Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

воскресенье, 5 июня 2011 г.

Помазание Святого Духа, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
(фрагмент)

НЕКОТОРЫЕ МЫСЛИ ДЛЯ РАССУЖДЕНИЙ

Рим. 12,5; Иоан. 6,63а; Лк. 14,28

Мы только что выяснили назначение помазания в жизни Давида.

А какова цель нашего помазания? Получаем ли мы помазание для того, чтобы быть пресвитерами, благовестниками, миссионерами? Это ли имеет в виду Свя­той Дух? Хочет ли Он сделать нас отдельными, незави­симыми личностями?

Ничего подобного. Служение, для которого мы по­лучили помазание, действительно может осуществлять­ся особым образом либо в евангелизации, либо в душепопечительстве, либо в обучении. Но каким бы ни было это служение, оно всегда будет связано с общим свиде­тельством, сохраняя тесные отношения с единым це­лым.

Если благовестник, призванный Богом, будет поль­зоваться полученным даром как чем-то таким, что име­ет ценность само по себе или имеет оправдание в са­мом себе, можно быть уверенным, что плоды его слу­жения будут ограничены. А в определенный момент они вообще прекратятся. Можно сделать вывод, что ко­гда служение прекратилось, в него вмешалось нечто постороннее. И все, имеющие глаза, чтобы видеть, скажут: «Как жаль! Такой служитель не смог сделать все, на что способен. Может быть, Бог предусмотрел для него что-либо другое?»

Такие трагедии случаются с современными благовестниками. Какая ошибка — заключать благовестников в непроницаемую скорлупу, отрывая от церкви, вместо того, чтобы дать им ощутить поддержку тех, кто должен пасти стадо и обучать верных «к совершению святых»!

Итак, все, что верно для евангелизации, верно и для Других проявлений помазания. Ибо для Бога важно свидетельство в целом, а не отдельные его элементы.

Помазание принципиально едино в том смысле, что относится ко всему целому — к свидетельству об Иисусе во всей полноте, как главной цели. Как мы увидим далее, помазание Давида представляет сложное целое. Многие верующие причастны к этому целому через свое помазание, и их служение в определенной мере зависит от того, чему они обязаны своим помазанием. Но в конце концов их деятельность оправдывается той же единой целью.

То же происходит и с нами. Личное помазание, ко­торое мы получили во Христе, не имеет целью сделать из нас самодостаточных существ. Истинной целью по­мазания является выраженное в своей полноте свиде­тельство об Иисусе при личном содействии каждого члена. Итак, повторим еще раз: Бог имеет в виду свиде­тельство в целом. По моему мнению, во всем Ветхом Завете нет такого примера, который бы показывал цель помазания столь всеобъемлюще, как жизнь Давида. Есть, конечно, и другие замечательные примеры пома­зания. Но когда мы приходим к концу жизни Давида, пред нами предстает Дом Божий во всем своем вели­чии, блеске, совершенстве, славе, каких нет во всех ос­тальных частях Ветхого Завета.

Позже, когда хотели рассказать о вершине славы Израиля, всегда упоминали эту эпоху. В глазах потом­ков Давид стал самым славным представителем истории Израиля. Почему?

Потому что он имел то, что отличало его жизнь от жизни других людей. Особый отпечаток на его служе­ние наложило отношение к Дому Божьему, стремление воздвигнуть Дом Божий в полном соответствии с за­мыслом Божьим. Давид желал, чтобы ковчег свидетель­ства наконец занял свое законное место в Храме.

Чтобы совершить все это, он и получил помазание. Однако Давид принадлежит к Ветхому Завету. Он — прообраз Господа Иисуса, совершенного Помазанника. Если мы причастны к помазанию нашего Господа, то только для того, чтобы содействовать всеобщему про­явлению Его славы. Вот в чем заключается цель пома­зания — свидетельство об Иисусе во всей его полноте. К полноте свидетельства и относится помазание.

Я уверен, что вы готовы провести параллель — по крайней мере, до определенного уровня — между ду­ховным состоянием народа Божьего в наши дни и эпо­хой Илия. Чем большее духовное разумение мы обре­таем, тем яснее видим, что все происходит не так, как должно, не так, как было бы, если бы замысел Божий полностью осуществился. И сегодня мы нуждаемся в таком же восстановлении.

Но если свидетельство об Иисусе должно быть вос­становлено в своей полноте, то это произойдет таким же образом, как было в случае с Анной, Самуилом и Давидом.

Бог имеет в виду вовсе не земную организацию, способную создавать, представлять или материализо­вать что-либо, а орудие, избранный сосуд, который во всей полноте мог бы свидетельствовать об Иисусе.

Если мы хотим достигнуть этой цели — путь к ней открыт. Помазание не имеет другого обоснования.

Итак, возможно, лишь небольшая горстка людей бу­дет свидетельствовать, но все будет совершаться в ду­ховной полноте. Действительно истинное величие за­ключается в полноте, а не в числе. Такие перспективы открывает перед нами помазание.

Получили ли мы его? Имеем ли мы Духа? Именно с этой целью Бог дал нам Свое благословенное помаза­ние. Подумайте об этом. Бог доверил, вручил его нам, чтобы мы достигли этой цели! С нами Бог в деле вос­становления свидетельства об Иисусе во всей его пол­ноте! Вот в чем наша надежда, возлюбленные! И наша уверенность также.

Каким путем нам идти? Путем Анны. Путем «немощи», когда плоть бессильна, когда мы Ничего не можем сами. На каждом повороте против нас будет восставать плоть. Не обращая внимания на наши стоны и труды, она будет противиться всем нашим усилиям, постоянно повторяя: «Ничего не поделаешь!» О, да! Но именно это даст Богу возможность вмешаться. Именно тогда придет помазание. Так Бог использовал Анну и Самуила, чтобы открыть путь для помазания Давида.

Сами мы не можем сделать ничего. Для этого мы по­лучаем помазание. Но когда мы помазаны, перед нами открываются неограниченные перспективы. Почему? Потому что за дело берется Сам Бог.

Что позволило Господу Иисусу до конца выполнить Свое служение на земле? Помазание. «Бог Духом Свя­тым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он холил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, по­тому что Бог был с Ним» (Д-Ап. 10,38). Вмешался Бог. То же самое происходит и с Телом Христовым, Церко­вью, и с членами этого Тела, когда их отношения с Бо­гом становятся такими, какими должны быть. Бог ста­новится на их сторону, берется за дело Сам, чтобы сви­детельство осуществилось во всей своей полноте.

