» (Деяния 20:28). Бог приобрел то, что называют «Церковью», Своей собственной Кровью. Это ставит нас в тупик и не поддается никаким попыткам осмысления и осознания. В крови заключена сама жизнь любого организма. С этим «объектом» (простите, что применяю сейчас такой термин) взаимосвязана сама Божья жизнь. Бог отдал за это Свою жизнь. Это нечто большее, чем просто вопрос объективного интереса. В этом — само Божье сердце, Его собственная жизнь, Он Сам.
Бог рядом с человеком
В таком случае, что же это за замысел? Что настолько близко Божьему сердцу, что с этим связаны все Его интересы? Это Божье присутствие среди людей. Бог взаимосвязан с организмом, как его Обитатель, Жилец. Простое, обычное значение слова «дом», конечно же, подразумевает, что в нем кто-то обитает, живет. Если он пустует, то в нем нет никакого смысла. Божий замысел заключается в том, чтобы быть рядом, присутствовать, обитать с объектом, которому Он хочет открыться и стать понятным, с которым Он хочет иметь благословенные взаимоотношения, что и составляет понятие «дома».
Я уже сказал, что Библия содержит историю этого замысла, этой вечной, божественной идеи, проходящей сквозь века. Она начинается с очень простой, первичной формы: мужчина и женщина в саду, и рядом Бог, Который гуляет в саду, беседует, общается, открывает Свои мысли и намерения. Это картина счастливых взаимоотношений между Богом и человеком, человеком и Богом. Человек показан во взаимоотношениях с Богом, в контексте дружбы (если можно применить такое слово), осознавая свою миссии на земле, как Божьего регента, отвечающего за развитие и исполнение Его намерений. Все говорит о мире, порядке, красоте и обо всем, чего жаждет человеческое сердце. Бог создал для Себя «дом» и пребывает в нем, гуляет в нем, беседует в нем. Так выглядела эта первая, простая форма.
С этой точки зрения, Божье намерение имеет долгую и переменчивую историю. Напомню, что все Божьи действия взаимосвязаны с этим единственным «объектом», а все описанные в Библии исторические реакции направлены против него, чтобы изгнать Бога, исключить Его, создать такие условия, при которых Бог не может присутствовать, в которых Он не может взять на Себя обязательства. Все сосредоточено на этом единственном вечном желании Божьего сердца.
Божье намерение, осуществленное во Христе индивидуально и во Христе совокупно
Но к чему все это ведет? Да, мы видим долгую и переменчивую историю, но в конце концов Божье намерение было осуществлено, причем — двояко. Во-первых, оно осуществилось в Самом Боге, воплотившемся в Своем Сыне. Мы не могли осознать первостепенную значимость Иисуса Христа, как Божьего Сына, до тех пор, пока не осознали, что в Нем находит свое исполнение этот вечный замысел. ОнЭммануил, «с нами Бог»! Бог достиг Своей цели. Он Сам сотворил для Себя обиталище. «Бог во Христе примирил с Собою мир» (2 Кор. 5:19). Это первый и фундаментальный способ, которым Бог достигает Своей цели, и так мы обнаруживаем, что Божий дом — это не «объект», а «Он», Личность. Далее Он переходит от Одного ко многим, от индивидуального к совкупному, и появляется избранное Тело, как место обитания для Бога. В конце Библии мы опять видим такой же символизм, как и в ее начале: Город и Сад, — и слышим музыку следующих слов: «Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр. 21:3). Именно так завершается Библия. История подошла к концу.
Я уже сказал, что это божественное намерение разъясняет Библию со всех ракурсов, что все поступки и реакции сосредоточены на этом единственном аспекте: Бог желает обрести для Себя место обитания, наполненное общением и покоем. В Библии, по сути, нет ничего, что не было бы взаимосвязано с этим всеобъемлющим Божьим намерением и замыслом. Это объект Отцовского интереса и Божьей ревности. Если Бог ревновал об иерусалимском храме, о самом Иерусалиме и Сионе, что не раз подчеркивали пророки, то неужели вы думаете, что Его ревность исчерпывалась лишь такими земными, временными формами? Нет, Бог ревновал о том, что было выражено в этих формах.
Что такое Божий дом?
В таком случае, что такое Божий дом? Этот вопрос был поднят Самим Богом через Его слугу Исайю: «Так говорит Господь: ‘Небо — престол Мой, а земля — подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего? Ибо все это соделала рука Моя…'» (Исайя 66:1-2). Напомню, что Стефан в своей возвышенной проповеди (очень важной с точки зрения рассматриваемого нами вопроса), которая стоила ему жизни, процитировал именно эти слова Исайи. Это была почти кульминация его великой речи. После длинного вступления Стефан подводит к следующему. Он говорит: «Соломон же построил Ему дом. НоНо‘Какой дом созиждете Мне?’, — говорит Господь» (Деяния 7:47-49). «Небо и небеса небес не вмещают Его» (2 Пар. 2:6).
1. Безграничное величие этого Дома
Что это за дом? Здесь следует отметить несколько моментов. Во-первых, подчеркивается бесконечность, безграничное Божье величие, требующее чего-то безгранично великого. Никакой храм — будь то построенный Соломоном или любым другим зодчим, — несмотря на все свое величие, не может удовлетворить это требование. Для того чтобы продемонстрировать Божье величие, требуется нечто безгранично величественное. Смысл этого Дома лучше, чем кто-либо упомянутый в Библии, понимал апостол Павел. Невзирая на удивительное богатство, всесторонность и гибкость греческого языка, пытаясь говорить об этом, он исчерпал весь доступный словарный запас. Даже со всем его знанием лексики и лингвистики, Павлу было сложно подобрать слова, чтобы выразить истинную сущность этого Дома — его ширину и длину, высоту и глубину и т.д. Чтобы описать его величие, Павел пытался оперировать человеческим языком, но тщетно.
Впрочем, отметим, что есть некоторые аспекты, которые апостол Павел четко определяет, описывая природу и назначения этого Дома. Они просто удивительны, поскольку значительно приближают нас к верному пониманию, или, точнее сказать, приближают верное понимание к нам!
2. Место "превосходящей разумение любви"
Прежде всего, именно в этом проявляется «превосходящая разумение любовь» Бога (Еф. 3:19). Бог замыслил этот объективный порядок, чтобы продемонстрировать в нем какую-то грань превосходящей разумение любви Его сердца. Также, Павел говорит о благодати: «богатство благодати Его» (1:7, 2:7), «слава благодати Его» (1:6), — связывая все это с Божьим Домом. «В грядущих веках» (2:7) в этом Доме, в Теле (называйте его, как хотите) изумленной вселенной будет явлена безграничная Божья благодать. Но Павел на этом не останавливается. Он переходит к «премудрости» (3:10). «Начальствам и властям» должна быть продемонстрирована безграничная Божья мудрость. В этом Доме! Для того чтобы охватить величие Его любви, Его благодати и Его мудрости — именно в таких терминах нам описано Божье присутствие — требуется большой Дом!
