Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

среда, 22 августа 2012 г.

Центральность и превосходство Господа Иисуса Христа, T. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс
Серии проповедей с конференции, неотредактированный вариант
Издан 1935 г.

В Интернет версии некоторые фразы или слова выделены ЗАГЛАВНЫМИ буквами, чтобы сохранить сделанный на них акцент  

ХРИСТОС – «ОБРАЗ БОЖИЙ» И ГОСПОДЬ ВСЕГО ТВОРЕНИЯ
Он — видимый образ невидимого Бога, Первенец, выше всего творения.
Потому что через Него было создано все — и небесное, и земное, и видимое, и невидимое: Престолы, Господства, Начала и Власти. Все было создано через Него и для Него.
Он был раньше всего, в Нем все обрело единство и строй.

ХРИСТОС – БОЖЕСТВЕННЫЙ ГЛАВА ЦЕРКВИ
Это Он — Глава Тела, то есть Церкви. Он есть Начало, Первенец, первым воскрешенный из мертвых, чтобы первенствовать во всем, потому что Бог пожелал, чтобы в Нем обитала полнота Божества.
Он все примирил с Богом через Себя, через смерть Свою на кресте мир заключив со всем земным и небесным.
Колоссянам 1:15-20. (Современный перевод Библии)

Глава 1 – Центральность и превосходство Господа Иисуса Христа  

Отрывок для чтения: Колоссянам 1:9-29.

Описанное в тринадцатом стихе находит большой отклик с тем, что лежит у меня на сердце: «Его возлюбленный Сын» или «Сын Его любви». Далее идет описание положения, которое Он занимает по воле Отца: «Он существовал прежде всего и вся, и всё и вся существуют лишь благодаря власти Его», Он во всем имеет превосходство; затем идет «Христос в вас – упование славы». Думаю, что всё вышеописанное можно выразить одной фразой «Центральность и превосходство Господа Иисуса Христа», и посвятить этому остаток своей жизни, а не просто данный момент.

среда, 15 августа 2012 г.

Мы созерцали Его славу, Т. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс
2 Том 
Вступление
Размышления над Евангелием от Иоанна 

Этот небольшой труд не предназначался как комментарии в обычном понимании слова или как изложение содержания Евангелия от Иоанна. Здесь просто рассматривается духовный смысл каждой главы. Сообщения предназначены скорее для духовной жизни, чем для библейских занятий. Читатель должен иметь в виду, что в сообщениях сохранена разговорная форма, которая существенно отличается от четкого литературного стиля непосредственно письменных произведений. TAS

Глава 1- От  индивидуального принципа к совокупному

Текст для чтения: Иоанн 10.

В этой главе Евангелия от Иоанна присутствует четко выраженный переход. До этого момента все события или их череда были связаны с отдельными людьми. Но тут все меняется: мы видим переход от индивидуального принципа к коллективному и совокупному. Отныне будет показано сообщество людей, и, таким образом, отдельные истории первой части этого Евангелия будут соединены в этой группе. Общая жизнь, которая есть основа всего, делает этих людей едиными.

Между коллективным понятием и совокупным есть различие. Собрание, конгрегация не обязательно является телом. Это – коллектив, поскольку отдельные индивидуумы собираются в одном месте. Тело же предполагает органическое единство, основанное на жизни. Жизнь в нем ясно видна на совокупном основании, как на примере со стадом, где все разделяют общую жизнь, или как на примере с виноградной лозой, которая является организмом, в котором все части составляют единство благодаря одной жизни. От этого момента и дальше, все, что раньше было сказано о жизни в связи с отдельной личностью, будет исходить из принципа совокупности, где множество становится единым благодаря одной жизни.

суббота, 14 апреля 2012 г.

Что такое единение со Христом, Т. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс

Первенство и главенство нашего Господа Иисуса Христа

"(Христос) есть образ Бога невидимого, рож­денный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, началь­ства ли, власти ли, - все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он - начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство: ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное" Кол. 1,15-20

ЧТО ТАКОЕ ЕДИНЕНИЕ СО ХРИСТОМ

"Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога"
(Кол. 3,1).
"Видим, что... увенчан славою и честию Иисус"
(Евр. 2,9).
"Взирая на начальника и совершителя веры, Иисуса, Который... воссел одесную престола Божия"
Евр. 12,2).

Причина пребывания Христа на земле

Пребывание Христа на земле имело двойную цель. Во-первых, Он пришел, чтобы человек имел перед гла­зами совершенное воплощение Бога. Во-вторых, Хрис­тос должен был показать, каким в действительности должен быть человек, угодный Богу.

Очень мало было (а может и вообще не было) таких людей, которые распознали этот первый аспект Его личности и увидели в Нем Бога. "Мир Его не познал", - го­ворит апостол Иоанн, повествуя об истинном Свете. Даже те, кто имели с Иисусом самые тесные и постоян­ные отношения, видели Его в деле, слышали Его и могли вблизи следить за каждым Его движением, в сущности не видели Его. В конце данного периода, Иисус мог ска­зать одному из этих людей: "Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп! Видевший Меня видел Отца."

В этом глубинном смысле ученики не видели Его. Он находился тут, чтобы в Своем Лице воплотить замысел, сердце и волю Бога. Но все это невозможно распознать в Личности Христа без помощи Святого Духа.

пятница, 24 февраля 2012 г.

Сердце, свидетельствующее о Боге, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
История любви в маленькой книге Руфи, связывает книгу Судей, раскрывающую ужасную духовную трагедию Израиля и  ответное на нее действие Бога через Давида.

Книга Руфи заканчивается словами «Вооз родил Овида, Овид родил Иесея, Иесей родил Давида». Начало 1 книги Царств показывает ужасные отголоски времени судей  и обличает предельно низкое духовное состояние того периода. Так дальше продолжаться не могло, и, хотя, до возвращения славы еще далеко, Бог совершает жизненно важный шаг, который к ней приведет. Бог совершает этот шаг через сердце женщины, в которой в полноте воплотился принцип Божественного Всевластия. Песнь Анны и восхваление Марии, матери Иисуса очень похожи между собой. Прочитайте их, и вы почувствуете, воздействие славословия Анны в хвале Марии.

Божье движение к Своей вершине в Старом Завете проходит именно через сердце этой женщины, Анны. Читая первые главы 1 книги Царств, создается впечатление, что Анна всем сердцем сокрушалась и заботилась о Господнем свидетельстве. Они с мужем ходили в храм из года в год и должны были не только видеть положение дел, которые описаны во 2 главе стихах 12-17, но и участвовать в них.

Нужно объяснить, почему в последствии Анна позволила своему маленькому сыну жить среди того окружения. На первый взгляд кажется, что это последнее место, где бы любящая мать позволила своему ребенку жить. Однако Анна посчитала такой выбор верным, несмотря на все, что она об этом месте думала.

Суть в том, что крушение надежд на материнство невыносимо усугубляло ее желание стать матерью и настолько приближало к Богу, что Ему бы достался плод ее страданий, если бы Он вмешался в эту безысходную ситуацию. В движении по восстановлению Своего свидетельства в славе, Бог использовал присущий женщине материнский инстинкт.

В данном случае, как часто бывает, необходимой мужской силы, в которой заключен принцип власти и правления, оказалось недостаточно. Фактически, эта сила здесь  потерпела фиаско. Здесь требовалось материнское сердце, испытавшее горе, боль и муки. В этих переживаниях не было ничего личного и эгоцентричного. Ее сердце было всецело обращено к Господу и до самой глубины пропитано жертвенностью. Такой путь обходится дорого. Сокрушающее до предела чувство означало поругание. Анну высмеивали, презирали и поносили. Даже Илий, религиозный лидер, не понимал и злословил ее. Она свершала свой путь в одиночестве. Муж обеспечивал ее, но ничем по настоящему не мог помочь. Она была сосудом, который Бог долго готовил для того, чтобы восстановить Свой замысел.

