Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

понедельник, 28 ноября 2011 г.

Тимофей и Димас: приговор времени, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
2 Тим. 1:8; 4:10

В тот момент, когда Павел писал послание к Тимофею, Димас и Тимофей проходили, как и многие другие, тяжелое испытание, образно можно сказать так: проверку на кислотную реакцию.

Существует множество способов проверки качества металла, но их результаты нельзя считать абсолютно достоверными. Они не позволяют с уверенностью определить, есть ли примеси в металле. Но когда применяют кислотную реакцию, проверка будет точна. Этот приговор обжалованию не подлежит.

Ситуация в которой находился Павел в то время, была очень сложной. Тому было несколько причин. Прежде всего, он был государственный преступник, и этого оказалось достаточно, что настроить  против него мир. Нельзя не прийти к выводу, что он рисковал жизнью. Далее, обнаружилось, что в посещенных им городах  селениях он стал объектом единодушной ненависти со стороны части ортодоксальных иудеев. Более того... Против Павла был не только мир, не только та религиозная система, при которой родился Христос и возникло христианство, против него были подозрения большого числа христиан. Сам апостол Петр находил в его посланиях "нечто неудобовразумительное".

Павел не имел ни чего общего с миром. С религиозной точки зрения, из-за занимаемого им положения он был абсолютно вне установленного порядка. В его цели и методах, было нечто скорее небесное, чем земное, и на столько духовное, что его персона была окружена ореолом таинственности, подозрения и непонимания. Вокруг него образовался некоторый вакуум.

Для служителя церкви иметь отношения с Павлом означало скомпрометировать себя, породить различные подозрения в своем окружении, почти попасть в "черный список". Подозрения, с которыми относились к заключенному, падали и на тех, кто имел мужество его посещать. Если они несли служение в церкви, то могли опасаться, что делу будет нанесен ущерб. Не разумнее ли было воздержаться?

Во всяком случае конфликт был на лицо. Те, в чьем сердце была малейшая привязанность к миру сему, ни чуть не сомневались. Как можно быть вместе с таким экстремистом?! Единственное, что они могли сделать, - это оставить Павла вместе с его убеждениями, удалиться от этого камня преткновения, из-за которого можно попасть на крест, и установить дружеское отношение с миром. Так и сделал Димас. Тем, у кого было влечение к миру, постоянное свидетельство такого человека, как Павел, было невыносимо. Они ушли.

Тех же, о которых нельзя было сказать, что они "возлюбили век нынешний", подстерегала другая опасность. Поддерживая на виду у всех отношения с Павлом, они отдавали себе отчет в том, что рискуют своей репутацией. О них начнут говорить. И если у них была перспектива стать служителями, им грозило ни когда не стать ими. Почему бы не избрать "золотой середины": не проявлять на виду у всех симпатию, которую они, не смотря на все, испытывали к Павлу? Они бы могли пойти еще дальше: выразить признательность апостолу, поддержать его в гонениях, которые он переживал, согласиться с его учением, но дать ему понять, что по определенным веским причинам они не могут открыто выступить на его стороне - Бог благословляет их служение, и они не рискуют подвергать опасности дело Божье, публично поддержав Павла. В результате они пытались угодить и нашим и вашим.

Оставался еще третий и последний вариант. Он состоял в честном и открытом рассмотрении вопроса. Нужно было окончательно решить для себя: Бог с апостолом или нет? А потом смело встать рядом с Павлом, чего бы это ни стояло, сознавая, что в конце концов Бог их оправдает.

Такая позиция не скомпрометировала бы истинного служителя Слова, так как он принимает служение из рук Бога и нет такой силы - земной или сатанинской, - которая могла бы помешать выполнению его задачи. Ибо Бог не дремлет. Он царствует!

Если закрывается последняя дверь, через которую люди могли бы выйти на служение, Бог открывает новые,  и ни кто не сможет их закрыть.

Именно так поступил Тимофей. И каков был приговор времени? Для нас, живущих ХХ веков спустя, ответ ясен.

Что касается Димаса, то как бы трагичен ни был его конец, его поведение, по крайней мере, было искренним. Этого нельзя сказать о тех, которые пошли по среднему пути - по пути притворства.

И в наше время огромное число детей Божьих вынуждено выбирать один из этих трех путей.

Большая часть христиан либо хитрит, идя на компромисс, чтобы не повредить своей репутации, либо платит всю цену за истину, какова бы она ни была, идет на все лишения и полагается во всем на милость Божью.

Если мы выбираем такой путь - ни люди, ни нечистые духи ни чего не смогут нам сделать. Приговор времени, при крахе всех других мнений, подтвердит, что это был путь Божий. И он принесет вечный плод!