Человеческое заблуждение
Но здесь скрыт еще один аспект: человеческое заблуждение, которое нельзя сбрасывать со счетов. Мы знаем, что, когда речь идет о «великих идеях» и удивительных замыслах, человеку свойственно «хвататься» за них мертвой хваткой. Люди ухватились за эту идею «Божьего дома», «обиталища для Бога», вложив в нее искаженный смысл, что привело к ложному толкованию. Человек попытался пленить Бога, поместив Его в дом собственной постройки. Тем самым он попытался ограничить Бога, заточить Его, завладеть Им, сделать Его доступным исключительно в каком-то конкретном «доме», созданном людьми — здании или земном институте. Эта неисправимая склонность человека делать Бога своей собственностью, принадлежащей конкретному дому, ведет к появлению ужасающей исключительности, которая, по сути, говорит: «Если вы — не отсюда, поступаете по-другому, то вы — изгои». Таково влияние принятой, но неверно примененной идеи, — ложного толкования.
В этом и заключалась трагическая ошибка Израиля, против которой гневались и бушевали пророки. Именно в такую среду и пришел Иисус. Его приход порвал эти старые мехи, подобно новому вину, но это стоило Ему жизни. Израильтяне сделали Божий дом исключительно своим. Они «завладели» Богом, и в этом была их большая ошибка. Потому Иисус, уходя в вечную, духовную реальность, сказал: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Матф. 23:38). Дом ваш! Ваш! Это ужасное обвинительное заключение. Ваш дом!
Христос, исправляющий
1. Индивидуально
Мы должны отнестись ко всему этому очень серьезно, потому что, с одной стороны, Иисус пришел именно для того, чтобы исправить это заблуждение, ложное толкование, эту карикатуру. Его исправление имеет два аспекта. Как мы уже отметили ранее, Иисус, прежде всего, исправил ситуацию Своей собственной Личностью. Вы хотите увидеть Божий Дом? Каков он? Взгляните на Иисуса! Во-вторых, Он сделал это Своим учением. Мы не можем не признать, что Евангелие от Иоанна выделяется из всего библейского замысла, чтобы показать, как Иисус вытесняет и превосходит все земные и материальные формы. Оно совершенно четко показывает, что Иисус вытесняет и замещает иерусалимский храм. Он вытесняет и замещает священство, Сам становясь Первосвященником и предлагая Себя в жертву, угодную Богу. Тем самым Он не только претворяет в жизнь все прообразы, но и показывает, что Бог никогда не был бы удовлетворен, пока Христос не предложил бы Себя в жертву. Иисус вытесняет и превосходит все еврейские праздники. Обратите внимание, что в Евангелии от Иоанна снова и снова упоминаются еврейские праздники, и Иисус присутствует на них, но контрастирует на их фоне, возвышается над ними.
Иисус замещает манну, которую Бог давал в пустыне. Он — «хлеб Божий, … который сходит с небес» (Иоанн 6:33). Иисус замещает воду из расколовшейся скалы. Он говорит: «Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек» (Иоанн 4:14). «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Иоанн 7:38). Иисус замещает светильники храма. Он говорит: «Я свет миру» (Иоанн 8:12). Иисус замещает всех былых пастырей Израиля. Он говорит: «Я есмь пастырь добрый» (Иоанн 10:11, 14). Иисус замещает Израиль и формирует новое стадо, рожденное от Его крови: «Жизнь Мою полагаю за овец» (стих 15). Иисус — это ответ на вечный Божий поиск.
2. Совокупно
Но, как дальше показывает Новый Завет, Иисус не стоит обособленно. Он является Божьим Домом в его совокупной, органической форме. Где находится Божий Дом, и что он собой представляет? Он находится там, где существует духовное, органическое, жизненное единство со Христом — ни больше, ни меньше. Павел говорит: «Все мы одним Духом крестились в одно тело» (1 Кор. 12:13). Иисус исполняет все функции и выражает все характеристики Божьего присутствия среди людей.
Это утверждение, в то же время, содержит в себе вызов. Его Дом так велик, но он имеет совершенно четкое духовное выражение! Он построен на Божьей любви. Сама цель и предназначение этого Дома — проявлять Божью любовь. Если Божья любовь в нем отсутствует или встречает сопротивление, то Дом прекращает исполнять свое божественное предназначение. Это объясняет, почему Израиль, который, как народ, когда-то был назван «Божьим домом», оказался не у дел. В лице Божьего Сына в мир явилась безграничная Божья любовь, Его бесконечная благодать, и с чем же Он столкнулся? С безмерной ненавистью! Любовь была отвергнута! Очень хорошо. В таком случае, «оставляется вам дом ваш пуст».
По большому счету, все эти доктрины и богословие — даже об оправдании не по делам, а по вере, и тому подобные, — могут быть такими холодными! Они могут стать суровыми, законническими, «благочестивыми». Но помните, что все это присутствует в Божьем Слове для того, чтобы превознести Божью благодать! Не дела, но Божью благодать. Божий Дом существует на том основании, что мужчины и женщины обнаружили, что они больше всего, отчаянно нуждаются в Божьей благодати, и пришли к познанию этой благодати. Главное слово, превалирующее в их словаре, — это «благодать» — самое удивительное слово в языке земном и небесном. Благодать, благодать, благодать! Именно она образовывает Божий Дом. Если мы с вами живем в понимании этого удивительного слова «благодать», то мы знаем, что Бог очень близок к нам. Бог «гордого узнает издали», потому что гордецы не чувствуют своей потребности в благодати. Гордость — мерзость для Бога — просто потому, что она является противоположностью Божьей благодати. «Вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис. 66:2). Именно такова атмосфера Божьего Дома.
Итак, как видим, Божий Дом — это не «объект», не «место», не произведение рук человеческих. Это что-то духовное. На каком основании он покоится? На основании Креста. Божий дом в пустыне (скиния) располагался за жертвенником, являясь для него фоном. В новую эпоху Церковь находится на фоне Креста Христова, поскольку путь к ней лежит только через Крест. Что же совершает Крест? Он упраздняет человека и дает место Богу. Он исключает человека, чтобы Бог мог быть всем во всём. Согласно Божьему замыслу, Крест делает возможным реализацию Его вечного намерения присутствовать с нами, быть рядом. Вы наиболее полно встретитесь с Господом именно там, где Крест глубже всего проник в жизнь людей. Вы не встретите Господа в нераспятых мужчинах и женщинах. В присутствии плоти Бог отходит в сторону.
Потребность в осознании Христа
В завершение зададим еще один вопрос. В чем мы нуждаемся прежде всего? Ответ двояк. Основное, что необходимо для осуществления Божьего желания явить этот Дом во всей его красоте, в любви, благодати, близости отношений, покое, порядке, проявлении Бога, — это осознание Христа. Возможно, эта фраза не кажется очень содержательной, но, тем не менее, мы с вами нуждаемся в более глубоком осознании Христа больше, чем в чем-либо другом. Разве мы не испытываем укоры совести каждый раз, когда слышим слова Павла: «Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли, … чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего. Потому отныне мы никого не знаем по плоти…» (2 Кор. 5:14-16)? Разве это не вызывает у нас неизменного чувства обличения? Не слишком ли часто мы знаем друг друга по плоти? Вместо того, чтобы сосредоточиться на тех качествах друг в друге, которые, пусть даже отдаленно, но указывают на Христа, и извлекать из этого самое лучшее, мы делаем прямо противоположное: извлекаем самое худшее из чужих ошибок, слабостей и несходства со Христом, — а такого очень много — Бог знает!