Чтобы не выглядеть сентиментально и причудливо, скажем сразу, что речь здесь идет вовсе не о разделении на мужские и женские качества. В личности Апостола Павла  сила мужского авторитета и управления сочеталась с материнской нежностью служения. Он писал: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения» (Галатам 4:19). Здесь мы видим характер, сердце, в котором способность страдать и скорбеть рождается от любви. Именно в этом заключается Божья нужда и Божий путь. Утрата Божественных ценностей приводит к страданиям. Как только человек утратил право получать от Бога наилучшее, что Он дает, был установлен закон о родовых муках.

Напрасно искать случаи, где бы Бог высвобождал что-то ценное там, где череда страданий не произвела бы результат. Но есть то, что можно назвать заместительным страданием: т.е мы можем разделять Божью печаль страдающим сердцем, «восполнять недостаток …скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь».  Именно это символически воплощает Анна.

Самуил был рожден с пророческим духом в то время когда «видения были не часты». Он унаследовал страдающий дух его матери. Ему выпала тяжелая доля прожить большую часть своей жизни, страдая от осознания, что народ предпочел свой собственный выбор тому наилучшему, который давал Бог, а его собственные советы и предупреждения отвергал с презрением.

Народ не ценил и не прислушивался к его суду и водительству до тех пор, пока не возникали неизбежные проблемы. Однако именно он привел «мужа по сердцу Божьему», который в свою очередь, разделил печаль и страдания Божьего сердца во время правления Саула, который был результатом выбора человека.

Всем сказанным мы желали показать, что для преодоления пропасти между духовным упадком и ущербностью с одной стороны и совершенным Божьим замыслом с другой, Богу всегда нужно находить то, что так прекрасно и впечатляюще воплощает Анна, а именно: сосуд с сокрушенным сердцем для Божьего свидетельства.

среда, 15 февраля 2012 г.

Держать глаза открытыми, Т. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс


"Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его". (Луки 24:16)

"Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его". (Луки 24:31)

В этих двух  стихах есть негативная и  позитивная сторона. В первом стихе есть слова очень серьезно предупреждающие всех нас. Из-за того, что их глаза были удержаны, они не могли узнать присутствия воскресшего Господа, Господа жизни и славы. Если могло случиться, что ученики не узнали присутствия среди них воскресшего Господа, в полноте того, что оно значит, то и мы можем не понять, что Он присутствует среди нас, говорит нам Слово. И действительно ученики сказали: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам?» Мы можем переживать сильные чувства и эмоции, когда слышим Слово Божье. Без сомнения те двое говорили в своем сердце: «Разве это не чудесно? Почему мы никогда не слышали этого прежде! Никто еще так не раскрывал нам Библию!» Подобное может произойти и с нами, но также не произвести в нас ни каких изменений. На самом деле, если бы эти двое все поняли, они не пришли бы в Эмаус и не дожидались бы вечера, чтобы вернуться в Иерусалим. Они бы развернулись прямо на дороге и побежали назад к остальным ученикам. Но они просто продолжили свой путь, которым шли до этого. Были сильные чувства? Да, несомненно, были! Было ощущения чуда? О,  да! Но не было реального переворота в жизни, который обратил бы их на другой путь.

Дорогие друзья, возможно, вы скажите: «А может ли такое произойти?» - «Уж с нами такое точно не случится!» Однако позвольте мне сказать вам кое-что из моего большого опыта. Много драгоценных верующих, которые слышали огромное количество проповедей, и потом сказали: «Все было чудесно», «Наши сердца горели, пока он говорил», но многих услышанное слово не изменило. Они просто продолжают идти тем же путем, которым шли прежде, и такое вполне может произойти и с нами, вот именно по этому Господь говорит это слово нам. Для того чтобы произошли перемены в нашей жизни, должно что-то произойти внутри.

Я не знаю, многие ли из вас любят музыку. Если это так, вы будете изредка читать заметки о недавно прошедшем фортепианным концерте. Автор заметки опишет чудесную игру пианиста, его изумительные руки и скажет: «Он мастерски сыграл рондо и крещендо», и т. д. Это описание относится к пианисту, а как насчет пианино? Предположим, какие-то струны пианино были оборваны? Предположим, предприимчивая мышка попала в пианино и сгрызла все демпферы? Даже Рубинштейн или Мендельсон не смогли бы сыграть на таком пианино так, как хотели бы. С великим пианистом может быть все в порядке. Но вопрос не в нем, а в том, что если что-то не в порядке с инструментом, пианист не сможет сыграть превосходно.

«Их глаза были удержаны» - вот в чем проблема. Что-то должно быть сделано с инструментом.

Это – негативная сторона, которая вполне применима и к нам.

Но в это истории есть еще и положительная сторона: «Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его.»

Некоторые утверждают, что когда Он взял хлеб, возблагодарил и дал им, они узнали в этом то, что уже видели раньше, - здесь в точности повторилось то, что сделал Иисус в горнице. Можно посчитать это достаточным объяснением. Но я считаю иначе, ибо весь Новый Завет подтверждает это. Павел говорит «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия: ...и не может разуметь.» (1Кор. 2:14) И то, что их глаза были удержаны, и то, что их глаза открылись было действием Божьим.

Павел молился о Ефесянах, говоря: «чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам духа премудрости и откровения к познанию Его, и просветил очи сердца вашего» (Ефес. 1:17,18) Если все верующие в Ефесе, которых учил Павел, нуждались в духе откровения, конечно же и мы нуждаемся в нем! Каждый раз когда мы видим Господа Иисуса это  действие Бога.

А еще, это действие благодати. Ученики оставили Господа Иисуса Христа в час тяжелого испытания, они не веровали в сердце. Иисус сказал им: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки!», но благодать покрыла все их неудачи и все их грехи. Их глаза были открыты по благодати Бога.  Необязательно быть идеальными христианами, чтобы увидеть Господа.

Кроме того, что это было действием Бога и действием благодати,  это было и действием Божественной силы — именно это действие производит изменение. До того как Иисус открыл им глаза, огонь в их сердцах затухал, но когда их глаза были открыты, огонь разгорелся с новой силой. Они сказали Ему: «Останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру и опасно сейчас на дороге.» Когда их глаза были открыты, ночь обернулась днем.  Когда глаза открыты, то дорога уже не опасна! Как здорово, когда наши духовные глаза открыты.

Будем же ежедневно молиться, чтобы  не только слышать разъяснения Писания, но и  чтобы Бог произвел в нас великое действие, посредством которого наши духовные глаза откроются, чтобы видеть и знать Господа.

Впервые опубликовано в журнале «Свидетель и свидетельство», Январь-Февраль 1966

воскресенье, 5 февраля 2012 г.

Избранный народ, Артур Кац


Артур Кац

Избранный народ —избранный для чего?

 Исследование еврейских затруднений 
 во все более враждебном мире.

 А. Кац

Когда нас как евреев называют “избранными”, мы невольно вздрагиваем. Это подобно непроизвольной дрожи, вызываемой скрежетом мела по школьной доске. В конце концов, что эта “избранность” когда-либо приносила нам, кроме неприятностей?

Лучше было бы, чтобы это определение никогда не появлялось ввиду всего того, что мы из-за него пережили! Откуда оно вообще взялось? Разве мы не можем быть оставлены в покое, чтобы жить обычной жизнью, как другие люди, без этого зловещего подтекста, который всегда преследовал нас? Избраны для чего? Зачем давать тем, кто и так подсознательно недолюбливает нас, дополнительный раздражитель и повод для горечи?

Возможно, вы сами, дорогой читатель, раздумываете над этим прямо сейчас. Перечни ежедневных бедствий вместе с сообщениями о бомбистах – самоубийцах и учащающихся антисемитских происшествиях, происходящих фактически повсюду, все более усиливают предчувствие чего-то ужасного. Чем все это кончится? Неужели именно это означает быть евреем? Как долго еще осталось до того времени, когда нам придется бояться за себя и своих детей, потому что  нас начнут выделять как евреев на улицах американских городов и предместий?