Самое важное

Позвольте мне затронуть еще один вопрос. Речь идет об истине, которая касается всех нас и является важной со всех точек зрения. По предвечному замыслу Божьему лишь помазание делает жизнь ценной. Не да­ры, приобретенные или унаследованные, не то, что мы должны совершенствовать. Когда мы говорим о ценно­сти жизни, то, конечно же, имеем в виду лишь ту цен­ность, которую она может иметь в свете осуществления плана Божьего. Повторим еще раз: не то, что мы насле­дуем от рождения, не то, что мы получаем в результате образования, придает нашей жизни фундаментальную ценность. И как бы впоследствии Бог все это ни ис­пользовал, оно никогда не будет тем самым важным, на основании чего Он оценивает нашу жизнь. Мы можем констатировать очевидный факт: когда Богу нужно бы­ло осуществить какой-либо великий замысел, Он часто останавливал свой выбор на человеке, обделенном плотскими достоинствами и привилегиями, и использо­вал такого человека, чтобы проявить Свое могущество.

Верно и то, что Бог использовал и таких людей, ко­торые многим были обязаны своему происхождению или образованию. Тот факт, что Бог действует в обоих случаях, говорит о наличии особого фактора.

И этот особый фактор — не что иное, как помаза­ние. Я настаиваю: только помазание придает ценность жизни. Нужно, чтобы мы раз и навсегда уяснили эту важную истину. Она очень проста, но я считаю, что ее нельзя упомянуть лишь вскользь. Конечно, трудно ви­деть в этом нечто увлекательное, достойное упомина­ния и повторения другим людям.

Другое дело — говорить о страданиях, о мучитель­ных обстоятельствах личных сокровенных отношений с Богом, которые оставили на нашей жизни неизглади­мый отпечаток.

Истина имеет цену лишь тогда, когда она усвоена духовно, а не интеллектуально. Та истина, о которой мы говорим, приобретет для нас цену тогда, когда будет усвоена путем болезненного личного опыта. Все это позволяет нам повторять: только помазание придает ценность жизни. Когда служитель Божий, желая объяс­нить относительный успех своего служения начинает придавать значение своим природным способностям, полученным знаниям или личным качествам, он при­ближается к катастрофе: рано или поздно он увидит всю трагическую тщету вышеперечисленного, из-под его ног уйдет земля и он вынужден будет воскликнуть: «О, зачем я только взялся за это служение!»

Но есть и другая сторона медали. То, за что мы мо­жем прославить Бога — помазание,— придает жизни такую ценность, которой мы сами никогда бы не дос­тигли, и ничто другое нам ее не дало бы. Помазание количественно и качественно восполняет недостающее нам — все, что мы могли бы унаследовать или приобре­сти обычными путями. Прошу прощения за повторение, но все, что можно сказать о помазании, бесполезно, если мы не усвоим эту простую истину: только помаза­ние, одно лишь помазание придает жизни ценность. Бог не уставал напоминать об этом Давиду. К концу служе­ния великий царь видел плоды своих усилий. Во всех отношениях он преуспел. При его содействии в Израи­ле свершились великие события. Воистину, Бог соделал для него удивительное. Итак, в час, когда, по человече­скому рассуждению, можно было исполниться гордостью за долгие годы своего славного царствования, по­сланный Господом пророк напоминает Давиду от имени Бога: «Я тебя взял от стад и пастбищ, чтобы ты пас на­род Мой Израиля».

Этими простыми словами Бог напомнил о его скромном происхождении и дал понять, что Давид на­ходится на высоте только потому, что однажды, когда он был еще никому неизвестен, Господь нашел его и вывел из мрака. Бог не хочет, чтобы Давид забывал: все, чем он располагает, все, что сделало его самым ве­ликим царем на престоле Израиля, за исключением Господа Иисуса, он получил благодаря помазанию, а не при помощи своих природных качеств. Только помаза­ние сделало его жизнь такой ценной.

Обратившись к Новому Завету, мы увидим, что апо­стол Павел не делает тайны из того, что всему в жизни он обязан помазанию. Тогда как чисто по-человечески он мог законно претендовать на определенное уваже­ние к себе и выставлять напоказ свои личные способ­ности (и мы знаем, какую пользу смогли извлечь для се­бя из природных способностей апостола Павла опреде­ленные теологи), Бог добился от него ясного и искрен­него признания: если в его жизни и служении было не­что ценное в очах Божьих, то он обязан этим помаза­нию, а не своим способностям.

Мы не устаем говорить об этом потому, что замысел Божий может осуществляться ровно настолько, на­сколько мы постоянно уничижаем себя до этого вели­кого нуля — нуля на Божьей шкале.

Непредвиденное последствие

Всякий, кто понимает важность и значение помаза­ния, испытывает на личном опыте два неизбежных по­следствия.

Первое — немедленно восстает ад.

В свете того, что мы сказали о свидетельстве Иису­са, в этом нет ничего удивительного. Даже трудно себе представить, что может быть иначе. Действительно, ес­ли в этой вселенной у Господа Иисуса есть противник, ти тотчас силы ада пришли в движение — не столько против людей, сколько против помазания, которым эти люди были облечены.

Возьмем Павла, этот избранный сосуд Божий. Что было после его помазания? Самые разнообразные го­нения и преследования. Ад не давал ему передышки. Почему? Из-за помазания.

* * *
Итак, первое последствие помазания — злостная реакция царства тьмы. Мы можем пойти еще далее и сказать, что реакция Противника прямо пропорцио­нальна нашему пониманию значения и важности пома­зания. У Бога есть замысел по отношению к Своему Сыну. Его намерения выражены в том, что апостол Па­вел называет «предвечным определением» Бога. Чем больше мы проникаем в таинство этого вечного плана, тем больше нашему духу открывается истинный смысл, истинное значение «свидетельства о Христе», и тем больше противодействие ада или, другими словами, тем большими будут страдания, причиненные нам Против­ником. Если ваше понимание свидетельства о Иисусе поверхностно, фрагментарно, если вы становитесь на сторону этого свидетельства с вашими слабыми позна­ниями,— вы столкнетесь с противодействием, пропор­циональным вашему пониманию. Но если вы получили всестороннее откровение, то и противодействие будет в гораздо больших масштабах. Чем больше мы возрас­таем, тем сильнее будет удар спущенных на нас сил Царства тьмы.

В Послании к Ефесянам, в котором Церковь пред­ставлена нам как посаженная «на небесах во Христе Иисусе», силы, с которыми ей приходится вести брань, названы не иначе, как «начальствами», «властями», «мироправителями тьмы века сего», «духами злобы поднебесными».

* * *
Эту реакцию ада нужно рассматривать с двух раз­ных точек зрения. Во-первых, с точки зрения личного антагонизма сатаны. Без сомнения, свидетельство об Иисусе, для которого дается помазание, является мишенью беспощадных нападок самого сатаны. Для этого он отдает всего себя, все свои силы. Этот факт нельзя игнорировать.

Но есть и другой момент: этот антагонизм возник и продолжает существовать только потому, что Бог в Своей власти это допускает. Бог превыше всего, даже выше этого антагонизма. Допущение Божье объясняет­ся тем, что между помазанием и окончательным пора­жением сатаны существует тесная связь. Вселенная ра­но или поздно должна навечно избавиться от его при­сутствия. И каково решающее орудие его поражения?