В этом и заключается осознание Христа. Мы должны больше уделять внимания тому, чтобы сосредотачиваться на проявлениях характера Христа, какими бы незначительными они ни были, и извлекать из них самое лучшее. Если мы станем поступать так, то Дом будет построен, Бог обретет Свой Дом и посвятит Себя ему. Боже, помоги нам! Осознание Христа подразумевает осознание сути этого Дома: братства, родства, того, что все мы принадлежим одной семье, и рука не может сказать ноге: «Ты мне не нужна. Я обойдусь и без тебя». Мы сегодня отчаянно нуждаемся в таком совокупном осознании, чтобы покончить со всем, что разделяет и разобщает.

Богу известно, что это может оказать определенное влияние на наши сердца и оторвать от слишком мелких представлений о Божьем Доме. Пусть же это руководит нашим отношением ко всем — всем, кто полагается на Божью любовь; всем, кто опирается на Божью благодать; всем, кто увидел и признал, что только с помощью Божьей мудрости в решении всех человеческих проблем — как личных, так и всеобщих, — Бог, наконец, обретет то, к чему Он так стремится: место для обитания.
Часть 2. Постоянное противостояние и конфликт
Мы сталкиваемся со всеми элементами конфликта и противостояния уже в первых трех главах Библии. Их признаки можно без труда найти даже при самом беглом обзоре. Начиная с этого момента, и до конца Библии, элементы конфликта и противостояния возникают снова и снова. Книга наполнена ими вплоть до последних двух глав, в которых конфликт иссякает, противостояние угасает, и это — навеки. Однако, как мы отметили в первой части данного учения, центральный элемент итога, финальный вопрос, конечная цель, которая изначально была причиной этого колоссального конфликта, заключается в следующем: «Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр. 21:3).
Если этот вопрос рассмотреть пристальнее, то больше всего впечатляет тот факт, что он неизменно связан с одним и тем же. Все вращается вокруг Божьей роли в этом мире и особенно — по отношению к народу, среди которого Бог желает обитать. Именно этот аспект, как мы уже сказали, является яблоком раздора, центральной точкой всей проблемы. Он проявился уже в Эдемском саду, в самом начале, с первой супружеской парой. Для одного превозносящегося существа это была слишком прекрасная и радостная картина: Бог ходит по саду и общается с людьми в благословенной близости с ними. Это была сцена мира, покоя и порядка, — слишком чудесная, чтобы не стать объектом нападения. Нужно было создать какую-то ситуацию, которая разрушила бы эту близость и, по возможности, положила ей конец или хотя бы внесла раздор, оттолкнув Бога. Вот в чем заключалась вся суть. Мы видим Бога в состоянии дружбы с людьми. Здесь можно говорить о многом, но именно это стало причиной проблем для первой семьи. Семья в святой и сакральной близости с Богом не могла не стать объектом нападения. В итоге мы видим семью, ввергнутую в состояние конфликта, и один брат убивает другого.
Вокруг этого вращается вся история избранного народа во всем многообразии ее фаз и этапов, в частности — в период египетского рабства. Чего тогда хотел Бог? Мы видим ответ в Его вызове фараону, царю египетскому: «Отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение в пустыне» (Исход 7:16). Из дальнейших событий нам известно, что это подразумевало: Бог среди Своего народа. Силы тьмы осознавали: если это произойдет, то Бог обретет то, к чему всегда стремилось Его сердце, а значит этому надо было помешать любой ценой. Вот что породило великое противостояние и конфликт в Египте. И все же, Бог выводит детей Израиля в пустыню, чтобы сделать их Своим народом, местом Своего обитания. Но что произошло, когда, оказавшись в пустыне, они собрались у подножия горы, на которую взошел Моисей? Обратите внимание, что Моисей должен был получить схему скинии, в которой Бог мог бы обитать среди Своего народа. Для этой скинии требовалось некоторое количество золота, как прекрасный символ божественной природы, и это золото было вынесено из Египта. Но что случилось, когда Моисей задержался на горе? Опять был брошен вызов Божьим намерениям. Золото украли у Бога и вылили из него тельца, чтобы поклоняться ему вместо того, чтобы поклоняться Богу!
Все это — фрагмент одной долгой истории, и подобное повторялось снова и снова — и во время пребывания в пустыне, и когда израильтяне вошли в обетованную землю. Соломон построил храм, и Бог обрел для Себя обиталище, но незадолго до того, как храм был спроектирован и возведен, случилось еще одно ужасное событие. Мы читаем: «И восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян» (1 Пар.21:1). Мы знаем, что было дальше. Это счисление, конечно же, отчасти объяснялось тщеславием человеческого сердца. Исчислив народ «по головам», Давид мог бы сказать: «У меня такой многочисленный народ! Я такой великий царь!». Опасность распознал даже человек этого мира Иоав, который обладал очень незначительным духовным пониманием (если вообще им обладал). Он уговаривал царя не делать счисления, но Давид настоял на своем, и ему пришлось иметь дело с Богом. Как следствие, в народе началось поражение. По Израилю пронеслась эпидемия, кося людей, и это продолжалось до тех пор, пока ангел Господень не встретился с Давидом на гумне Орны Иевусеянина. Именно это место стало строительной площадкой для храма.
К какой борьбе, какому противостоянию снова и снова приводит это «Божье жилище»! И вот, храм построен, и в тот момент, когда народ достиг самого пика, создав обиталище для Бога, согрешает уже сам зодчий храма, заключив союз с поклонниками другого бога, чуждого Израилю. Не прошло много времени, как народ раскололся надвое. Движение по наклонной быстро набрало ход, и Господь покинул храм. Итогом этого скатывания вниз стало вавилонское пленение. Храм и Иерусалим были оставлены Богом, а народ оказался в неволе. Спустя семьдесят лет остаток вернулся в Израиль и приступил к восстановлению храма. Эта история повествуется в двух книгах: «Ездра» и «Неемия», — и как же много в них конфликта! И опять мы видим, как что-то или кто-то говорит: «Нет! Никогда! Мы должны остановить это!». И, конечно же, отчасти эти замыслы были успешны, поскольку в один из моментов мы читаем: «Тогда остановилась работа при доме Божием…» (Ездра 4:24).
В этой атмосфере конфликта и противостояния завершается Ветхий Завет. В начале Нового Завета, как мы увидели в первой части данного учения, Бог приводит к осуществлению Своего замысла в двух направлениях. Во-первых, Он воплощается в Своем Сыне, как «Эммануил», «с нами Бог». Однако уже само Его присутствие возбуждает самое ожесточенное противостояние — и именно по вопросу храма. Все сосредоточено и вращается вокруг храма. Вспомните, какое обвинение выдвинули Ему, чтобы приговорить к смерти. «Он говорил о разрушении храма!». Иисус сказал: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» (Иоанн 2:19). Будучи слепы к истинному духовному смыслу Его слов, они истолковали их превратно, дескать должен быть разрушен великий храм в Иерусалиме. И это действительно случилось! Но за эти слова Иисуса приговорили к смерти. Несколько лет спустя, этот вопрос снова поднял Стефан. Он произнес слова, которые почти эхом повторили провозглашенное Соломоном: «Всевышний не в рукотворенных храмах живет» (Деяния 7:48), — из-за чего на него обрушилась буря гнева и ярости. Храм был центром всего, и важнее его ничего не было. Наконец, какая разразилась буря после того, как Христос был индивидуально посеян в землю, как пшеничное зерно, умер и воскрес в форме совокупного ядра Его Церкви, чтобы создать настоящее «Божье жилище»! Это послужило сигналом к новым вспышкам того же самого ужасного антагонизма.