Еврейские лидеры в Англии, Франции и Германии уже советуют своим общинам изучать другой язык, упаковывать чемоданы и снова готовиться к переезду! Выход ли – быть более настойчивыми и напористыми в отстаивании своих гражданских прав, требуя от властей гарантий нашей безопасности? Или же нужно больше поддерживать еврейские организации, которые наблюдают за деятельностью враждебных группировок и имеют доступ к политикам в правительстве и влияние в средствах массовой информации?

В былые времена страданий наши более религиозные сородичи вздыхали: “Когда придет Мессия…” Насколько заунывно, если не жалко, звучит такое заявление сегодня! Это хрупкое ожидание не спасло никого во время Холокоста — так насколько же оно менее жизнеспособно сейчас? Могут ли даже хасиды, которые ежедневно собирают в пластиковые пакеты части тел и вызывающие ужас оторванные конечности людей, ставших жертвами начиненных гвоздями бомб, поддерживать в себе такую надежду? Какую реальную защиту мы имеем, если даже наша главная гордость, башни торгового центра и сам Пентагон, не были ограждены от нападения? Эта едкая ненависть, заражающая даже детей, направленная изначально против “сионистов”, а теперь против евреев повсюду, угрожает всем нам.

 Действительно избраны! Если Бог существует, то где же Он сейчас?

С точки зрения нашей истории и сегодняшней жизни евреев признаки существования живого Бога проявляются до боли редко. Если есть такой Бог, то как мы можем истолковать или понять Его явное, очевидное отсутствие? С библейской точки зрения можно вполне предположить, что Бог противится нам или удалил Свое присутствие пропорционально нашей собственной отчужденности и безразличию к Нему. Именно на это предположение  наталкивают Писания, которые мы, как правило, мало знаем и к которым проявляем мало интереса.

В самой первой главе книги Притч содержится ужасающее послание о том, что мудрость “посмеется нашей погибели” и “порадуется, когда придет на нас ужас, как буря,” за то, что “она звала, а мы не прислушались”. Также сказано, что будет слишком поздно, потому что “они возненавидели знание и не избрали для себя страха Господня… А слушающий меня [мудрость] будет жить безопасно и спокойно, не страшась зла” (стихи 20–33).

В общем и целом разве мы не безразличны к Торе, предпочитая с головой погружаться в литературу совершенно иного рода, обширные развороты “Sunday Times” и подобных изданий, все из которых неизменно поддерживают взгляды, противоположные вере? Даже сама идея о божественном авторстве Писания, о том, что оно фактически вдохновлено Богом, воспринимается с большим скептицизмом, так как такое представление противоречит и противится нашему земному мышлению. Мы немедленно, как само собой разумеющееся и самоочевидное, отбрасываем эту идею, как не требующую какого-либо рассмотрения , без обсуждений.

Хотя еврейские пророки провозглашали: “Так говорит Господь”, а Исайя заявлял в начале своей книги: “Видение Исайи, сына Амосова, которое он видел об Иуде и Иерусалиме”, мы убеждены вместе с нашими самыми прогрессивными раввинами в том, что подобные высказывания — это всецело стилистический способ, старомодная изящная риторика, присущая Библии как литературному источнику.

В высшей степени показательное утверждение, характеризующее то неверие, к которому мы пришли, было сделано в недавней статье консервативного раввина и ученого Алана Ютера “Эц Хаим — Тора для наших дней: духовный ответ консервативного иудаизма иудейскому канону” (“Midstream”, Май/Июнь 2002).  “Эц Хаим” — это комментарий к Торе, недавно опубликованный группой передовых исследователей и раввинов консервативного иудаизма. Ютер описывает “Эц Хаим” так:

«Наиболее претенциозный неортодоксальный еврейский комментарий к Библии из всех когда-либо написанных за всю историю еврейского народа для использования в синагоге, однако, обрамленный в видение современного мира, берущего на вооружение древние представления и делающего их удобными для использования в современных условиях (стр. 21).»

 Во вступлении к этой новой работе Ютер говорит:

«Как модернисты, отвергающие премодернистские догмы, консервативные иудаисты утверждают, что человеческий язык Торы может по определению быть не более, чем работой человеческих существ…,создавших рассказы, в которых делаются религиозные заявления. Согласно “Эц Хаим”, Тора — это не история, а вдохновленный религией вымысел… Бог как герой Писания и как умственная и литературная выдумка… Бог — не более, чем сила внутри нас, которая содействует ко благу, ко спасению и к искуплению. Таким образом, существует теологическое разобщение между Богом еврейского Писания, который “предстает” как реальная личность, и идеей о Боге элитного сообщества “Эц Хаим”». (Стр. 19; в этой и других цитатах выделения жирным шрифтом и курсив принадлежат автору.)

 Далее Ютер продолжает:

 «Для консервативного иудаизма святость и освящение — это настроение ума, а не последствие послушания Божьему руководству… “Эц Хаим” выражает интеллектуальную целостность, но без религиозной веры, присущей классической традиции… Тора уведомляет, однако не указывает независимой нравственной совести современного либерального еврея… Его религия — это не религия талмуда или Библии, а видение современного мира, принимающего древние представления, которые удобны для использования в современности». (Стр. 20, 21.)

 Несомненно, что независимый человек с его настроением и склонностями рассматривает себя мерилом всего. Бога Израиля он объявляет не более чем вымыслом человеческого воображения! Гиганты нашего наследия изображаются всего лишь жертвами галлюцинаций. Что ошеломляет в этих представлениях, так это их “неприкрытая” смелость, или даже скорее надмение. Это — гордое, высокомерное притязание на превосходство человека над Богом и преимущество элитной группы ученых, чье интуитивное вдохновение определяет, что для нас является “удобным для использования” в современных условиях! Любое даже поверхностное исследование Писания покажет, что от призвания Авраама и эпохальных страданий Моисея до Пророков и Псалмов неизменным лейтмотивом библейской веры было не удобство, а послушание, если не сказать, жертвенность!

Поставив человека во главу угла, разве мы не открыли сами себя для нападок со всех сторон из-за утери той самой веры и не навлекли на себя те самые наказания за непослушание завету, о которых нас предупреждали Моисей и Пророки? Как мы можем требовать защиты общества от антисемитских нападок, причиной которых является наше собственное неверие? Неужели мы стали настолько мирскими, что уже неспособны увидеть в наших все возрастающих бедствиях божественную подоплеку? Можем ли мы не учитывать тот факт, что антисемитизм появился раньше христианства и преследовал нас на всяком месте, во все времена и во всех народах как следствие отступления от завета? Не является ли он по сути доказательством этого отступления?

Как евреи, избранные Богом, те, кому были дарованы скрижали Закона на горе Синай, потомки Патриархов и наследники Пророков, разве не должны мы искать объяснение наших бедствий, в первую очередь, в прерванных взаимоотношениях с Богом наших отцов и только потом рассматривать светские социальные или политические причины?

Знаем ли мы предупреждения Моисея, записанные в книге Второзаконие (31:29; 32:18 и далее), относительно нарушения завета? Если мы не прислушиваемся к Слову Божьему, то, если оно истинно, не должны ли мы быть научены и проинструктированы через наш горький опыт? Реальность Бога и актуальность Его слова, очевидно, так же постоянны, как и наши несчастья! Что такое эта “современность”, которой все должно быть подчинено, как не тот самый золотой телец идолопоклонства, приводящий нас как народ к погибели от самого начала нашей истории? Мы не просто поклоняемся ему, но более того, мы – его творцы и пропагандисты, развращающие других, будучи развращены сами. Не противоречит ли это самым порочным образом нашему призванию быть “царством священников” (Исход 19:6) и “светом для язычников” (Исайя 42:6)?