Помазание

Вот в чем, в конечном счете, заключается цель по­мазания! Но как бы произошло это поражение, если бы Бог не позволил Противнику выйти из тьмы и совер­шить нападение?
Каково было поведение Господа Иисуса после пома­зания у Иордана? Отважился бы Он по собственной инициативе пойти в пустыню, чтобы встретиться с Про­тивником? Конечно же, нет. В пустыню Его повел Свя­той Дух. С какой целью? Чтобы ясно показать победу над князем царства тьмы, совершенную благодаря по­мазанию.

Антагонизм сатаны очевиден. Его злоба не знает границ. Но Божественное помазание, в которое был облечен Господь Иисус,— это реальность, превосходя­щая все, что может противопоставить враг.

Из пустыни Господь вышел, облеченный во всемо­гущество Духа.

В определенном смысле можно сказать, что мы по­мазаны для брани. И целью помазания является пора­жение Противника. Бог дает сатане свободу не для то­го, чтобы он победил нас, а для того, чтобы произошло его поражение. Не правда ли, удивительно? О фараоне написано: «Но для того Я сохранил тебя, чтобы пока­зать на тебе силу Мою, и чтобы возвещено было Имя Мое по всей земле» (Исх. 9,16). Итак, Бог предоставил ему определенную свободу действий, чтобы показать Свою правоту в случаях, когда Он допускает противни­ку действовать. Об этом мы мало думаем, когда пере­живаем нападки сатаны. Но не забывайте: если Бог по­зволяет ему вылить свою ненависть на помазание, ко­торое на нас, то это делается лишь для того, чтобы дать помазанию возможность победить Противника.

С этой точки зрения мы можем считать, что Против­ник слеп. Бог его ослепил. Если бы он знал, что помаза­ние, против которого он восстает, восторжествует над ним, то как бессмысленно было бы с его стороны про­должать нападки? Но именно в этом и проявится сила Бога.

* * *
Точно так же сразу после помазания смертельная опасность стала угрожать и жизни Давида. И, конечно, исключительно из-за помазания.

Он мог бы сказать: «О да! Если бы я не получил по­мазания, у меня не было бы этих мучений. Я все это ис­пытываю из-за помазания».

Перед нами стоит следующая альтернатива: что лучше — оставить помазание другим и таким образом избежать нападок дьявола или же нести на себе пома­зание с целью, предусмотренной Богом?

Давид часто оказывался в тисках этой дилеммы. Дважды он уходил к Анхусу, царю Гефскому. Это про­исходило из-за того, что альтернатива была слишком тяжелой для него. Последствия помазания казались ему столь невыносимыми, что его ветхий человек не вы­держал, и он попытался спастись бегством. Вера Дави­да поколебалась, и он попытался найти более легкий путь, укрыться от последствий помазания.

Может быть, и мы не раз находились в подобной си­туации?

Если бы Бог не возложил на меня это бремя, как было бы легко! — восклицали мы.

Да, легко. Но какой ценой? Ценой отказа от свиде­тельства об Иисусе и предвечного определения Божье­го. Что же мы выберем? Наше благополучие или славу Божью? Относительно легкую жизнь или глубинные по­требности Господа?

Не будем забывать, что помазание, лежащее в осно­вании этого духовного антагонизма и навлекающее на нас все новые нападки, содержит в себе самом тайну окончательной победы. Еще раз повторим: произойдет эта победа благодаря не нашим способностям или лич­ным качествам, а помазанию. Правда, мы можем дрог­нуть, как Давид. Иногда мы будем в состоянии, весьма далеком от победного. Мы можем быть в замешатель­стве. Во время брани наши глаза могут искать укрытия, где можно сложить оружие. Да, наша вера может поко­лебаться, но — слава Богу! — каким чудесным ободре­нием является эта история с Давидом. Несмотря на не­мощь, несмотря на поражения, несмотря на грех, чело­век, облеченный в помазание, должен, как Давид, в конце концов победить. Благодаря своим способно­стям? Нет! Благодаря помазанию, которое постоянно возвращает сердца правых на путь победы.

Когда мы читаем Псалмы, которые отражают и био­графию Давида, нельзя не прийти к выводу, что не­смотря на множество поражений и ошибок, не говоря уже о грехе, Давид был мужем с правым сердцем. Если он и согрешил, то нет человека, которого сознание о соделанном повергало бы в такую скорбь. Помазание восторжествовало над всеми препятствиями.

* * *
Итак, если причиной брани является помазание — только мужество может удержать в наших руках ору­жие победы. Из-за помазания, которое пребывает на нас, Бог может допустить к нашему сердцу смущение, но не для того, чтобы предоставить нас самим себе, ос­тавить нас самих выпутываться из затруднительного положения. Ибо решающим элементом является пома­зание. Именно оно ведет нас к победе. В конце концов всем нам придется сказать: «Господи! В этой победе нет моих заслуг. Во мне было нечто, или, точнее, со мной был Некто, Кому я обязан — и я это отлично знаю — своей победой».

Хвала Богу за это благословенное помазание!

ВОЦАРЕНИЕ

1 Цар. 16:13 — 2 Цар. 5:4; Откр. 3:21

Из последнего раздела мы узнали, что следствием помазания является злобная реакция сил тьмы. Сегодня мы рассмотрим новое состояние, в которое входит человек, получающий помазание. Это новое состояние выражается в обучении, воспитании и назидании, следующих непосредственно за помазанием или одновременно с ним. Два последних понятия — помазание и научение — настолько тесно связаны в своих проявлениях, что часто их трудно отличить одно от другого. Для начала я хотел бы сказать, что, в отличие от обычной жизни, сначала происходит помазание, а затем следует обучение и подготовка.

Когда человек должен занять высокое положение в системе этого мира, необходимо, чтобы к моменту избрания его подготовка была завершена. Он не может претендовать на пост, если не подтвердит, что обладает необходимым опытом и знаниями. Бог же действует иначе.

Господь начинает с помазания, а затем, на основе доверенного помазания, совершает научение. Возможно, в данный момент мы не полностью сознаем, что получили помазание, однако не это главное. Даже если мы четко не представляем себе, что получили помазание и не испытываем никаких впечатлений и переживаний, которые должны были бы, по странному убеждению некоторых, испытывать как необходимое подтверждение помазания, — все равно с момента нашего помазания в нас рождается духовная жизнь. Бог начинает осуществлять Свой замысел, и у нас наступает период, богатый самыми разнообразными событиями, каждое из которых тесно связано с полученным помазанием.

Все, что мы говорим, не столь уж трудно понять, как кажется на первый взгляд. Рассмотрим конкретный пример. Вы и я в один прекрасный день посвятили себя Господу. Мы получили Святого Духа, стали живыми членами Тела Христова и одновременно причастниками святого помазания.

С этого момента Бог приготовил нам задание: исполнить особую часть Его предвечного замысла, занять место в свидетельстве об Иисусе, которое не может занять никто другой. Каждый из нас по определению Божьему был отделен от мира, чтобы исполнить особое служение в интересах всего Тела Христова и, будучи одним целым с ним, внести в свидетельство существенный вклад.