Трагическая история разделений
Это лежит в корне всей печальной, трагической, многовековой истории разделений и расколов, конфликтов, раздоров и противостояний между христианами. Неизменное установление заключается в том, что Бог не будет занимать это жилище, если Ему могут создать хоть какие-то препятствия. Царство тьмы противодействует. Для него нет большей угрозы, чем люди такого рода: люди, которым Себя посвящает Бог, — потому что они создают для Бога основания для пребывания рядом с ними в благословенном общении. Мы верим, что живем в «последние времена», и, по мере приближения конца, дух подозрительности, страха и непонимания только усиливается вопреки всем разговорам и усилиям по созданию союзов и объединений. Атмосфера христианства пропитана подобными вещами, и иногда кажется, что это будет продолжаться до тех пор, пока уже не останется того, что еще можно было бы разделить. Разногласий постоянно становится все больше.
Почему же в сфере толкований и христианских взаимоотношений так много разногласий и противостояния? Причина только одна. Конечно, вы можете указать на что-то другое или третье, или же свести все к одному из многих сотен вопросов, создающих разделение, но давайте вскроем сам центр и корень проблемы. Каждый из этих аспектов, который может послужить поводом, связан с единственной истинной причиной — всеобъемлющей и всеохватывающей, — а именно: духовным родством Божьего народа, которое дает Богу то, что было в Его сердце от века: жилище, Его пребывание с людьми. Вот в чем суть проблемы. Вся эта печальная, ужасная история связана с совокупной идеей: вначале — мужчина и его жена; затем — два брата; далее — народ, двенадцать братьев, ставших отцами двенадцати колен; модель скинии и так далее. И всегда существовала неумолимая решимость помешать единству Бога с людьми или разрушить его при малейших признаках его появления. Целью атаки всегда и неизменно был Божий народ в небесном общении с пребывающим среди них Богом.
Таким образом, совершенно очевидно, что во вселенной существует некая сила и система, яростно противящаяся осуществлению этого Божьего намерения. Данный феномен не является чем-то «естественным». Да, безусловно, часто кажется, что причины — исключительно человеческие или природные, но за всем этим вы обнаружите, что истоки противления лежат в сфере или иерархии, антагонистичной Богу.
Корень проблемы именно в этом. Мы говорим о «воинствующей Церкви», но что мы подразумеваем под словом «воинствующая»? Обычно, мы имеем в виду что-то в земном мире. Мы представляем себе, как Церковь выступает против язычества, идолопоклонства, материализма, пороков, плохих социальных условий, страданий и причиняющих их факторов. Вот, что мы, наверное, подразумеваем под словом «воинствующая», и, хотя все эти дела истинны и правильны, факт состоит в том, что кампании «воинствующей» Церкви саботируются изнутри. Она терпит поражение еще до того, как вступила в схватку. Она не может сражаться, как единое целое, потому что уже покалечена изнутри недостатком проявления этой взаимосвязанной, совокупной жизни в единстве. Да, враг незаметно проник внутрь, ослабив и парализовав «воинствующую» Церковь.
Возможно, вы знакомы с одной историей из жизни Сперджена. Когда студенты его колледжа произносили перед ним свои «экзаменационные» проповеди, один юноша избрал в качестве темы шестую главу Послания к ефесянам. Изо всех сил пытаясь продемонстрировать красноречие и произвести сильное впечатление, он изобразил воина, который облачается в доспехи. Наконец, когда вся амуниция была «надета», юноша дерзновенно шагнул вперед и воскликнул: «И где же враг?!». Мистер Сперджен, который сидел в аудитории, сложив ладони рупором ответил: «Внутри доспехов!».
Эта история прекрасно иллюстрирует суть нашего разговора. Церковь не движется вперед, как «могучая армия». Строчка из песни: «Подобно армии могучей, наступает Божья Церковь», — не соответствует действительности.
Увы, она не «грозна, как полки со знаменами» (Песня Песней 6:4, 10). Сатана позаботился об этом. Для того чтобы было так, он посеял ложь. Итак, в чем суть проблемы? Мы должны принимать во внимание нечто большее, чем человеческие факторы и природные элементы. Я не хочу открыть дверь для какой-то нездоровой озабоченности демонизмом, но, пожалуй, из-за своих страхов мы слишком сильно уклонились в другую крайность. Мы должны или принимать Библию, или отвергать ее. Если мы принимаем Библию такой, какая она есть, то обязаны согласиться и с фактом существования великой, злой, духовной системы, которая не знает покоя и неустанна в своей бдительности и деятельности. Она выискивает любую возможность и любое основание, чтобы противодействовать тому абсолютному единству Божьего народа, которое предоставляет Богу соответствующее Ему жилище. Мы должны признать существование этой великой системы и, несомненно, принимать ее во внимание.
Оцепенение по отношению к настоящей причине
В данном отношении Церковь охвачена какой-то странной вялостью, оцепенением, и уже сам этот факт может сказать о многом. Например, какой христианин не знает шестую главу Послания к ефесянам? Наверное, большинство из нас могло бы процитировать наизусть: «Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф. 6:12). Кто не знает этих слов, не помнит, как они звучат? Но кто по-настоящему понимает всю глубину их значения для Церкви? Кто признаёт тот факт, что данный стих обобщает в себе величайшее откровение о Церкви из всех, когда-либо данных человечеству? Несмотря на свои великие открытия о Церкви: о ее прошлом, о вечном избрании и небесном призвании, о ее хождении с Богом на земле и о грядущей, уготованной ей вечности, — апостол в завершение переходит к этому. Рассмотрев все остальное, он говорит: «Да, все это так. Это действительно Божий шедевр, величайший из всего, что можно представить, но… В то же самое время, он является единственным объектом враждебного, антагонистического интереса и внимания со стороны бесчисленного полчища злых духов. «Начальства и власти», «мироправители тьмы века сего», «духи злобы поднебесной» — все они преследуют единственную цель: разрушение и разделение Церкви. Но, как ни странно, пред лицом такого откровения мы стоим в оцепенении, о чем я уже сказал ранее. Мы не вздрагиваем и не пробуждаемся, осознав, что все это подразумевает.
Библия от первых глав до последних наполнена описаниями противостояния и конфликта из-за желания Бога обрести для Себя жилище в Своем народе, и потому вам даже при большом желании будет крайне сложно доказать обратное. Если же все это действительно так, то нам надо пересмотреть свои взгляды, обновить свое мышление и принять тот факт, что силы зла озабочены лишь совокупным целым Церкви. Они хотят разделить ее на множество сегментов, и не остановились бы, даже если бы в единстве остались только два христианина! Они начали с первых двух людей, и преследовали бы свою злую цель, втискиваясь и разделяя вплоть до последних двух верующих.
Если это так, то мы должны пересмотреть свои взгляды и в отношении следующего факта: любое разделение, любое нарушение общения не следует списывать только на человеческие или природные факторы. Возможно, они являются непосредственной причиной или поводом, но за ними есть что-то гораздо более существенное. Мы вовлечены в ужасную войну, нацеленную против близости с Богом, и она значительно превосходит наши способности победить или справить с ней. И здесь, как избавление, нам на помощь приходят слова из этого же великого послания, когда апостол молится о том, чтобы Отец дал нам «крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке». «А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века» (Еф. 3:16, 20, 21). Да, мы должны принимать эти силы во внимание и пересматривать свое отношение к ним. Нам необходимо понять, что происходит. Не сводить все ко второстепенным причинам, а взглянуть глубже на первичную причину, скрывающуюся в это чуждом, злом мире.