Всякий анализ и исследование “еврейских трудностей” окажутся несостоятельными, если они не берут за основу этот неотвратимый призыв, который мы имеем по отношению к народам. Наше предназначение от начала заключалось в том, чтобы быть свидетельством Единого Истинного Живого Бога, Творца и Царя для всех народов и во всех народах. Не должны ли мы были понести соответствующее воздаяние от такого Бога за нашу сознательную неверность?

Если библейский принцип “Каковы священники, таков и народ” верен, то можем ли мы тогда сказать: как поступает Израиль, так поступают и народы? Не из-за этой ли нашей несостоятельности воспламеняется (даже неосознанно) возмущение  против нас в народах? Только разум, сформированный на основании Библии, может, по-видимому, мыслить подобным образом! Насколько бы обидным и противным ни был такой взгляд по отношению к нашим мыслительным меркам, не ближе ли он к Божьим? Не несем ли мы ответственность за свою неспособность исправить наши мысли в соответствии с Его? Как написано в Исайи 55:

 «Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои»,— говорит Господь (стих 8).

 «Но, как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших» (стих 9).

Наше неверие вновь повторяет миру глумливую насмешку сатаны в Эдемском саду: “Подлинно ли сказал Бог?”

 Если отрицание Его истины искажает реальность, извращает жизнь и наносит ущерб всем жизненным процессам, то каким же, по-вашему, должен быть суд от Бога, представленного в таком неверном свете, над нацией, которая наделена особой привилегией донести весть о Нем до других народов? Определенно, непрерывная Божья полемика с нами, еврейским народом, является показателем и составной частью Его еще более масштабного разногласия со всем человечеством. Однако в первую очередь должен быть разрешен конфликт между Богом и “Израилем, Его первенцем, Его сыном” (Исход 4:22).

Не может ли быть так, что наш практичный, целесообразный атеизм, нашедший отображение в прогрессивно настроенном иудаизме, происходит от отсутствия реального знания Бога посредством Духа? Или сама эта неспособность познать Бога и есть суд Божий: состояние, в котором мы пребывали так долго, что оно стало рассматриваться как норма?

Те, кто умаляют Бога до «концепции», не имеют живого Бога, которого они могли бы взыскать. Одно единственное переживание Бога как Бога могло бы рассеять все наши сомнения! Как мы вообще сможем понять (как понимали патриархи и Пророки нашей собственной веры) то, что было единственной, верной движущей силой всего нашего еврейского прошлого: реальное, основанное на опыте знание Бога как Бога?

При отсутствии такого знания какая альтернатива остается, кроме как свести Бога, славу Израиля, к не более, чем примитивному антропоморфизму, синкретизму и продукту влияния «других ближневосточных мифологий»! Переход людей, спасающихся от преследования египтян, через Красное море, разделенное Богом, становится всего лишь следствием движения приливов и отливов! Чудеса “объяснены”, а пророческие предсказания, лишенные своей силы, как откровения, обесценены в результате искусных перетасовок в хронологии и датировании!

 Если сверхъестественное раздражает нас, то как  Бог может быть Богом?

 Не лучше ли рассмотреть все это еще на этой стороне вечности? Не обнаружим ли мы свою ошибку в отвержении Бога слишком поздно, когда она будет окончательно утверждена — навечно и без возможности исправления? Как же мы избежим невыразимого стыда из-за приземленности своего образа жизни, если  мы озабочены стоимостью акций и облигаций или чем-либо подобным, но упускаем из внимания вопрос о Самом Боге? Ибо Писание говорит:

 «Нечестивый из-за гордости своего лица не будет искать Бога. Ни в одной его мысли Бога нет. Его пути всегда горестны…» (Псалом 9:25, 26).1

 Такое отношение делает Бога незначительным, представляя Его познание как нечто неуместное.

 Проблема заключается в гордости, чрезмерно завышенном мнении о самих себе!

 Один из авторов прошлого блестяще прокомментировал представленные выше стихи:

«… таким образом, [гордость] нетерпима к конкурентам, ненавидит старших и не может выносить господство над собой. Насколько она преобладает в сердце, настолько она вкладывает нам желание не видеть ничего выше себя, не признавать никакого закона, кроме собственных желаний, и не следовать никаким правилам, кроме своих предпочтений. Таким образом, гордость привела сатану к бунту против своего Творца, а наших прародителей — к стремлению быть как боги. Поскольку таковы последствия гордости, такая Личность как Бог – беспредельно могущественный, праведный и святой, Которому невозможно противостоять, Которого нельзя обмануть или ввести в заблуждение, Который управляет всеми творениями и событиями в соответствии с собственным суверенным волеизъявлением и Который особенно ненавидит гордость – намерен низложить и наказать ее.

По отношению к подобной Личности гордость может испытывать только чувство ужаса, злобы и отвращения. Она должна взирать на Него, как на Своего естественного врага… Эти истины ненавистны для гордых, несмиренных, нечестивых сердец, и потому они ненавидят то знание Бога, которое преподает эти истины, и не будут взыскивать их. Напротив, они предпочитают оставаться в неведении о такой Личности и изгоняют из своего разума всякую мысль о Нем. Имея такой взгляд, они игнорируют, искажают и истолковывают по-своему отрывки откровения, описывающие истинный характер Божий, и усердствуют в своей вере, что Он во всем такой же, как они.2

 Далее этот комментатор продолжает:

 Он [несмиренный] никогда не принимает во внимание ни Бога, ни Его волю и не спрашивает Его совета, чтобы устраивать все в соответствии с ним, но во всем поступает и обходится так, как будто Бога, с Которым можно посоветоваться, не существует… так, как если бы Он не был Богом; мысли о Боге и Его воле не беспокоят его. Такой Бог не в их рассмотрении, Он не входит в их планы; нет Бога также ни в их замыслах, ни в их совещаниях; они все делают без Него… все их мысли о том, что нет Бога … [и] поскольку, нет Бога (или власти над ними), Который видит и замечает все это, вознаграждает, либо порицает их, они могут смело продолжать в том же духе. 3

 Поэтому то, что исходит от такого индивидуума (а их легион), это неизбежное пагубное влияние, затрагивающее все его поведение и всю его жизнь, как сказано в Писании: «Его пути всегда горестны».

 Мы позволили себе вставить эти обширные цитаты, потому что они редкость. Наш век погружен в неверие, ставшее настолько нормальным и само собой разумеющимся, что оно пропитало сам воздух, которым мы дышим. Призыв “искать Бога” нынче редок. Действительно, от кого мы могли бы услышать его? Этот призыв предполагает существование Бога, Которого можно найти, и Который, являясь Личностью, жаждет быть взысканным! Такого убеждения для человека будет достаточно, чтобы он был отторгнут от приличного общества, как явно потерявший связь с “реальностью”.

Тем не менее не то ли это самое пренебрежение Богом, на которое всегда указывали пророки Израиля упрямому народу? Завет, данный на горе Синай, от которого мы уклонились, не бесчувственный образчик договорного формализма, но завет, установленный в любви Богом, Который вывел нас из Египта, желая иметь нас Своими:

 «Моисей взошел к Богу на гору, и воззвал к нему Господь с горы, говоря: “Так скажи дому Иаковлеву и возвести сынам Израилевым: ‘Вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе; итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым”…» (Исход 19:3–6).

 Остановитесь на мгновение и поразмыслите над этим обещанием. Чтобы быть исполненным, оно по самой своей природе требует живого знания и любви к Богу. Поэтому Он и нуждается в том, чтобы мы постоянно искали Его! Псалом 24:14 совершенно ясно показывает, что страх Господень является условием для того, чтобы завет был открыт нам. Как велика наша нужда в «новом» или вечном завете, о котором говорится в Иеремии 31:31-33 и Иезекииле 36:26 , завете обещающем «сердце новое» и «дух новый», завете, согласно которому Бог провозглашает, что Он напишет Свой закон на наших сердцах!