Для этого мы и были призваны в предвидении Божьем и получили помазание. Возможно, мы пока не знаем, к какому служению призвал нас Бог. Может быть, мы даже не знаем, что получили помазание. Все это неважно.

Главное — Бог вошел в нашу жизнь. И если путь для Него будет свободен, если мы не свернем с него, если мы захотим, чтобы наши мысли, воля и желания не стали для Него препятствием, но, наоборот, чтобы Он нашел в нас открытое и чуткое сердце, покорную Ему волю, принимающую все, что хочет Он, — то Он устроит так, чтобы наша последующая духовная жизнь, по которой Он нас проводит и в которой Он живет, достигла своей вершины — выполнения особого назначения нашего помазания. Отныне все могущество помазания будет проявляться в этом направлении.

Может быть, для выполнения своего предназначения нам понадобятся годы. Тогда, оглянувшись на пройденный путь, мы сможем сказать:

Да, все это время Господь был со мной. Дух Святой всегда направлял меня; и теперь, когда я вижу, к чему Он меня привел, когда передо мной открывается путь служения, приготовленный специально для меня, когда я ясно вижу задание, которое я должен выполнить, свое место в свидетельстве, уготованное мне Богом и накладывающее отпечаток на мою жизнь,— теперь я понимаю, что все, произошедшее за это время, было устроено Богом, чтобы подготовить меня, оснастить и сделать пригодным для этого служения!

Отныне в выпавшем на нашу долю служении будет беспрепятственно и могущественно действовать Святой Дух.
* * *
Если бы Бог провел нас через эту школу, не помазав, мы бы не выдержали испытания. Если бы Он заставил прожить такую жизнь, не дав нам Святого Духа, Духа помазания, мы бы не устояли. Другими словами, нам бы не хватило духовного разумения, которое дает помазание.

Я настаиваю, что духовное разумение является неотъемлемой частью помазания: «Впрочем, вы имеете помазание от Святого и знаете все». «Помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте» (1 Иоан. 2:20,27).

В этих отрывках неоднократно говорится, что познание — это элемент помазания: «...знаете все».

Что же мы знаем?

Может быть, наши знания весьма поверхностны и их можно свести к следующему:

Я уверен, что школа, через которую меня провел Бог, имеет особое значение. Какое? Я не знаю. Тем более я не знаю, почему должен был пройти через нее. Но знаю, что во всех трудностях со мной был Бог. Он вел меня к Своей цели. Это меня поддерживало.

Возможно, наши знания в данной области не очень обширны, но в них отражено значение помазания. Разумение относительное, но все же это разумение духовное.

Иногда помазание позволяет нам понять, как совершенно несовместимые события могут привести к одному результату, как они гармонируют друг с другом и с планом Божьим. Перед лицом определенных обстоятельств, которые приводят нас в замешательство и смысл которых мы не понимаем, помазание может иногда просветить наш разум.

В одном мы можем быть уверены — Бог готовит нас принять то, что Он пошлет. Чтобы подготовиться к этому, нам нужно пройти через школу уничижения. Когда Бог смиряет нас, когда наше «я» переживает все стадии распятия до полного уничижения, тогда нам хочется сбросить с себя это бремя и махнуть на все рукой. Но обитающее в нас духовное разумение, происходящее от помазания, как бы говорит нам: «Все это соответствует замыслу Божьему. Все в твоей жизни исходит от Бога, абсолютно все. Необходимо, чтобы все твое исчезло. Это логично и ясно. На другое ты не можешь рассчитывать».

Если Богу для нашего научения нужно помазание, то только для того, чтобы иметь в нас точку опоры для Себя и дать нам в возрастающей мере понять смысл Его наставления, наказания и причину болезненных испытаний.

Взглянем на Давида. Все перипетии его жизни связаны с целью, поставленной Богом, и вытекают непосредственно из его помазания. Другими словами, помазание знаменует начало периода его подготовки. Именно с этого момента начинаются для него настоящее обучение и наставление. Все выпавшие на его долю испытания в целом представляют Божественную педагогику.

В жизни Давида есть нечто такое, что неодолимо влечет меня к книгам о ней, — это ее глубокая человечность.

Постараюсь объяснить.

Из всех жизней, представленных в Библии, мало таких, если они вообще есть (может быть, жизнь Павла), описание которых носило бы столь ярко выраженный автобиографический характер. У Давида всегда есть что сказать о своем духовном опыте. Без всякого самодовольства он открывает перед нами свое сердце. И как замечательно, что мы можем наблюдать за тем, что происходит внутри этого человека, за тем, как он реагирует на постигшие его испытания. Без сомнения, именно по этой причине Псалмы занимают столь важное место в духовной жизни народа Божьего, ибо они — ни что иное, как глубокое признание человека, который посвящает нас в свою личную жизнь и позволяет нам проникнуть в самые сокровенные глубины его отношений с Богом. Когда мы читаем их, становится совершенно ясно, что в жизни Давида все подчинено помазанию и объясняется только в его свете.

Не правда ли, Давид — это наиболее яркий прообраз Господа Иисуса как Царя в Ветхом Завете? Не удивительно, что Бог провел его особым путем, позволившим приобрести особый опыт. Постепенно он занял положение полной зависимости от Бога и достиг поставленной цели: смирения, самоуничижения, человеческой немощи, в которой все совершается Господом.

О, если бы у нас было время, чтобы провести вместе несколько часов и поближе рассмотреть жизнь Давида! Какое богатство сокрыто в отдельных ее эпизодах, какая красота открывается в свете замысла Божьего! Вот пример для подражания! Помазанник Божий не должен оправдываться, даже не должен стремиться обосновать свои права. Посмотрите, как Господь берет в Свои руки дело защиты жизни и достоинства того человека, которого помазал и который не пытается сам себя защищать и оправдывать.

Давид был в двух шагах от того, чтобы взять дело в собственные руки и отомстить. Но Бог сохранил его от этого поступка ради помазания.

Вы помните, как однажды Давида отвергли, преследовали и травили, а он искал помощи и послал слуг к одному человеку, у которого было изобилие всего, в чем так нуждался Давид. Однако Давид получил отказ. Более чем отказ — оскорбление. И он так болезненно воспринял это оскорбление, что задумал отомстить. Но жена того человека, Навала, понимая суть происходящего, вышла навстречу Давиду и его людям, чтобы уговорить, убедить их отменить расправу. Что же произошло через несколько дней? Навал умер, став жертвой собственных бесчинств, а Давид возблагодарил Бога за то, что Он воспрепятствовал ему совершить зло. С какой радостью Давид вручил это дело в руки Бога, оставшись невиновным в расправе, которую чуть было не совершил! Всякий, кто получил помазание, должен воздерживаться от подобных действий. Бог вложил в Давида сожаление о поступке, который мог бы навсегда стать препятствием для помазания, полученного им. Сам Господь вмешался и взял дело в Свои руки.

