Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

воскресенье, 23 июня 2013 г.

Час Сына Человеческого в вечном замысле Сына Божьего, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
В течение Своего земного служения наш Господь много раз прибегал к одному выражению, которое в Его устах звучало по особенному торжественно. Это выражение Он периодически повторял. Оно подчерки­вало и выделяло этапы Его жизни, которые привели Его на Голгофу. Его повторение обозначает для нас вехи, позволяющие обнаружить за человеческой завесой прекрасное единство Божественных истин.

«Мой час...»

Господь Иисус шел навстречу Кресту, и Он знал об этом. То, что приближалось, было неизбежным. Он вкладывал в эти два слова конкретное значение. Столь привычные для нас слова были для Него скорым и не­избежным осуществлением добровольно принятой воли Божьей, к которой Он приближался твердыми шагами.

Давайте рассмотрим поближе некоторые из этапов Его жизни в свете только что упомянутых слов.

1. Приподнятая занавеса

Откроем 2-ю главу Ев. от Иоанна, рассказывающую о первом чуде Иисуса: воде, превращенной в вино на браке в Кане Галилейской. Ключевой стих повествова­ния — слова Иисуса «еще не пришел час Мой».

Мария, Матерь Иисуса по плоти, обратилась к Не­му, говоря: «Вина нет у них».

Надеялась ли она на то, что Он совершит чудо, или нет, это неважно. В данном случае нам нет необходи­мости уточнять это. Судя по ответу, который дал ей Иисус, мы склонны думать, что не надеялась. «Что Мне и Тебе, Жено*?»+
_________________________________________________
*Выражение «жено», использованное в греческом оригинале, имело у восточных народов множество различных оттенков. Его можно бы­ло даже использовать при обращении к царице (Вестфаль).
+Во французском переводе: «Жено, что есть между Мной и Тобой?» Примеч. Переводчика.

Этот ответ можно толковать следующим образом- «Что общего между Мной и тобой? Ты думаешь об од­ном, а Я думаю о другом. Твои мысли ограничены од­ной сферой, а Мои простираются гораздо дальше. Ты хочешь одного, а Я желаю совершенно другого. Что между нами есть общего? Наши мысли, наклонности стремления, желания находятся совершенно в разных сферах».

Я утверждаю, что это поразительный ответ. И очень поучительный. Как вытекает из оригинала, именно этот смысл нужно вкладывать в данные слова. Мы не можем не прийти к выводу, что в этот момент Иисус имел не­что особое в духе, определенную мысль, конкретную идею, четкое и ясное намерение.

То, что Он намеревался совершить, событие, кото­рое должно было произойти согласно Его замыслу, имело значение, бесконечно превосходящее все то, что могло быть в уме какого-либо человека. Действительно, не было никакой связи, никакого сравнения между тем, что могли думать другие, и Его замыслом. Он имел в духе нечто, что другие не могли ни понять, ни воспри­нять. Что же это было?

Если мы вспомним, что это было начало Его служе­ния, если мы поймем, что это было первое проявление Его силы как Сына Божьего, мы будем на верном пути. Нужно отдавать отчет в том, что у Него было ясное стремление придать этому первому деянию совершенно особое значение, отличное от всего того, что можно было бы ожидать. По Его замыслу это деяние должно было иметь вечный смысл и значение.

Из всех окружавших Его людей никто об этом и не подозревал. Но Иисус знал, чего хочет. В настоящем Он символически, но совершенно ясно предвосхищает будущее, о котором знает, что оно неотвратимо, и на­ступления которого желает. Этим деянием Он делает шаг навстречу Своей судьбе и тем самым отмечает этап — точный, осознанный, добровольный.

Если мы внимательнее исследуем повествование, то обнаружим, что главные слова, дающие нам ключ к тол­кованию, следующие: «час Мой» и «явил славу Свою».