В то время как наши несчастья  умножаются, насколько серьезнее следовало бы нам задуматься над словом Бога в Псалмах, где говорится, что:

 «Будет Господь прибежищем угнетенному, прибежищем во времена скорби; и будут уповать на Тебя знающие имя Твое, потому что Ты не оставляешь ищущих Тебя, Господи» (Псалом 9:10, 11).

 В момент написания этих строк, израильтяне строят стену разделения между собой и палестинским населением, карая целые семьи бомбистов–самоубийц, восстанавливая жесткое правление Армии Обороны Израиля над территориями, мощно и угрожающе наращивая вооруженные силы. Можем ли мы предположить, что, возможно, нам как народу вместо всего этого следует принять во внимание БОГА?

“Знать Его имя” – не просто техническая формула. Это значит переживать Бога в Его основополагающей сущности. Это – близость, доступная только для тех, кто ищет Его! Может ли быть так, что отчаянная  безвыходность осажденного Израиля есть ни что иное, как настойчивый призыв Бога к пробуждению, обращенный к народу, который в основании своем отвергает Бога – Того, Кто, согласно Своему обетованию, не оставляет уповающих на Него?

 Каким бы ужасным средством это ни было, можно ли воспринимать наши все возрастающие трудности как милость, призванную уберечь нас от еще большей катастрофы?

 Как мы уже знаем из Писаний, так же и наш комментатор повторяет, что когда все остальные призывы остаются безрезультатными, суровость Бога оказывается проявлением Его любви!

 Если читать этот стих [Псалом 9:10] буквально, то в нем, без сомнения, есть славная полнота уверенности в именах Бога… Господь может скрыть Свое лицо от Своего народа на время, однако Он никогда полностью, окончательно, действительно или гневно не оставляет тех, кто ищет Его.4

 Чтобы мы не предположили, что личная этическая нравственность может стать заменой взаимоотношений с Богом, этот автор пугающим образом поясняет:

 «Нравственный, но не богобоязненный; честный, но не пребывающий в молитве; великодушный, но не верующий; дружелюбный, но не обращенный — все таковые должны будут разделить участь с откровенно нечестивыми в аду, приготовленном для дьявола и его ангелов…  Просто непомнящих Бога намного больше, чем явно нечестивых или развратных, и согласно очень сильному выражению на иврите, глубины преисподней станут тем местом, в которое все они будут «ввергнуты вниз головой»». 5

 “Да обратятся нечестивые в ад [шеол],— все народы, забывающие Бога”,— сказано в Псалме 9:18. И как заключает наш автор:

 «Забывчивость кажется незначительным грехом, однако она навлечет вечный гнев на того, кто живет и умирает в ней». 6

 Такая умышленная забывчивость, как говорит псалом, порочна,

 «…ибо где нет Бога небес, там господин ада правит и свирепствует; и если нет Бога в наших мыслях, наши мысли приведут нас к погибели».7

 Тот же “нечестивый” согласно стиху 24, Псалма 9 благословляет “алчного, который мерзок для Господа”.8 Алчность, этот корень идолопоклонства, осужденный в десяти заповедях, ведет к притуплению совести по отношению к Богу. В его сущности лежит стремление к богатству и материальному накоплению, желание неограниченно обладать и приобретать. Каждый объективный обозреватель современной еврейской жизни признает, что именно эти качества характеризуют нас гораздо более, нежели жажда Бога, и даже стали нашими отличительными чертами! В действительности же, если говорить на чистоту, они  подмена и альтернатива такой жажде!

 Наше отвержение Бога

 Если Писание находит удостоверение своей подлинности в сердце каждого читателя, любящего и почитающего истину, то не должна ли вся наша еврейская история представлять собой трагическое повествование о такой катастрофической ошибке как отвержение Бога?

До каких пор это все продолжающееся отвержение будет преследовать нас как злой рок, о чем свидетельствуют ныне зловещие новости об ужасающих трагедиях в Израиле и возрастающий в мире антисемитизм. Потеря нами как народом осознания завета не освобождает нас от его обязательств и установленных им наказаний. Моисей на горе Синай наряду со всеми предыдущими поколениями евреев имел в виду и нас:

 Не с вами только одними я поставляю сей завет и сей клятвенный договор [т.е., его благословения в случае послушания и проклятия за неисполнение],  но как с теми, которые сегодня здесь с нами стоят пред лицем Господа Бога нашего, так и с теми, которых нет здесь с нами сегодня…». (Второзаконие 29:14-15).

 Согласно Писанию, Бог все еще ожидает от нас будущего признания, которое придет в последние дни, когда мы увидим истинную природу наших бедствий в заветном контексте:

 «Когда придут на тебя все слова сии — благословение и проклятие, которые изложил я тебе, и примешь их к сердцу своему среди всех народов, в которых рассеет тебя Господь Бог твой, и обратишься к Господу Богу твоему и послушаешь гласа Его, как я заповедую тебе сегодня, ты и сыны твои от всего сердца твоего и от всей души твоей,—  тогда Господь Бог твой возвратит пленных твоих и умилосердится над тобою… и обрежет Господь Бог твой сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа Бога твоего от всего сердца твоего и от всей души твоей, дабы жить тебе». (Второзаконие 30:1–3а, 6).

 То, что Бог отверг нас, можно исправить только нашим обращением к Нему

 Судя по нашему нынешнему состоянию, становится очевидным тот факт, что это “обрезание” наших сердец еще в будущем. Что не очевидно для нас, и крайне отдалено от нашего мирского понимания, так это признание этого слова действительно словом Божьим. Это показывает, что все наши беды происходят от отвержения Бога и могут быть исправлены только нашим возвращением к Нему в истинном покаянии! Об этом, в сущности, свидетельствуют все пророки:

 «Ибо Я как лев для Ефрема и как скимен для дома Иудина; Я, Я растерзаю, и уйду; унесу, и никто не спасет. Пойду, возвращусь в Мое место, доколе они не признают себя виновными и не взыщут лица Моего. В скорби своей они с раннего утра будут искать Меня…». (Осия 5:14-6:1б).

 В свете наших проблем, готовы ли мы сейчас взглянуть на то единственное наиболее приковывающее внимание Мессианское пророчество, которое по очевидным причинам было полностью исключено раввинами из чтения Хафторы в синагогах, а именно « Исаия 52:13–53:1-12»? Не следует ли нам отнестись к нему так, как если бы наша жизнь зависела от него?

 Вот слова пророка Исаии:

 “Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится. Как многие изумлялись, смотря на тебя,— столько был обезображен паче всякого человека лик его, и вид его — паче сынов человеческих! Так многие народы приведет он в изумление; цари закроют пред ним уста свои, ибо они увидят то, о чем не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали.

Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо он взошел пред ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в нем ни вида, ни величия; и мы видели его, и не было в нем вида, который привлекал бы нас к нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от него лице свое; он был презираем, и мы ни во что ставили его.

Но он взял на себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на нем, и ранами его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на него грехи всех нас.

Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст своих; как овца, веден был он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так он не отверзал уст своих. От уз и суда он был взят; но род его кто изъяснит? Ибо он отторгнут от земли живых; за преступления народа моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах его.

Но Господу угодно было поразить его, и он предал его мучению; когда же душа его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою его. На подвиг души своей он будет смотреть с довольством; чрез познание его он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на себе понесет. Посему Я дам ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как он понес на себе грех многих и за преступников сделался ходатаем” (Исайя 52:13—53:12).

 О ком здесь говорится?

 Еврейские авторитеты настаивают на том, что здесь описаны искупительные страдания самого еврейского народа. Несомненно, это применимо ко многим моментам из нашего исторического опыта и, возможно, еще более прозорливо предсказывает то, что грядет. Но кто этот “он”, который был презрен и умален пред людьми, и эти “мы”, которые отвращали от него свое лицо? Кто этот “он”, взявший на себя наши немощи и понесший наши болезни, изъязвленный за “наши” грехи и мучимый за “наши” беззакония? И не мы ли – блуждающие овцы, каждая из которых совратилась на свою дорогу? Не возложил ли Господь на него грехи всех нас?