Если мы действительно помазаны, Бог Сам займется всем тем, что касается Его дела. Нам нет необходимости мстить за наши попранные права. «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: «Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим. 12:19).

А вот прекрасный пример, как Давид не прикоснулся к своему врагу, Саулу, когда тот был в его власти! Человек, который отравлял жизнь Давида, оказался в его руках беззащитным. Одним взмахом меча Давид мог бы избавиться от своего заклятого врага. Но нет: «Да не попустит мне Господь сделать это...» (1 Цар. 24:7). Нельзя так поступать, когда получено помазание.

Итак, все это имеет глубокое значение и бросает свет на истинную природу помазания. Теперь мы лучше понимаем, почему должны пройти через определенные испытания, чтобы стать пригодными к ожидающему нас служению. Воздержаться от мести, если кто-либо или что-либо стали поперек наших личных желаний, — это, без сомнения, очень благородно. Как бы мы могли царствовать нравственно и духовно, если бы позволили своим страстям взять над нами верх? Никогда мы не сможем «взойти на гору Господню», если, будучи помазанниками Божьими, позволим злобе вовлечь нас в такие дела.

Вы прекрасно понимаете, что все это — научение, причем научение, основанное на помазании и находящееся в гармонии с ним. Просмотрев всю жизнь Давида, мы увидим, что в каждое ее мгновение Бог готовит Своего служителя ради помазания, которое ему доверил. Мы также увидим, что даже самый мрачный период, который должен был пройти Давид, в замысле Божьем был одним из существенных элементов подготовки к престолу. Этот период был подчинен цели помазания.

В трудных обстоятельствах, в мрачные дни, когда даже такие помазанники Божьи, как Давид, испытывают страдания, видят, как все отворачиваются от них, пренебрегают ими, не будем забывать, что все это является частью нашего научения. Конечно, с этим легче согласиться теоретически, чем безропотно принять в жизни, когда это коснется лично нас, в то время как мы не осознаем себя идущими царским путем помазания. В этом и заключается вся трудность.

Все это находится в прямом отношении к свидетельству об Иисусе. И с этой точки зрения Давид — самый точный прообраз Господа Иисуса. Он получает помазание, но помазание не сохраняет его от унижений и мучений. Наоборот, оно проводит его через все это, как через неизбежный этап на пути к Престолу.

Страдания — слава

Не будем забывать: те, кто помазан, не избегнут страданий. Помазание равно страданию. Однако стра­дания не являются целью, они — путь к победе, ибо «если мы страдаем, будем царствовать». Помазание включает эти два элемента. Возвращаясь к началу на­шего исследования, напомним, что, во-первых, за по­мазанием следует немедленная злобная реакция сил тьмы и, во-вторых, помазание является началом перио­да подготовки, научения и назидания в соответствии с: целью, ради которой помазание дается.

Пусть Бог поможет нам глубже понять эти истины и наше призвание во Христе, а также войти в полноту свидетельства!

Человек духовный и человек плотский

1 Цар. 16,13; 17,1

«Филистимляне собрали войска свои для войны...» (1 Цар. 17,1). Тот факт, что филистимляне появляются именно в данный момент, сам по себе весьма поучите­лен. Почти на той же странице, где описано помазание Давида, летописец его жизни без перехода сообщает: « Филистимляне...»

Вторжение филистимлян именно в этот момент под­черкивает один из важнейших аспектов помазания и позволяет понять нечто очень важное о его глубинном смысле. Филистимляне были заклятыми врагами свиде­тельства о Господе. Главная же цель жизни Давида, как мы увидели,— привести свидетельство к полноте и за­вершенности. Именно эта роль была предуготована ему в замысле Божьем. Цель будет достигнута тогда, когда мы наконец увидим в Святом Святых Храма ковчег за­вета и славу небес в Доме Божьем. Именно это имел в виду Бог, когда призвал Давида. Для этой цели Он до­верил ему помазание.

Филистимляне же олицетворяют силы противника, восстающие против замысла Божьего. Они показывают, как велик антагонизм, вызванный помазанием на слу­жение. Когда читаешь книги, рассказывающие о жизни Давида, невольно поражаешься числу столкновений, которые произошли между Давидом и филистимлянами, и тому значению, которое имеет этот народ в его жиз­ни и служении. Это просто удивительно!

Да и вообще при тщательном исследовании нельзя не заметить, какую важную роль играют филистимляне в Ветхом Завете. Только в книгах Судей и первых двух Царств они упоминаются не менее двухсот четырех раз. В книгах Бытие, Исход и от книги Иисуса Навина до третьей книги Царств этот народ упоминается две­сти пятнадцать раз. И это лишь приблизительная циф­ра, минимум. Но над этим минимумом стоит задумать­ся.

Данный факт заслуживает, чтобы мы остановились и разобрались в книгах, описывающих жизнь Давида, где такое большое внимание уделено филистимлянам. Сле­довательно, наш подход правильный: если Давид был призван, чтобы довести свидетельство до его полноты в Ветхом Завете, если для этого он получил помазание, значит, место, которое занимают филистимляне в его жизни, представляет нечто очень важное и заслужи­вающее нашего пристального внимания. Итак, постара­емся понять суть происходящего.

Кем были филистимляне?

Это были кочевые и крайне агрессивные племена. Они жили войнами и представляли постоянную угрозу окружающим их народам. Эти люди были столь воинст­венны, что врагам, даже численно намного их превос­ходившим, приходилось очень туго, если они не могли поделить что-либо с филистимлянами.

Территория, которую занимали филистимляне в ту эпоху, не была их исконной землей.

В давние времена филистимляне захватили землю, отделенную Богом Своему израильскому народу. Еще до того, как пришли двенадцать колен Израилевых, фи­листимляне сеяли ужас в этой земле и крепко обосно­вались на ней. В конце концов в их владении оказалась значительная территория. Их влияние, мощь и сила бы­ли настолько велики, что вся земля стала называться их именем. Палестина значит страна филистимлян. Пале­стиназемля филистимлян. С того дня, когда они ступили на эту землю, они оставили там свое имя, ко­торое не исчезло и поныне. Но вот на эти земли Гос­подь приводит Свой народ. «Земля Израильская» — читаем мы иногда. Но несмотря на это название, не­смотря на Божественное предопределение, несмотря на замысел Божий, мы видим, что на этой стране лежит филистимский отпечаток. Они даже оспаривают у Из­раиля имя страны. За вопросом о названии кроется ан­тагонизм между двумя народами.

В самой филистимской угрозе, помимо этого перво­го аспекта, существует второй. Филистимляне были не просто внешними противниками, постоянно враждо­вавшими с Израилем,— они были врагами Израиля по своей сущности. Их противодействие проявлялось в том, что они всегда хотели захватить принадлежащее народу Божьему и старались любыми путями вмешаться в его дела и жизнь. Вы, наверное, знаете, что во време­на Самсона эта угроза постоянно нависала над стра­ной. Любой ценой филистимляне стремились захватить весь народ Божий — наложить руку на Самсона, чтобы раскрыть тайну его превосходства, особой силы. Они использовали все, чтобы проникнуть в тайну его духов­ного могущества. А почему они так хотели раскрыть эту тайну? Они не могли допустить, чтобы народ Божий возвеличился. Наконец они нашли необходимого союз­ника в Далиде и смогли раскрыть вожделенную тайну особой силы, которая была ничем иным, как могущест­вом Израиля, сокрытым в его вожде. Узнав ее, они смогли бы вскоре покорить Самсона и его соотечест­венников.