Бог свят, и место Его обитания должно быть свято. Если разделение — работа сатаны, то в нем нет святости. Прикосновение зла означает, что Бог не может посвятить Себя тому, что разделяет Его. Апостол воскликнул, обращаясь к коринфянам: «Разве разделился Христос?» (1 Кор. 1:13). На мой взгляд, в этом вопросе звучит оттенок потрясения. Это немыслимо! Христос не разделился! А значит, Он и не может посвятить Себя разделению. Святой ДухДух единства. «Один дух», — говорит апостол (Еф. 4:4). Не может быть столько же Христов и Святых Духов, сколько и верующих. У нас нет какого-то персонального, личного Иисуса или Святого Духа. Они у нас единственные и вместе, и никак по-другому приобрести Господа невозможно.
Ключ к единству
Итак, нам необходимо найти ключ к этой открытости, к этому единству. В той же самой главе апостол говорит о нем, как о «единстве духа» (Еф. 4:3). Именно в духовном единстве и заключается ключ. Первостепенная основа нашего единомыслия и единства — это не интеллект. Вовсе нет! С трудом отделив от «мякины» истину и процедурные вопросы, мы после жарких обсуждений и споров достигаем каких-то процедурных критериев, а затем после не менее жарких обсуждений и споров — некоторого согласия, и думаем, что мы едины! Единство начинается не с этого. У него совершенного другие основания. Даже в том, что касается евангельской истины, мы не достигаем единства посредством споров, интеллектуально. Мы также не достигаем его, занимаясь каким-то общим делом, проектом или трудом, когда мы видим какую-то нужду и решаем объединиться, чтобы восполнить ее. История христианского служения однозначно показывает, что подобные начинания нередко терпят неудачу и не достигают цели, сталкиваясь с силами зла. Нет, мы не становимся едиными таким образом. Наше единство не зависит от настроений, угодничества (простите за столь резкое слово) и «приятных» разговоров, когда мы закрываем глаза на то неправильное, на что закрывать глаза не следовало бы. Это не является основанием единства. Оно не базируется на единстве идеалов и уж точно — на притворстве. Но что же оно собой представляет? Божье Слово называет его единством духа, то есть, оно исходит от Святого Духа. Как я уже сказал, не существует столько же Святых Духов, сколько верующих. «Все мы одним Духом крестились в одно тело», — говорит апостол (1 Кор. 12:13).
Такое единство, во-первых, фундаментально, и, во-вторых, прогрессивно. Оно фундаментально по той причине, что мы причастны к одной общей жизни. О, эта базовая реальность нам хорошо знакома! Мы знаем, что это так. Когда мы оказываемся заброшенными в какой-нибудь отдаленный уголок мира, где можем встретить, наверное, не более одного христианина на сотню тысяч людей, для нас эта реальность становится очень и очень актуальной. Как правило, встретить христианина — так чудесно! И вы не начинаете сразу же поднимать церковные и доктринальные вопросы, а просто понимаете, что вас что-то объединяет. Если только нам удастся удержаться на этом основании, то мы сможем достичь очень многого. Мы узнаем верующего (истинного верующего) в любой точке мира безо всяких рекомендаций. Эти рекомендацииу нас внутри! Это что-то фундаментальное. Мы причастны к одной общей жизни. Внутри нас обитает один и тот же Святой Дух. Такова базовая реальность единства, и если бы только мы могли понять ее глубже!
Кроме того, единство прогрессивно, то есть, оно растет, развивается, переходит с одного уровня на другой и прогрессирует, когда мы живем в Духе. Жизнь в Духе, когда мы водимы живущим в нас Святым Духом, способствует единству. Хотя об этом уже много сказано, подчеркнем столь важную мысль еще раз. Если бы только мы с вами, лично каждый, по-настоящему жили, руководствуясь водительством живущего внутри нас Святого Духа, то все выглядело бы совершенно иначе, потому что Святой Дух — Дух истины. Если мы, как рожденные свыше Божьи дети, внутри которых обитает Святой Дух, действительно знаем, как Он направляет наш дух и наше внутреннее осознание, то в ситуации, когда у нас появилось ложное мнение о каком-то другом Божьем чаде, мы быстро понимаем в своем сердце, что Святой Дух не согласен с этим мнением. Мы слышим что-то о ком-то: ложное сообщение, лживые слухи, — и принимаем это на веру. Но сообщения, которые кажутся правдивыми и исходят даже из самых «достоверных» и «заслуживающих доверия» источников, все же могут быть ложными, и мы можем распознать это в своем сердце, благодаря Святому Духу. Водительство Духа — это ограда от разделения, от напряжения, от разрушенных взаимоотношений. Всего этого следует избегать, поскольку подобные вещи основаны на лжи, и, возможно, даже — на очень красивой лжи! Об этом можно было бы говорить долго.
Итак, единство, близкое общение прогрессирует на основании жизни в Духе. Мы с вами, как Божий народ, призваны жить в Духе, быть водимыми Духом, знать голос Духа, внутреннее наставление и учение Духа. Конечно, для того чтобы научиться этому досконально, потребуется немало времени, но это — великая реальность, которая должна начинаться с нашего возрождения: осознания нового стандарта ценностей, различий между добром и злом, между правильными и неправильными поступками, между допустимыми и недопустимыми высказываниями. Все это должно появиться в нас вместе с нашим возрождением и расти, расти, расти… Только так будет разрушено это другое, злое царство; только так можно противостоять его делам; только так Церковь станет «грозной, как полки со знаменами». Только так Бог обретет место, которое Он ищет, которому Он может посвятить Себя, в котором Он может обитать и открываться людям.
Идет великая битва, и это — не просто сражение между различными концепциями, толкованиями и представлениями христианства. За ней скрывается столкновение великого Божьего замысла с враждебным замыслом серьезного врага. Да поможет нам Бог всегда видеть это и четко понимать, какая роль отведена нам в этой схватке. 

Часть 3. Главный критерий
В начале Библии мы читаем о том, что условия были таковы, что Бог счел возможным вынести вердикт: «Хорошо весьма», — и в итоге Он обрел единство и близкое общение с человеком. Нам не сказано очень много о том, в каком виде Он присутствовал. Нам известно лишь то, что Он ходил в саду в прохладе дня и беседовал с человеком, открывая Свои мысли. Большего нам по мере развития истории не показано. Вполне возможно, это во многом напоминало сорок дней после воскресения Господа Иисуса, когда Он приходил, являлся, беседовал и уходил, а затем опять являлся и уходил. Может быть, в Эдемском саду Бог так же приходил и уходил, являлся и беседовал, удостоверяясь, что желания и замыслы Его сердца донесены человеку. Так Он мог иметь единство и общение, присутствуя лично.
Но очень скоро Богу пришлось отдалиться. Условия изменились. Они уже не соответствовали Божьим замыслами, уже не предоставляли Ему возможности сказать: «Хорошо весьма». Эта перемена вынудила Его отдалиться. В некотором смысле, с нравственной точки зрения, Он был вытеснен, изгнан. Тем не менее, на протяжении всей истории мы снова и снова видим Божьи попытки восстановить условия, которые соответствовали и угождали бы Ему, чтобы Он мог вернуться.