Подумайте о том, что это пророчество было написано за семьсот лет до пришествия галилеянина, Иисуса из Назарета и даже до появления Римской империи, где использовалась точно описанная Исаией казнь через распятие, которой явно подвергся этот страждущий (как видно и из Псалма 21).9 Конечно, в Исаии 53 не могло быть сказано о нас евреях, что это мы “не сделали греха, и не было лжи в устах наших”, потому что он “за преступления народа Моего претерпел казнь” (стих 8). Обратите внимание на гений вдохновенных Писаний, явленный в том, что как Пророки, так и Псалмы столь ясно провозглашают об этом событии еще за столетия до того, как оно произошло.

 “… когда же душа его принесет жертву умилостивления, он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою его. На подвиг души своей он будет смотреть с довольством; чрез познание его он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на себе понесет… за то, что предал душу свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как он понес на себе грех многих и за преступников сделался ходатаем” (Исаия 53:10б–12).

 Выражение “Он будет смотреть с довольством” явно указывает на продолжение жизни этого раба после смерти! И на самом деле, все вращается вокруг воскресения этого Страдающего Раба.

Насколько бы малознакомым этот вопрос ни был для нас, он тем не менее не “христианский” или языческий как таковой, но  неоспоримо и по-еврейски библейский!

 Логика наших высказываний до сего момента приводит нас теперь в область, лежащую для нас евреев «за пределами дозволенного».

 Может быть, наша проблема заключается не в нежелании рассматривать Новый Завет, который нам кажется странным, чуждым и “гоиш”, а в нашей неспособности воспринять то, что предшествовало ему, что фактически было предсказано в наших собственных Еврейских Писаниях? Промахнувшись в исходном (ошибка, которая господствует до сих пор), не обречены ли мы неизбежно провалиться и в последующем? Неразрывная связь между двумя Заветами утеряна для нас, потому что мы не восприняли должным образом первый Завет!

Разве мы  до сих пор не отказываемся, сейчас, как и тогда, даже рассматривать призыв презренного Галилеянина к отвергавшим его современникам исследовать Еврейские Писания, о которых он сам сказал: “они свидетельствуют обо мне” (Иоанн 5:39)? Он утверждал, что если бы мы верили Моисею, то поверили бы и ему, потому что Моисей писал о нем (Иоанн 5:46)? Не может ли быть так, что наши возрастающие “цорес” (неприятности) опять являются следствием все того же упрямого невнимания?

Как же мы сможем лучше понять сегодня незнакомое нам утверждение, записанное в начале Евангелия от Иоанна:

 “Ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Мессию [“Христа”— по-гречески, “Иешуа Ха Машиах”—на иврите]” (Иоанн 1:17)?

 Не может ли быть так, что повеления Закона, требующие от нас их полного соблюдения, предназначены для того, чтобы именно через тщетные попытки такого соблюдения привести нас пред лицо Божье в сокрушении и полностью признаваемой нами зависимости от Него? Такое признание будет в этом случае обязательно предшествовать средству, предусмотренному тем же самым Богом как “дар” (благодать) для тех немногих, кто серьезно ищет праведности перед Богом через Закон, но терпит непременное поражение в том, чтобы достичь ее. Поэтому, Новый Завет говорит:

 «Пришел к своим, и свои его не приняли. А тем, которые приняли его, верующим во имя его, дал власть быть чадами (сыновьями) Божьими» (Иоанн 1:11,12).

 Павел, еврейский апостол блестяще излагает связь между Законом, данным Моисеем, и благодатью, пришедшей через Иисуса, в своем Послании к Римлянам:

 “…чтобы оправдание закона [Торы] исполнилось в нас, живущих не по плоти [основанному на правилах, человеческому намерению исполнить божественные установления], но по Духу… Посему живущие по плоти Богу угодить не могут” (8:4,8).

 Для Павла, как и для Иисуса, Закон свят и не может быть отменен или аннулирован. Напротив, Иисус говорит:

 “Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить” (Матфей 5:17).

 К сожалению, большая часть исторического христианства потеряла, отвергла или никогда не осознавала своей неразрывной связи с еврейскими корнями. Это трагическим образом привело к тому, что оттолкнуло нас как евреев от какого-либо рассмотрения места Иисуса в нашем еврейском наследии.

 Мы намерены предположить сейчас (хотя это и бросает вызов нашим глубочайшим еврейским предубеждениям), что хотя Церковь, которая исторически носит его имя, и исказила постыдным образом представление о нем, вопрос об этом “претенденте на мессианство” в гораздо большей степени, чем мы можем осознать в настоящее время, является вопросом  самого Бога. Жизнь и смерть зависит от нашего отношения к нему!

 Никогда еще, следовательно, так много не зависело от признания одной единственной личности!

 Признание этих истин, равно как и их исполнение  нами произойдет только по излиянии Божьего Духа, Руах, обещанного нам Пророками, того самого посредника, передающего божественное откровение и силу, бледной заменой которому служат наши ученые и религиозные элиты! Поэтому Иисус поставил в тупик искренне вопрошавшего Никодима, “начальника иудейского”,  когда сказал:

 “Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды [Слова Божьего] и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух… Ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь?” (Иоанн 3:5-6,10).

 Подобным же образом Иисус изумил собрание в своей собственной синагоге в Назарете, прочитав положенный на ту Субботу текст из Исайи (61:1-2):

 “Дух Господень на мне, ибо Господь помазал меня благовествовать нищим, послал меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам открытие темницы, проповедовать лето Господне благоприятное” (Луки 4:18-19).

 И удивительным образом он заключает: “Ныне исполнилось Писание сие, слышанное вами” (стих 21). Этими самыми словами он провозгласил свое вступление и утверждение в мессианском призвании!

Подумайте вот над чем: если правда, как он сам постоянно утверждал, что он был «послан от Отца», то каковы должны быть последствия его отвержения для народа, который упорствует в этом отвержении, при том, что к нему он и был послан прежде всего? Что за пренебрежение по отношению к Отцу, чей голос, согласно писанию, прогремел с небес над преобразившимся Мессией: “Сей есть Сын Мой возлюбленный… его слушайте” (Матфей 17:5б). С какой стати мы отрицаем это свидетельство? Разве оно не может быть исполнением богодухновенного предупреждения, предпосланного нам Моисеем:

 «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, – его слушайте… и вложу слова Мои в уста его, и он будет говорить им все, что Я повелю ему; а кто не послушает слов Моих, которые пророк тот будет говорить Моим именем, с того Я взыщу» (Второзаконие 18:15,18б,19)?

 Какую благословенную возможность мы с презрением отвергли, упорствуя в том же самом отказе прислушаться к сказавшему: “Я пришел, чтобы имели жизнь и имели с избытком” (Иоанн 10:10б)!

Какую истинную Пасху (Песах) можем мы иметь, если он, как провозгласил Иоанн Креститель на берегу реки Иордан, “… (пасхальный) Агнец Божий, который берет на себя грех мира” (Иоанн 1:29б)? Может быть Иоанн учитывал, что

 «…душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает» (Левит 17:11)?

 Если нет крови, проливаемой во искупление наших грехов, то какой действенный, согласно Закону, Йом Кипур может еще быть у нас после разрушения Храма, упразднения священства и отмены жертвоприношений?

Если это так, то могут ли установленные раввинами “мицвот”, пост и посещение синагоги в Йом Кипур быть приемлемой заменой в глазах Бога? Или это просто разумные меры, изобретенные полными благих побуждений людьми после разрушения Храма в 70 году, чтобы как-то поддержать связь с прошлым и его продолжение в ныне рассеянном народе? Этим они также пытаются избежать единственной альтернативы, уже избранной десятками тысяч евреев, постигших суть жертвенной смерти Иешуа Ха Машиаха  (Иисуса Христа), который и есть раз и навсегда определенный Богом Йом Кипур. С тем же выбором мы сталкиваемся и сегодня!