Итак, главным в этой истории, истинной целью фи­листимлян было — возвеличить своего бога над Богом Израиля и таким образом унизить Бога своих врагов. Теперь мы можем понять истинный смысл криков радо­сти из уст противников Самсона, когда в тот знамена­тельный день его слепого вывели из тюрьмы развлекать гостей филистимлян. Чему они радовались? Победе своего бога. «Дагон,— восклицали они,— сильнее Иеговы! Доказательство? Смотрите: вот слуга Иеговы, че­ловек, который представляет весь народ Иеговы. Вот он, этот несчастный! Посмотрите, как он избит, ослеп­лен, раздавлен! Вот вам могущество Иеговы!» В это время боги филистимлян ликуют. Эта Вспомните, что произошло позже с ковчегом Завета, который представлял собой воплощение силы Израиля, был символом его славы. Филистимляне захватили его и поставили в капище Дагона, намереваясь унизить Ие­гову перед их собственным богом. Но все-таки оказал­ся униженным Дагон. Бог может постоять за Себя даже тогда, когда Его народ падает.

Но цель остается той же, и мы видим ее два аспекта. С одной стороны, филистимляне покушаются на святое, чтобы использовать его в своих интересах, и с другой стороны — неизбежный результат: слава Господня меркнет, а противник торжествует. Пытаясь кощунст­венно проникнуть в Божественные тайны, желая любой ценой получить доступ к духовным силам, с помощью которых, как они надеются, они получат превосходство над остальными, филистимляне открывают ковчег, рас­сматривают его внутри и делают все, что в их силах, чтобы раскрыть его тайну. И все это с единственной целью — получить силу и установить свое господство. Последствия вы знаете. Бог покарал один за другим пять городов филистимских.

В этой истории мы видим два момента: стремление проникнуть в Божественные тайны, использовать их для своего возвеличивания, превозношения и господства и, как неотвратимое последствие, бесчестие Бога и про­славление противника. Не обращаясь к другим местам Библии, можно с уверенностью сказать, с кем нам про­ходится иметь дело: «филистимляне...»

Писание представляет таких людей как «необрезанных». Именно в этой оценке содержится ключ к по­ниманию всей проблемы. Из Нового Завета мы узнаем духовный смысл обрезания. «В Нем вы и обрезаны об­резанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым» (Кол. 2,911).

Что значит духовное обрезание, обрезание Христо­во? Это совлечение тела плоти. Нам говорится, что мы были приведены к этому. Мы были приведены к обре­занию Христову, т.е. к совлечению тела плоти, и это представлено крещением. Слово Божье говорит, что, крестившись, мы были «погребены с Ним в крещении», и таким образом вошли в обрезание Христово. Наше крещение — не что иное, как свидетельство, на осно­вании которого мы отделяемся, исключаемся из старо­го творения смертью и погребением Христовым. Вот что такое обрезание в духовном толковании. Вот зна­чение символа, который мы видим повсюду в Писании. Этот акт в замысле Божьем никогда не был чисто внеш­ним и формальным. За ним стоит духовный принцип, который означает совлечение тела плоти.

Итак, филистимляне названы «необрезанными». Их необрезание — это нераспятая плоть. Это тело плоти, которое не совлечено, сама плоть, плотский принцип, естественный человек, такой, какой он есть сам по се­бе, налагающий свою руку на духовное — вот кто такие филистимляне.

Дойдя до этого места, мы сразу замечаем отклоне­ния, имеющие отвратительный характер. На страницах истории перед нами появляется Голиаф из Гефа, пото­мок рода исполинов. Кто этот великан, как не предста­витель филистимлян? В его образе представлен весь народ. Это их герой, посланник, который выходит из стана и от имени своего народа бросает личный вызов Израилю. Голиаф — это уродство, позволяющее в дан­ном смысле назвать филистимлян народом дегенера­тов. Когда плотский человек возлагает руки на духов­ное, чтобы устроить его по своему разумению, созда­ется крайне опасная ситуация, кризис. Когда плотский человек предоставлен самому себе, с этим еще можно как-то справиться. Но когда он берется за духовное... Что же нам делать? Спорить? Но к чему? То, что мы по­нимаем духовно, он во всех деталях понимает по-плотски. Такой спор ни к чему хорошему не приведет.

Сколько есть людей, отлично знающих христианские доктрины и все связанные с ними принципы, но их уже нечему учить, они совершенно плотские. Их невозмож­но переубедить. Они не способны понять ваших на­ставлений. То, как они воспринимают обличения, пока­зывает, насколько они плотские. Что же нам делать, чтобы их победить? Не остается ничего другого, кроме как отрубить им голову. Символически, конечно. Они нуждаются в уничижении, в сокрушении гордыни. В творении Божьем они представляют рахитов, и самое лучшее для них — это просто умереть. Мы говорим об­разным языком: только смерть, другого выхода нет.

О! Плотскому человеку, знающему все христиан­ские доктрины, умереть не просто. Человека, осознаю­щего себя грешником, слепым, духовно мертвым, мож­но просто не допустить до дела Божьего. Но когда че­ловек считает себя мудрецом, несет служение, когда он властно управляет делом Божьим, не будучи распятым, тогда смерть будет для него неслыханным позором. Нет ничего более унизительного для «великана», чем ле­жать лицом в грязи, особенно когда все видят, какое незначительное средство избрал Бог, чтобы повергнуть его наземь. Но Богу достаточно и этого средства, Ему не нужно привлекать огромные плотские силы. Давид отказывается от плотского оружия, которое ему пред­лагает Саул. Он отвергает человеческое оружие, кото­рое ему предлагает плотский разум, оно ему не нужно. Он использует самое простое средство. Давид не гово­рит: «Я выхожу на тебя со своей пращей и камнями». Он сказал: «Я иду против тебя во имя Господа Савао­фа» (1 Цар. 17,45). Великан смотрит на него с презре­нием: «Разве я собака, что ты идешь на меня с палкой?» Орудие само по себе ничто, но если Бог использует его для победы над таким великаном, позор ужасен.

Для того, кто полностью погружен в дело Божье, кто совершенно занят своим служением, принять смерть Христову намного труднее, чем человеку, который ни­когда не участвовал в служении. Именно это представ­ляют филистимляне, «необрезанные»: человеческую личность, стремящуюся пробраться и утвердиться в де­ле Божьем, чтобы сделать его своим, присвоить его без предварительного распятия на кресте. Это — плотский человек, покушающийся на святыню Божью, на Его принципы, падкий на духовные тайны, которые можно использовать в корыстных интересах. В каких интере­сах? Быть крупной фигурой, казаться великим. К сожа­лению, в жизни слишком много таких «необрезанных». Бог укажет нам их, если мы позволим Ему это сделать.