Он дал Моисею модель небесного жилища (Исх. 25:9) и, когда все было сделано по этому образцу, Бог как бы снова сказал: «Хорошо весьма», — и Он вернулся и наполнил скинию. Но, опять-таки, это не могло длиться долго. Это жилище — лишь фигуральное, как прообраз, отражающий реальность лишь в некоторой степени. Оно не обладает той полнотой и окончательностью, которая, согласно Божьему замыслу, присуща обитанию в самом народе. Позже Бог дал Давиду другую модель: образец храма, опять-таки олицетворяющего небесное жилище (1 Пар. 28:11, 12, 19). Когда все было сделано в соответствии с этой открытой Богом моделью, Он пришел и наполнил храм, снова продемонстрировав, что это — именно то, к чему Он всегда стремился. Но, уже в который раз, обстоятельства изменились, и мы читаем печальную историю о том, как Божья слава отошла, отдалилась, исчезла (Иез. 9:3; 10:18, 19; 11:23), и Его жилище превратилось всего лишь в «объект» — пустую оболочку, холодную, искусственную формальность.
Ветхий Завет завершается на ноте неудачи в достижении этой великой Божьей цели — неудачи, которая, впрочем, содержит в себе обетование. «Кто остался между вами, который видел этот дом в прежней его славе, и каким видите вы его теперь? Не есть ли он в глазах ваших как бы ничто? Но… Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего…» (Аггей 2:3, 4, 9). И затем — великое утверждение: «Еще раз… Я потрясу… землю, … и придет Желаемый всеми народами…» (стихи 6, 7). Онжелание всех народов. Напомню, что эти же слова использовал автор Послания к евреям (12:26) применительно к тому, что все будет сотрясено здесь, на этой земле. Итак, мы видим всего лишь модель: прообраз, иллюстрацию, символ, — чтобы могла открыться духовная реальность.
Три проявления Божьего замысла
В Библии существуют три основных проявления Божьего замысла в отношении места Его обитания среди людей. Есть и другие, менее значимые, но эти три выделяются среди всех остальных.
Во-первых, Израиль. Мы не поймем роли Израиля, пока не осознаем, что этот народ был избран среди всех народов на этой земле для одной единственной цели и только для нее: чтобы Бог мог обрести среди людей соответствующее Ему жилище. Он боролся, Он трудился, Он жаждал, Он страдал. Он демонстрировал Свое безграничное упорство, милость и долготерпение по отношению к этому народу, потому что Его сердце было нацелено на реализацию Его вечного замысла и достижение цели обрести жилище здесь, в людях. Повторюсь: мы не поймем причин отстранения Израиля от Божьей программы, пока не осознаем их полной и окончательной неспособности исполнить это призвание.
Но Бог не отказался от Своих намерений. Мы переворачиваем страницу, переходя от Ветхого Завета к Новому, и находим следующее совершенное Божье движение по направлению к этой цели. Второе великое проявление Его замысла (и, пожалуй, мы могли бы назвать его всеобъемлющим) — это Его воплощение в человеке: «Эммануил, с нами Бог». Опять-таки, мы не поймем сути воплощения, пока не проведем взаимосвязь между ним и вечным замыслом Бога обрести жилище в человеке, сделать человека местом Своего обитания. В лице Своего Сына Он обрел Свое Святилище, Свой Храм, Свою Скинию. «И Слово стало плотью, и обитало с нами… И мы видели славу Его…» (Иоанн 1:14).
Третье основное проявление — это сошествие Святого Духа и рождение Церкви. Мы не поймем глубокой значимости этих великих событий (приход Святого Духа для обитания в новорожденной Церкви), пока не проведем взаимосвязь между ними и следующей мыслью: «Здесь присутствует Бог». Церковь — это место Его обитания. Он пришел в Свой храм. Мы видим славное осуществление этого в день Пятидесятницы. Воистину, «ангел завета пришел в Свой храм» (Малахия 3:1). Воистину, Бог присутствовал в тот день, и Он не ушел. Он пришел, чтобы остаться. Так, Бог, воплощенный в человеке, может сказать: «Я с вами во все дни до скончания века» (Матф. 28:20). Он пришел, чтобы остаться в личности Святого Духа.
Итак, совершенно очевидно, что это был Божий замысел для Церкви в целом. Также мы видим, что Божье намерение, имеющее отношение к вселенской Церкви, актуально и для поместных церквей. Единственное, что могло охарактеризовать поместные компании Божьих людей — повторю еще раз: компании Божьих людей — это присутствие в них Бога. Именно это было главным критерием, в чем, как вы уже поняли, и заключается суть нашего третьего послания. Напомним себе, что под «критерием» подразумевается принцип, определяющий некий стандарт суждений. Другими словами, это — основание, на котором выносится решение по любому вопросу; стандарт оценивания чего-либо.
Критерий
Единственный критерий, который полностью описывает Божий Дом, — будь то вселенский или поместный, — по сути, звучит так: «Здесь присутствует Бог. Его можно здесь найти». Таков основной признак. Суть не в методах или характере поведения, не в зрелищности или ритуалах, не в формальностях или церемониях, и ни в чем другом «внешнем». Вопрос только в том, присутствует ли здесь Бог — будь то в самих людях или в их действиях, или вообще без них, независимо от них? Встречаетесь ли вы с Богом? Можете ли вы войти туда и встретиться с Богом? Вот каков главный критерий оценивания подлинности Божьего Дома. Это не место, а люди, посреди которых Своим Духом ощутимо присутствует Бог в лице Своего Сына Иисуса Христа. Разве возможно, чтобы Такой, как Он присутствовал, но никто не ощущал Его присутствия? (Да, наверное, такое возможно, если с нами что-то не так, но это не является нормой. Там, где присутствует Бог, мы должны знать об этом, потому что встречаемся с Ним.) Критерий очень прост: «Вы встречаетесь с Богом?». Если нет, то это место не может носить Его имя, потому что не исполняет свою функцию. Если в нем ничего подобного не ощущается, то мы вполне можем махнуть на него рукой и перестать поддерживать его.
Основание для Божьего присутствия
Это подводит нас к вопросу об основании для Божьего присутствия. Скажу, заключив свои слова в кавычки: «Бог может присутствовать в большей или меньшей степени». Это очевидно из того, что мы читаем о церквях в Новом Завете. Совершенно несложно увидеть, что Бог в одних местах присутствовал более полно, чем в других. «Мера» Господа и Его славы где-то была больше, где-то — меньше. Например, сравните Филиппы и Коринф. Но, безусловно, мы должны ревновать о том, чтобы Господь мог присутствовать, так сказать, не «хотя бы как-нибудь», а без исключений или ограничений, отдавая Себя полностью. Вот что должно стать объектом нашей персональной заинтересованности. Господь должен иметь возможность быть с нами лично, без ограничений, чтобы иметь свободу предоставить Себя. И, конечно же, главной заботой любой группы Господних людей на любом месте должны быть не различные аспекты материального существования, а максимум Господня присутствия.
Осмелюсь сказать: если бы именно это было нашей руководящей и главной заботой, то мы получили бы ключ к решению многих проблем. Все трудности разрешились бы, если бы мы сказали сами себе: «Для нас самое главное, чтобы Господь мог абсолютно беспрепятственно наполнить это место Своей славой. Все, что препятствует Ему, должно быть убрано с пути». Это должно стать могучим мотивом в нашей жизни. Наши глаза должны быть прежде всего обращены на вечный Божий замысел. Мы должны быть поглощены им, он должен стать внутри нас объектом страстного стремления, чтобы мы не могли мириться ни с чем, что угрожает или препятствует ему, или ограничивает его. Таков вызов этого послания.