Иисус как Мессия и Пророк скорбел, предвидя последствия нашего отвержения его. Он пророчески предсказал не только разрушение Храма и рассеяние народа, но и те трагические события, которые преследовали нас в диаспоре.

 «И когда [Иисус] приблизился к городу [Иерусалиму], то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: “О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих… и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лука 19:41,42,44б).

Это был исторический и поворотный момент отделения и отступления от библейского мессианского иудаизма.

 Либо распятый Мессия раз и навсегда осуществил искупление, на которое указывали назначенные библией жертвы и ради которого, по его словам, он и пришел, либо  еврейский народ оказался перед неразрешимой дилеммой Закона Моисеева, который после разрушения Храма и рассеяния священства оказался невыполнимым. Этот вопрос остается неразрешенным и по сей день.

Без сомнения, Иисус, предупреждавший об ответственности за каждое сказанное нами праздное слово, не стал бы легкомысленно заявлять:

 “…ибо если не уверуете, что ЭТО Я, то умрете во грехах ваших” [то есть, без необходимого искупления] (Иоанн 8:24б).

 Предвидя невыразимую боль подобной потери, как и грядущий ужас бесконечных мук, апостол Павел, будучи наставлен свыше, провозглашает:

 “Ибо возмездие за грех — смерть [вечное и непоправимое отделение от Бога], а дар Божий — жизнь вечная в Иешуа Ха Машиах Адонай [Христе Иисусе, Господе нашем]” (Римлянам 6:23).

 Почему бы, дорогой читатель, если вы с терпением дошли с нами до этого места, вам не рассмотреть этот вопрос наисерьезнейшим образом? Какую хоть сколько-то значимую ошибку вы находите в нем, оправдывающую его отвержение? Каким бы релятивистским ни было мышление человека, разве не может Бог, исходя из Своей божественной прерогативы, настаивать на скандальной исключительности Этого Человека? Что, если этот самый Человек с удивительной  точностью исполняет более, чем 300 пророчеств о себе, начиная от места и времени Его рождения (Михей 5:2) и заканчивая описанием его страданий, отвержения, смерти и воскресения (Исайя 53)? Кроме того, было предсказано о Его будущем и неминуемом возвращении, когда “…они воззрят на Него, Которого пронзили” (Захария 12:10б), и узнают, что “на руках у Тебя рубцы… оттого, что Меня били в доме любящих Меня” (Захария 13:6б).

 Новый Завет подтверждает эти пророчества, заявляя:

 “Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Мессия, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его” (Иоанн 20:31).

 Да, мы знаем, что “иудаизм не верит” в то, что у Бога есть Сын10, однако можем ли мы со всем прилежащим почтением спросить: “Что такое этот “иудаизм”?”. Является ли он неприкосновенной святыней более великой, чем Бог, или, скорее, сборником раввинских взглядов, сформированных на протяжении двух тысяч лет на основании сознательного сопротивления и отрицания мессианских притязаний Иисуса?11 Уверены ли мы, что не используем “иудаизм”, чтобы уклониться от возложенной на нас как на “меншен” (людей, способных нести ответственность) обязанности рассматривать вопросы, касающиеся истины, за которые мы понесем вечный ответ?

Можем ли мы быть так уверены, что представление о Боге, предлагаемое нашими традициями, вмещает всю полноту богатства библейского монотеизма? А что мы скажем о возможности составного триединства, любое человеческое определение которого всегда будет меньше его неописуемой славы? Может ли Бог быть не Один [Эхад] (как и мы, созданные по Его образу, имеем тело, душу и дух) и тем не менее быть Единым?

Многим из нас, воспитанным в еврейских традициях, придется задуматься над словами автора знаменитой Нагорной проповеди: «Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня?… Видевший Меня видел Отца… Я в Отце и Отец во Мне?» (Иоанн 14:9-10). Он постоянно говорил о том, что пришел от Отца, и что “пришел час Его перейти от мира сего к Отцу,… и что Он от Бога исшел и к Богу отходит” (Иоанн 13:1б, 3б). Разве это не является для нас веским основанием для того, чтобы пересмотреть свое представление о Боге?

Вне всякого сомнения, эти утверждения, если они действительно истинны, перевернут наш мир вверх дном. Всем нашим испытанным категориям неизбежно будет брошен вызов. Если мы не готовы к таким последствиям, как же наша преданность сможет выдержать радикальное испытание самой первой заповедью “возлюбить Господа Бога всем сердцем, всей душой, всем разумом и всей силой”?

Не спросить ли вам самим у Бога Авраама, Исаака и Иакова об этих ключевых высказываниях Иисуса о самом Себе? Разве вы не захотите стать выше этой подсознательной, исторически обусловленной неприязни к Его имени, если окажется, что эти заявления истинны? Писание строго предупреждает нас: “Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись” (Деяния 4:12б)? Не доверитесь ли вы слову Бога и не испытаете ли его, отважившись поступить в соответствии с ним?

 “Ибо Писание говорит: “Всякий, верующий в него, не постыдится”. Здесь нет различия между Иудеем и Еллином [язычником], потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих его” (Римлянам 10:11,12).

 Даже знаменитый “неверующий” Фома, который сказал: “Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю” (Иоанн 20:25б),— увидев воскресшего Христа, выдохнул с изумлением: “Господь мой и Бог мой!” (стих 28б)! Иисус же не воспользовался возможностью раз и навсегда развенчать нелепое и богохульное преувеличение, но, напротив, признал его в точности соответствующим Себе, добавив: “Блаженны не видевшие и уверовавшие” (Иоанн 20:29б).

Кто-то написал: “Кульминация греха явилась в том, что им был распят Иисус”. Подумайте об этом. Мы люди, имеющие едва ли хоть какое-то осознание греха (для чего же тогда искупление?), должны задуматься о том, что Бог, зная как грех скрывает свою истинную природу, Сам стал нашей жертвой, чтобы явить (как ничто другое не могло бы) безжалостную истину о нашем состоянии! Разве не примечательно и не показательно, что лучшее из Римского права объединилось с лучшим из Иудейской религиозности, чтобы предать жестокой смерти долгожданный объект нашей веры? Трагично, но мы были не просто слишком слепы, чтобы признать Его, но как нация оказались столь озлоблены, что увидели в нем угрозу, достаточную для того, чтобы Его устранение через смерть стало необходимым! Как сказано в Писании: “Мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что не ставили Его” (Исайя 53:3).

Какой индивидуум или народ может быть освобожден от такого греха как этот? Даже если бы это было так, сколько времени должно пройти, чтобы наша личная и совместная вина могла бы быть хоть сколько-то смягчена? Наше дерзкое заявление: “Кровь Его [Иисуса] на нас и на детях наших” (Матфей 27:25),— преследует нас на протяжении всей истории намного сильнее, чем мы предполагаем.

Если Он — Сын Божий, “истинно Бог и истинно Человек”, как провозглашают древние символы веры, то мы совершили ужасный грех. Заметьте, это не ошибка, допущенная при неудачном стечении обстоятельств, но, скорее, совокупность всего греха, хронического и древнего, который повторяется вновь сегодня в иудаизме, и по сей день предпочитающем правила религиозной “элиты” и “идеи, удобные для использования в современных условиях”. По иронии, этому противостоит вечное «Шма» из Второзакония (6:4-6), которое либо развенчивает Иисуса как наивысшего богохульника, либо показывает Его как Того, для Кого по мудрости Божьей и был дан древний символ веры! Наша многострадальная история ярко свидетельствует: “И испытаете наказание за грех ваш, которое постигнет вас” (Числа 32:23).