Три ловушки

На пути, по которому мы идем, есть ловушки. Полезно время от времени напоминать об этом. Слово Божье повествует, что множество благочестивых людей попались или чуть не попались в эти ловушки. Не будем забывать и о том, что противник ненавидит дело Божье лютой ненавистью. Чтобы скомпрометировать его, парализовать или даже уничтожить, он не остановится ни перед чем. Если ему не удастся достичь этого через открытые нападки, он прибегнет к разнообразной лжи и хитрым уловкам, чтобы обмануть нас. Вот почему Писание неустанно призывает нас бодрствовать. Все, служащие Господу, бодрствуйте и не расслабляйтесь!

Правда, некоторые уроки, наиболее важные для нашего свидетельства, можно усвоить только в школе личного горького опыта. Но это не мешает нам учиться на опыте других и вникать в духовные и практические наставления Слова Божьего. Если бы нам удалось увидеть духовные факторы, лежащие в основе внешних событий, мы бы с удивлением заметили, до какой степени история повторяется, хотя и облекается в различные одеяния. Мы последовательно рассмотрим три случая, и, без сомнения, все служители Божьи, имеющие хоть немного опыта, без труда увидят в них точный образ реальной жизни.

Неуместное свидетельство

Самовосхваление совершенно ни к чему. Царь Езекия попал в эту ловушку. Он был болен, очень болен. Без вмешательства Божьего он никогда бы не выжил. В ответ на молитву веры Бог исцелил его и продлил ему жизнь. И вот он выздоровел и снова решил приступить к служению, доверенному ему Богом. Под влиянием своего чудесного исцеления он находится в состоянии эйфории, не подозревая, что его подстерегает противник, который вскоре выведет его из повиновения Богу и на словах, и в делах. Была приготовлена искусная ловушка, представленная Езекии в виде проявления дружбы и взаимопонимания. Издалека чужеземный правитель прислал к нему делегацию — то ли чтобы проведать его в болезни, то ли чтобы удостовериться в чудесном исцелении. Эти люди принесли Езекии от царя Вавилонского сердечные приветствия, богатые подарки и наилучшие пожелания. Это было — по крайней мере, внешне — ничем иным, как жестом дружбы и вежливости. Но не следует забывать — Езекия как раз забыл,— что дружественные отношения между Израилем и окружающими его языческими народами всегда не одобрялись Богом из-за коварства, замаскированного язычниками под дружелюбие. Сердце царей не менее лукаво, чем сердце простых смертных. В тот момент, когда на первом плане государственные интересы, ни с какой «дружбой» не считаются; а те, кто позволяет задобрить себя, становятся жертвой беспощадного коварства.

Но Езекия, дав волю чувствам, рискнул показать самые священные сокровища своего народа. Увидев сокровища, люди не могли не оценить их истинное значение и смотрели на них жадными глазами. Сразу же появилась зависть. Таким образом святыня в данном случае пробудила похоть плоти. Прочитайте внимательно эту историю в 20-й главе 4-й книги Царств и увидите, какую трагическую роль сыграло для израильского народа неразумное поведение Езекии несколько поколений спустя.

Что же представляли эти сокровища: золото, серебро, ароматы, масти, оружейный дом? Был народ, и его духовные отношения с Богом имели особый характер. Сокровища были ни что иное, как ценности его духовной жизни. Это золото, как и все остальное, прошло огонь испытаний, и из горнила испытаний вышло нечто славное. Постоянное освящение Святым Духом представлено в виде священного елея, так что все драгоценное, имевшееся у Израиля, было святым. Плоть не имеет права созерцать святыни, их нельзя выставлять напоказ внешним. Кроме того, эти сокровища нельзя оценивать, как драгоценные изделия, — они ценны своими благословениями, духовностью, драгоценны, как духовные дары. Это — святыня, и она сохраняет свой особый характер только в самой тесной связи с Тем, Кого напоминает. Ибо, в конечном счете, это Божьи совершенства, и если мы причастны к ним, то не для того, чтобы выставлять их напоказ и возбуждать нездоровое любопытство внешних людей. Все, что мы вынесли из наших духовных кризисов или продолжительного общения с Богом, не должно выставляться напоказ внешним. Его нельзя использовать для получения выгоды или еще чего-то. Это не инструменты для воздействия на публику, помогающие произвести впечатление на окружающих. Нельзя свидетельствовать о своих сокровищах в Господе. Можно найти такую форму свидетельства о могуществе Божьем, которая будет скромна, уместна и совершенно законна. Но есть то, чего нельзя, не подвергнувшись опасности, открывать тем, кто не знает креста и водится вожделениями плоти. Иначе мы рискуем пробудить плотские похоти.

Сам Господь не вверял Себя в этом людям, «ибо знал, что в человеке» (Иоан. 2:25). Много раз случалось так, что сокровенные сведения духовного характера, сообщенные плотским людям, были использованы противником, чтобы повредить истинному свидетельству об Иисусе. Те, кто обладает сокровищами во Христе, могут законно показать их только в единственном месте — в тени Голгофского Креста. Нельзя забывать, что плоть всегда готова пойти за силой, славой, влиянием, престижем, богатством. Показывать святыню, не упоминая духовного обрезания и сораспятия со Христом как обязательного условия для предотвращения вторжения плоти, — значит подвергать себя грозной опасности нашими неуместными словами, подвергать риску свидетельство в его истинном духовном значении.

Лжепомощь

Вторая ловушка — это помощь, которую нам могут иногда предложить люди, чуждые Святому Духу. Пример этому мы находим в 4-й главе книги Ездры. Идет ли речь о храме Иерусалимском или о духовном Храме, камнями которого мы являемся, Дом Божий должен быть совершенным воплощением Его замысла. Но сооружение этого дома, можете быть в этом уверены, не останется без попыток противника любыми средствами повредить работе. Когда дом будет завершен, попытки помешать окажутся бессмысленными. Да и случая сделать это уже не представится. Поэтому противник вынужден действовать сейчас, используя все свои средства и власть, чтобы помешать работе.

Среди его многочисленных методов есть один, который ему особенно удавался и, к сожалению, до сих пор удается. Он заключается в том, чтобы вовлечь в дело Божье плотских людей, дать место дьяволу, принять в деле сооружения дома Божьего помощь тех людей, которые не знают истинного общения с Господом.

«Господин X. очень расположен к вам. Если с ним правильно обращаться, он заинтересуется вашими планами, и, я уверен, со временем окажет серьезную помощь».

На эти заманчивые доводы, столь часто встречающиеся сегодня, мы, не колеблясь, отвечаем: «Никогда плотский, невозрожденный человек не сможет созидать духовный храм». «Рожденное от плоти есть плоть» и ничем другим быть не может. «Плоть и кровь Царства Небесного не наследуют». Духовная работа требует соответственного духовного состояния. И поэтому необходимо родиться от Духа.