Но для того чтобы это стало реальностью, у Бога должны быть условия, которые, с одной стороны, не вовлекают Его в человеческий беспорядок (поскольку Бог не позволит Себе участвовать в человеческом беспорядке, Он не предоставит Себя этому), и, с другой стороны, были бы полностью для Него приемлемы. Не объясняет ли это, почему Господь зачастую стоит в стороне, — факт, который нам, христианам по всему миру, так сложно понять и принять? Столько слез и просьб, молений и молитв денно и нощно о Божьем посещении, но Бог кажется таким отрешенным, таким медлительным. А может, Он просто не может предоставить Себя человеческому порядку вещей, не вовлекшись в что-то, что осквернит Его? Я высказываю эту мысль в вопросительной форме, но в Библии четко показано, что это действительно так. Это — принцип. Воззвания пророков к народу были направлены на создание такого порядка вещей или такого состояния, чтобы мог прийти Бог. Мы должны принимать это во внимание. Возможно, кроме всех наших молитв, нам самим надо еще кое-что сделать, приготовив путь Господу, проложив ровную дорогу для нашего Бога, убрав камни, которые могли бы поранить Его ноги, — и тогда Он придет. Возможно, есть какое-то препятствие!
Вмешательство сатаны
Итак, как мы уже увидели ранее, сатана своим постоянным противостоянием и попытками помешать Богу обрести жилище среди людей от начала стремился сделать человека препятствием для Бога. Цель сотворения человека в том и заключалась, чтобы предоставить Богу жилище, поскольку вечное Божье намерение — обитать с людьми. Поэтому основной удар сатаны и его усилия направлены на то, чтобы обратить созданного Богом человека против Божьей цели, превратить его в серьезную преграду, в способ досаждать Богу. Это долгая и ужасная история создания препятствий Богу человеком и теми условиями, которые он формирует. Иисус видел это. Он совершенно четко понимал, что природа и влияние сатанинского вмешательства заключается в том, чтобы изменить людей таким образом, чтобы Бог не мог прийти и обитать в них. В конце второй главы Евангелия от Иоанна, которую никогда не следует отделять от третьей, мы находим следующее замечание о Господе Иисусе. Он не вверял Себя людям, потому что знал, что находится внутри человека (2:24, 25). Что за ужасное явление этот человек, которому было предназначено стать Божьим храмом, но теперь он оказался в таком состоянии, что Бог не может и не хочет предоставить Себя ему!
Я сказал, что вторую главу Евангелия от Иоанна никогда не следует отделять от третьей, потому что всего лишь несколькими стихами ниже (то есть, в известной нам главе 3) мы видим следующее: «Должно вам родиться свыше». Что я хочу сказать? Эти слова представляют возрождение в новом, ярком свете. Здесь сказано, что Богу для обретения жилища требуется новый тип людей. Обратите внимание, что это было сказано одному из выдающихся представителей еврейского народа. Никодим был портретом Израиля в полный рост. Это был народ, претендовавший на роль единственного Божьего жилища (и в этом действительно заключалось его предназначение). Они присвоили Бога, стремясь припрятать Его только для себя, сделать Его исключительно своим Богом. Но именно здесь, в Иерусалиме, Иисус, Который знал, что внутри человека, не хотел предоставлять Себя этим людям, а позже, обращаясь к представителю этого народа, как к самому народу, Он сказал: «Должно вам родиться свыше».
Но зачем? Чтобы мог прийти и поселиться Бог, Святой Дух, и об этом говорится в главе 4. Видите? Все находится в удивительной последовательности. Все сосредоточено вокруг единственного вечного Божьего замысла о том, чтобы обитать в человеке, среди людей, и этот замысел раскрывает смысл всей Библии, от начала до конца. Вот почему вопрос о возрождении был поднят именно в тот момент, когда Иисус не мог вверить Себя людям, потому что знал, что они собой представляют. Он знал, что у человека внутри.
Видения Иезекииля
Но сразу же возникает вопрос: «Чему Бог предоставляет Себя?». Давайте на несколько минут обратимся к пророчествам Иезекииля. Вы помните последние слова этих пророчеств? «А имя городу с того дня будет: ‘Иегова-Шамма’, 'Господь там'». Именно так завершается книга пророка Иезекииля. Цель достигнута. Замысел и намерение Бога осуществлено: «Господь там»!
Сейчас мы не будем затрагивать спорный вопрос о том, какой Храм и Дом имел в виду Иезекииль. О чем бы ни шла речь: о буквальном восстановлении храма на этой земле, в Иерусалиме, когда исламский мир будет отброшен, и из святого города уберут мечеть Омара (конечно, для этого надо сделать очень много, но для Бога нет ничего невозможного!), или же о том, что все это осуществится в духовном смысле, в Церкви, — мы оставим столь спорный вопрос в стороне, поскольку он не имеет отношения к предмету нашего сегодняшнего разговора. В любом случае, книга пророка Иезекииля выделяется среди остальных очень конкретной применимостью и учением. Раскрытые в ней Божьи принципы, которые вечны и не относятся только к какому-то одному веку или месту, совершенно ясны. Так, конечный итог всего обобщен в словах: «Господь там». Именно к этому все и должно прийти.
Вся совокупность пророчеств Иезекииля — это поступательное движение в направлении этой цели. Они начинаются со слов пророка о том, что он «видел видения Божьи», а затем следуют сами эти видения, приближающие нас к конечной развязке. Это этапы и фазы на пути, демонстрирующие принципы или основания, опираясь на которые будет достигнута цель: «Господь там».
Человек на престоле
В первом видении, которое в определенном смысле охватывает собой все остальные, Иезекииль увидел престол над небосводом, а на нем — подобие человека. Что это выражает? Прежде всего — фундаментальную, всеобъемлющую реальность, благодаря которой и будет достигнута Божья цель, а именно: абсолютное господство, величие и власть этого Человека (с большой буквы «Ч»), Сына Человеческого, сидящего на престоле над небесным сводом. Именно там увидел Его Стефан. Именно оттуда Он приклонился, чтобы встретиться с Савлом Тарсянином. Человек на престоле — прославленный, превознесенный Христос, облеченный всей властью на небесах и на земле. Если Бог намерен достичь цели: «Господь там», — то это должно стать практической реальностью во всех сферах и нюансах. Таков фундаментальный, руководящий принцип: Господь будет «там» настолько, насколько Он — воистину превознесенный Иисус Христос. Мы должны признавать, что Иисус Христос — Превознесенный, что Он — на престоле, и вся власть — в Его руках.
Это может выражаться самыми разными способами. В Церкви в самом начале не было никаких заседаний, комитетов и консультаций, призванных определить, в каком направлении им двигаться. Они проводили молитвенные собрания и всё доверяли Святому Духу, принимая инструкции с небес. Так должно быть и в наших церквях. Все это было очень эффективно, не так ли?! Бог был там! Это было действенно. Это было реальностью. Господь был с ними, Господь был там! Места, в которых они собирались, сотрясались от Его присутствия, и все это было на основании их свидетельства о том, что Иисус воссел одесную престола величия на небесах. Но это был не просто некий объективный факт или даже учение, или истина. Это была практическая реальность во всех нюансах повседневной жизни. Они во всем обращались к Иисусу и полагались на Иисуса. Его власть была не теоретической, а применяемой на практике.
Жертвенник
Двигаясь дальше, мы видим человека, «вид которого как бы вид блестящей меди, и льняная вервь в руке его и трость измерения» (Иез. 40:3). И вот, мы опять приходим к территории великого храма — большому прямоугольному участку, занимаемому храмом. Если провести диагональные линии между противоположными углами этого прямоугольника, то мы обнаружим, что в точке их пересечения, прямо в центре участка, находится массивный медный жертвенник — центральный, универсальный элемент, управляющим всем внутри и снаружи. Человек из меди — жертвенник из меди. Медь символизирует праведный суд: праведность в суде, суд по правде. В самом сердце, центре, ядре всего находится Крест, на котором все подвергается суду и судится в соответствии с Божьим стандартом праведности, святости.
Именно таково основание для Его присутствия. Мы хорошо знакомы с учением о Кресте, но можем по заслугам оценить и понять значение Креста Господа Иисуса только тогда, когда видим, что он на самом деле взаимосвязан с единственным вопросом: Божьим присутствием. Согласно Божьему стандарту, все должно прийти на суд. То, что не сможет устоять, должно быть уничтожено на жертвеннике. То же, что исходит от Бога, может быть утверждено на небесах. В этом заключается великое распределяющее действие Креста. Именно оно определяет Божье присутствие. Да, «Иегова-Шамма» имеет только то основание, насколько все было подвергнуто великому суду Голгофы и оказалось приемлемым для Бога.
Какой строгий, всеобъемлющий критерий: для нас, для вас, для меня, для наших взаимоотношений, для наших собраний, для наших церквей — для всего! Что из этого устоит на суде Креста? Что говорит Крест о том и об этом? Как это выглядит в свете Голгофы? Ответ определит, насколько Бог предоставит Себя нам. Это самое главное. Мы не можем игнорировать это. Человек из меди проследит за этим. Он все сопоставляет с мерилом жертвенника: Божьими представлениями о праведности.
Храм
И вот, мы подходим вместе с Человеком к храму. Если вы знакомы с этим видением о храме и со всем, что в нем сказано далее, то уже знаете, какой элемент в нем преобладает. В этом видении о храме доминирующим действием является «измерение». Человек из меди со Своим жезлом, измерительной тростью, ходит повсюду: внутри и снаружи, — тщательно измеряя все вдоль и поперек. Что он делает с этим храмом? Определяет его соответствие Христу. Он измеряет все мерой Христовой, поскольку Христос — мерило всего. Бог «назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа» (Деяния 17:31). Этот Человек из меди приведет все в этом мире на суд на основании Самого Себя. Если это справедливо для мира, которому предстоит подвергнуться суду, то все должно начаться с дома Божьего.
Итак, выразим смысл всего этого одним предложением. Присутствие «Иеговы-Шамма», «Господь там», определяется соответствием мерилу Христа. Сколько там Христа? Ровно настолько предоставит Себя Богни больше, ни меньше. Люди думают, что место для Бога можно приготовить, воспользовавшись одной из множества методик, но это не так. Единственный критерий: сколько там Христа. Пусть эта мысль глубоко проникнет в наши сердца. Сколько Христа в вас и во мне? Разве это не объясняет те безграничные муки, которые претерпевает Бог, и Его готовность жертвовать столь многим ради увеличения в нас меры Христа? Это объясняет очень многое. Почему Он забирает какого-нибудь очень деятельного и полезного Ему слугу, не давая завершить работу, затворяя ему уста? Почему? Мы говорим: «Потеря». Мы говорим: «Трагедия». Мы говорим: «Церковь страдает», — но Бог знает причины. Наверное, для Него важнее возрастание меры Христа для вечных целей, чем совершение множества важных дел для Него на земле.
Странному провидению Божьему должно быть какое-то объяснение. Может, это — оно и есть? Я опять использую вопросительную форму. Ради возрастания меры Его Сына Господь готов пойти на любые муки. Он готов на любую жертву — и не просто ради Него Самого, а в связи с тем, чему Он посвятил Свое сердце: обретением состояния, соответствующего Его присутствию. Мы с вами можем, не колеблясь, сказать, что там, где больше всего Христа, вы, несомненно, встретитесь с Господом. «Господь там». Эти два аспекта сопровождают друг друга, хотя зачастую это подразумевает нашу гибель ради предоставления места Ему.
Итак, храм измерен — и не просто в целом, но в каждой точке, во всех углах. Как мы знаем из Послания к ефесянам, речь идет о мере Христа.
Река
Наконец, в видениях Иезекииля мы подходим к реке. Итак, Бог на престоле, Он обрел Себе жилище; присутствует жертвенник, судящий все и правящий всем в соответствии с Божьей праведностью; храм измерен меркой Христа. Чего же ожидать дальше? Из этого храма появляется, прорывается река, — полнота, — и «куда войдет этот поток, все будет живо там» (Иез. 47:9). Это произошло в день Пятидесятницы. Господь получил Свой Дом; Христос на престоле; Крест совершил свою работу, и вот, спонтанно заструилась река.
В завершение подниму один вопрос. Это не критика и не желание осудить кого-то. На самом деле, этопросто рассуждение. Христиане годами молятся и просят о пробуждении. «Пробуждение», «пробуждение» — это слово не сходит с уст. Что ж, оно придет, когда Бог получит необходимые Ему условия. А что, если задержка пробуждения объясняется тем фактом, что до сих пор не соблюдены Божьи условия? Это не просто какой-то объективный вопрос, какой-то предмет интереса — у него есть очень актуальное применение. Мы с вами желаем, чтобы из нас потекли реки живой воды, чтобы из нас исходил этот поток, животворящий все на своем пути. И тогда, когда мы начнем молиться о людях, когда мы заговорим с ними, в них войдет жизнь, они почувствуют себя укрепленными и обновленными. Мы будем двигаться по этому миру, и это будет влиять на людей, помогая им оживать. Придет жизнь.
Это же касается и наших церквей, наших собраний и групп. Из них может проистекать жизнь, достигающая самых дальних уголков. Если Бог получит необходимые Ему условия, то даже у небольшой группы, поставленной Богом, не будет предела возможностей, предела досягаемости. Влияние такой маленькой группы, скрытой в каком-нибудь отдаленном уголке планеты, может распространиться до концов земли. Они могут служить Христу далеко, далеко за пределами границ своей страны. Достаточно Богу получить необходимые Ему условия, и это произойдет. Вам не придется организовывать для этого масштабные кампании. Это случится само собой! Заметьте: река течет из измеренного святилища и проходит через жертвенник. Дух, Дух жизни, исходит именно из храма, соответствующего Христу, то есть, из храма, состояние которого пред Богом было судимо Голгофой.
Подводя итог, еще раз перечислим основные факторы, определяющие Божье присутствие. Конечно, это лишь примерный перечень, и вполне возможно, их гораздо больше. Итак, основные факторы таковы: абсолютная власть Христа во всем; центральное, всеобъемлющее место Креста; мера Христа в верующих — как индивидуально, так и коллективно. Таковы Божьи условия для обретения того, на что откликается Его собственное сердце, что приносит Ему удовлетворение: возможность присутствия рядом с людьми без ограничений или страха. «Иегова-Шамма», «Господь там»!

Комментариев нет:

Отправить комментарий