Не стали ли мы “Каином” для этого “Авеля”, будучи движимы убийственной завистью к Сыну, более благочестивому, чем мы, и принесшему более возвышенную и праведную жертву, которая была принята Отцом, сведшим на нее огонь, и которая оставляет нашу жертву не принятой и не приемлемой? (Бытие 4). Наши жертвы—это негодный продукт наших собственных усилий и стараний. Его же—окончательная угодная жертва кровопролития, удовлетворившая святость Бога, которая из-за ужаса греха не может быть умиротворена ничем из того, что человечество в силах гуманистически или религиозно предложить!

Не стали ли мы, подобно Каину, изгнанниками и скитальцами на этой земле, скрывающимися от лица Божьего, отмеченными, но куда как чаще не щадимыми? Сравнение слишком очевидное, чтобы быть приятным для нас! Не должны ли мы быть сражены печалью, видя наше явное подобие того первого убийцы? Да не обрушится на нас, сколько бы ни прошло времени, даже тень того наказания, которое постигло Каина! Но лучше “Всякий, кто призовет имя Господне, спасется” (Иоиль 2:32а).

 «Но что говорит Писание? Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть слово веры, которое проповедуем. Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Римлянам 10:8-10).

 Так что, апостол Павел, еврей из евреев, не оставил своего иудейства. Не оставляем его и мы, провозглашая благую весть нашего Мессии:

 «Потому что оно (благовестие) есть сила Божья ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, потом и Эллину» (Римлянам 1:16б).

 Молитва: 

Господь, будь милостив ко мне, читателю сего в этот данный раз и навсегда момент. Ты хорошо знаешь, что все силы этого мира, плоть и дьявол объединились против Тебя. Даруй мне сейчас свободу от всего, что до сих пор удерживало нас как евреев от того, чтобы призвать Твое Имя. Дай мне долю того же смирения, которое Ты Сам явил, будучи обнажен и понеся публичный позор на кресте. Благодарю Тебя за саму возможность предстать перед кризисом этого решения. Во имя Иешуа, святое и до сих пор неизведанное, я прошу Тебя. Спаси меня. Аминь.

 Заключительное пророческое размышление

 Кто-то, возможно, спросит: почему вскоре должно неизбежно наступить “бедственное время для Иакова”, о котором говорил пророк Иеремия (30:7), глобальный антисемитизм, грозящий превзойти даже холокост? Потому что, говоря на чистоту, разве мы не продолжаем все еще быть “Иаковом” (“обманщиком”), а не “Израилем” (“правящим с Богом”, Бытие 32). Не ожидает ли нас Некто, с которым мы должны бороться до появления зари в течение ночи, которая наступит вскоре и быстро приближается уже сейчас? Разве не препятствует нам войти в полное владение землей наших отцов-патриархов все тот же упорствующий “Исав”, снова ищущий нашей жизни? И разве не надлежит нам завершить эту финальную драму примирения с жаждущим мести братом, прежде столкнувшись лицом к лицу с Богом в Человеке?

Однако, как и в случае с нашим отцом Иаковом, чья “хватающая за пятку” природа прискорбным образом все еще присуща нам, несмотря на все наши успехи в диаспоре, наша голова вместо подушки вновь оказывается на камне! И тем не менее Бог встречается с нами именно в этом месте, каким бы “ужасным” оно ни было; и хотя мы можем и не знать этого, оно и есть ворота на небеса! Прольете ли вы елей на этот камень или пообещаете десятину Иакова, это будет всего лишь тенью того полного посвящения, которое одно может превратить Иакова в Израиля. Не этого ли самого ожидает Бог?

Он ожидает на пороге благословения как Человек, которого мы слишком долго избегали. Но мы не войдем в это благословение до тех пор, пока не скажем, как Иаков: “Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня” (Бытие 32:26). Это та самая Божья настойчивость на своем исключительном выборе, с которой нам надлежит схватиться! Только распознание нами лица Божьего в этом скандальном Человеке сокрушит (и предназначено сокрушить) нашу закоснелую, стремящуюся к самоопределению и самоутверждению Иаковлеву гордость! Только Иешуа, представший перед нами лицом к лицу, превратит нас в Израиль Божий!

Поэтому, «переведете ли вы через поток» все, что имеете, разделите ли ваше имущество на две части, используете ли любые другие махинации Иакова,  это не спасет вас от разгневанного брата, ведущего с собой “четыреста человек”! Только прикосновение того Человека, Которого мы так долго старались избегать, прикосновение к «суставу бедра» нашей Иаковлевой самонадеянности, силы и самоуверенности может «покалечить» нас и впервые в жизни сделать преклоняющимися “хромыми” просителями у Его жертвенника, жертвенника Эль-Элоэй-Исраэль!

Из “сокрушенного и смиренного сердца”, которого Он не презрит, происходит подлинное, самоотверженное поклонение, преображающее Иакова-захватчика в сына-слугу, который теперь по праву назван Израилем! (Псалом 50:19). Примирившись с Богом, как сын с отцом, мы вместе с Ним преодолеем всякую вражду, какой бы древней и горькой она ни была.

По иронии, все то, что мы пытаемся заполучить, подобно Иакову, своим хитроумием и проворством, Бог изначально предназначил для нас как наше наследие. Если бы мы только знали Его как должно, чтобы со всем смирением получить это наследие из Его рук! Остановитесь, постойте, о сыны Иакова! Отец наших отцов, Ветхий днями, Господь славы, Спаситель Израиля ожидает нашего преклонения. И до тех пор, пока оно не придет, о каком владении нашим наследием и о каком священническом служении, дабы «благословить все племена земные» (а в особенности род Исава и Измаила), вообще можно говорить? (Бытие 12:3). Наш сосед, с которым мы боремся, нуждается ныне в благословении Израиля, который действительно станет Израилем и признает наконец, и обретет благословение в этом своем признании, что

 «Благословен грядущий во имя Господне!» (Псалом 117:26а).

 Это благословение стоит всех наших нынешних страданий. Распознаете ли вы Божье давление во вновь поднимающем голову антисемитизме, настигающем нас тут и там? Наши ложные, мирские и небиблейские надежды не спасли, да и не могут спасти нас. Грехи наших отцов, будучи также и нашими собственными, преследуют нас в каждом поколении, ожидая, когда мы признаем и отвратимся от них в покаянии (Левит 26:39-42). Наши грехи вынудили Его отвернуть от нас Свое лицо “на мгновение”, но с превосходящей милостью Он примет и восстановит, и сделает нас Своими к вечному восхвалению Его славы.

 *     *     *

 Сноски:

1 Авторизованный перевод Библии

2 Ч. Х. Сперджен “Сокровищница Давида”

3 Там же

4 Там же, Псалом 9:9-10

5 Там же

6 Там же

7 Там же

8 KJV

9 Примите во внимание точные подробности смерти через распятие, с потрясающей достоверностью описанные за тысячу лет до этого события в Псалме 21

10 И это вопреки свидетельству Псалма 2:7: “Возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя”,- и Псалма 2:12: “Почтите [букв. поцелуйте] Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем, ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него”,- а также Притч 30:4: “Кто восходил на небо и нисходил? Кто собрал ветер в пригоршни свои? Кто завязал воду в одежду? Кто поставил все пределы земли? Какое имя ему? И какое имя сыну его? Знаешь ли?”.

11 Мы знаем и горько сожалеем о болезненных и жестоких гонениях, которым подвергся наш народ со стороны “христианского мира”. Мы ценим защиту раввинами своего иудаизма от вторжения того, что было справедливо расценено как языческое идолопоклонство. Да не допустит Бог, чтобы этот буклет был превратно истолкован как нечто из одного ряда с тем безбожным принуждением. Тем не менее Бог “хочет, чтобы все люди спаслись ”, что значит добровольное и полное обращение к Нему в духе и истине. Наша попытка здесь – пробудить и вызвать читателя к такому рассмотрению.