Мы бы не говорили так категорично, если бы не имели в этой области большого и убедительного опыта. Смотреть здесь нужно не на ближайшие результаты, а на отдаленные последствия. Если человек плотской — его дело не выдержит испытания временем. Если дело Божье поражают разделения, то что это, как не последствия вмешательства нераспятой плоти? Такие плоды приносит отсутствие Духа.

Как и в упомянутой главе, наибольшая трудность заключается в обманчивой внешней форме предлагаемой нам помощи: поверхностное содействие, внешняя симпатия, согласие в цели и методах достижения цели часто скрывают за собой элементы настоящего распада. Опасно и совершенно несовместимо с библейскими принципами открывать настежь двери перед внешними людьми. Ставка слишком высока — дело Божье! Никакой сотрудник не должен допускаться к работе без предварительного испытания его духовности и хождения с Богом. Это не значит, что всех сотрудников нужно рассматривать под микроскопом, но совместное служение должно быть плодом братского общения и жизни с Богом.

Святой Дух открывает нам в 4-й главе книги Ездры, что проявлявшие такую услужливость в конце концов оказались врагами. Без сомнения, не все, кто предлагает свою помощь, намереваются навредить или догадываются о том, какими плохими будут последствия. Но это не важно. Принцип остается неизменным: кто по-настоящему не пребывает в общении с Господом во все дни своей жизни, рано или поздно нанесет делу Божьему большой вред. 

«И таких надобно прежде испытывать» (1-е Тим. 3:10).

Последний пример предостерегает нас против еще одной опасности, которая имеет, однако, характер предыдущей. Эта опасность заключается в допущении к служению неиспытанных людей. Это хорошо описано в 13-й главе Деяний Апостолов. Когда Варнава и Павел прибыли в Пергию, произошел неожиданный инцидент, проливший свет на ошибку, совершенную двумя апостолами. Некто Иоанн, называемый Марком, которого они взяли помощником, решил оставить их и вернуться в Иерусалим. По поводу этого молодого человека возникает много вопросов, заслуживающих пристального внимания.

В начале главы не говорится, что Святой Дух сказал: «Отделите Мне Варнаву, Савла и Марка на дело, к которому Я призвал их». Причина, по которой он был допущен к служению, имела чисто личный характер и была совершенно произвольной. Случай, определенное стечение обстоятельств стали в этом деле решающими факторами.

Марк был серьезным и многообещающим молодым человеком, по крайней мере, так выглядел. Он воспитывался в благочестивой семье. Именно в доме его матери, куда пришел Петр после освобождения из тюрьмы, проходило молитвенное богослужение. Все это способствовало тому, что Варнава возлагал большие надежды на Марка и решил взять его помощником в путешествие. Но, несмотря на все его достоинства, факт остается фактом: это был человек неиспытанный. Понятно, что рано или поздно его недостатки должны были обнаружиться.

Но нам могут возразить так: «Чтобы испытать человека, нужно поручить ему дело. Почему нельзя было так поступить с Марком? Ведь многие, начиная служение, были такими же неопытными, но успешно выполняли порученное дело». Да, это так. В данном же случае нужно было все-таки сначала испытать сотрудников и позволить сделать отбор Святому Духу, так как служение имело особый характер. Последствия показали, что принятое людьми решение несло в себе не только неудачу Марка, но и оттенок смущения и разногласия, бросивших тень на само начало новой великой эпохи.

Когда вопрос о Марке встал перед вторым миссионерским путешествием, согласие достигнуто не было и произошло разделение. Кто же был прав — Павел или Варнава? Напрасно мы будем искать верный ответ на этот вопрос. Возможно, оба они были правы. Павел был прав в том, что не хотел подвергать риску второе путешествие, которое намного усложнилось бы в случае повторения проступка Марка. Со своей стороны Варнава был прав в том, что нельзя оттолкнуть молодого человека из-за одной ошибки и не дать ему возможность исправиться. Но так как эти два подхода были взаимоисключающими, нужно было признать, что либо один из апостолов неправ, либо в самом начале была допущена ошибка в отношении к сотрудничеству с Марком.

Из Первого послания Тимофею мы узнаем, что Павел не отказался от принципа, выявленного в данном эпизоде. Его понимание служения, к которому он был призван, заключалось в том, что нельзя сотрудничать с малоизвестными и неиспытанными людьми. Когда через несколько лет Марк проявил себя с лучшей стороны, Павел не имел ничего против его участия в труде. А позже он даже просит, чтобы Марка привели к нему.

Очень важно, чтобы для совместного труда людей подбирал Сам Святой Дух. Тогда братское общение не подвергнется риску необдуманного подбора сотрудников, так как неопытный, неутвержденный работник почти наверняка станет причиной конфликта, а если гармония будет нарушена, пострадает все дело Божье. Поместная церковь, из которой выходят кандидаты на служение, должна проверить их и испытать. Если поместная церковь образована и управляется Святым Духом, слабости ее членов рано или поздно проявятся. Можно видеть, как подтверждается этот принцип во многих поместных церквах. Разве так было бы, если бы Бог не имел в виду нравственное и духовное развитие каждого члена Тела Христова? По крайней мере, такова ближайшая цель.

Что касается отдаленной цели, она заключается в том, чтобы вооружить верующего для борьбы с противниками, которые встретятся на его жизненном пути, когда рядом с ним не будет духовной семьи. Миссионерские поля превращаются иногда в сцены, где разыгрываются трагедии из-за испорченных личных отношений. Но почему испорченных? Ведь Бог желает, чтобы все трудились вместе на Его ниве. И готовиться к этому труду нужно здесь, в Европе, в своей церкви. Именно здесь 90 из 100 процентов будущих работников недостаточно испытываются и готовятся. В основе их подготовки должно быть нравственное и духовное испытание. «Дома» можно достигнуть сердечного согласия во всем. Все могут стать кандидатами, когда вокруг полный комфорт и все отлично организовано. Но речь идет о сердечном согласии в духовном свидетельстве, на которое сатана обрушивает всю свою ненависть. Даже самые неприятные трудности, встречающиеся в повседневной общей жизни, не самое страшное по сравнению с тем, что может обрушиться на нас в духовной битве.

Цель, которую противник стремится достигнуть всеми средствами, — это разрушить свидетельство, настраивая детей Божьих друг против друга. А на миссионерских полях у сатаны столько союзников, столько средств давления, столько возможностей вредить, что человек, не научившийся побеждать, не сможет выдержать его атак вдалеке от церкви.

Обычная подготовка миссионеров в учебных заведениях должна быть лишь полезным дополнением к истинному снаряжению, о котором мы только что говорили. Истинная подготовка — духовная, а не академическая. Духовное собрание — вот то единственное место, где можно ее получить. Если кто-либо не приобщится к духовной дисциплине в собрании, достойном своего названия, ему всю жизнь будет чего-то недоставать.

3 комментария: