Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

четверг, 30 декабря 2010 г.

Пророческие размышления о последних днях, Артур Кац

Артур Кац

Далее следуют некоторые намеки, с пророческой точки зрения, которыми следует поделиться в данный момент.

Озабоченность ухудшающимися экологическими, экономическими и политическими условиями подвигают мир к глобализации. Безопасность и личный интерес скорее всего возьмет верх над идеологическими различиями между нациями, так же как доктринальные различия между основными церковными деноминациями будут затменены преобладающими интересами мира и единства. Исторические принципы, такие как международное право и национальный суверенитет будут пожертвованы приведению мирового порядка. Основные державы будут без промедления действовать для поддержания мира в соответствующих сферах влияния с молчаливым одобрением тех, кто прежде противостоял им по идеологическим соображениям . Насущные потребности высокотехнологичной глобальной экономики превзойдут идеологию, допуская ее словотворчество, но с пониманием ее целей лишь как декоративные и не серьезные со стороны власть предержащих. Таким образом, с возможным исключением Израиля и Исламских держав, приготовлена сцена для той самой глобальной федерации, составляющей систему зверя.

Социальный характер мира, в его плачевно падшем состоянии станет еще более мерзким и грязным. Через величайшего изощрения манипуляции, как явные, так и подсознательные, товар будет фасоваться из самих душ людей (особенно детей и молодежи) – растлевая, если не поглощая и потребляя, всех, кто сознательно и самопожертвенно не противостоит его силе. Нетерпеливый, бессодержательный, врожденно беззаконный, культурно безграмотный, чувственный мир – разочарованный и обозленный в своем стремлении к тому, чего он материально не может достичь – все больше и больше будет давать ход взрывному гневу и физическому насилию. Нарастающие катастрофы и бедствия способствуют мародерству, грабежу, углубляющемуся хаосу и насилию со стороны новых варваров (меткая фраза Чака Кольсона), которые общества будут не в состоянии контролировать. Ответственные за чрезвычайные положения власти, отложив законно-процессуальные нормы, введут социальную регламентацию и режим, и ограничение свобод, неведомое и неприемлемое для предыдущих поколений. Незначительное, непристойное и вульгарное будет преподнесено как желаемое – ценности, воспеваемые как благо массовым культом темных, колдовских и вырожденных кумиров развлечений, навязываемых СМИ. Эти ослепительные не-люди будут накапливать для крупных владельцев капитал, а также те, кто упаковывают их через добровольную, неумеренную жертву экстатических, богоборческих и Христо-глумящихся миллионов.

Парадоксально, но общество будет вынуждено оставить даже остатки Христианского поведения, морали и правил приличия в попытке защититься от заразных пороков в виде наркотиков, СПИДа, венерических инфекций и ранних беременностей. Как уже происходит в Цюрихе, городе Швейцарских реформаторов, бесплатные шприцы, презервативы и ВИЧ-тесты будут распространяться повсеместно, таким образом, санкционируя те самые пороки, с которыми борются! Такое неявное официальное одобрение зла невозможно без дальнейшего подрыва самого морального состава общества, тем самым гарантируя беспомощность и пустоту, которые двигают толпы к бездумным экспериментам, зависимостям и смерти.

Итак, глобальное крушение иллюзий и крайнее уныние будет уделом развенчанных идеологий (сперва Марксизм-социализм, затем демократия – секулярные утопические мечты), делая их кандидатами для Христа или культов. Страшный нигилизм отчаяния, который был корнем гитлеровского Нацизма 30-х годов, также будет подготовительной почвой для глобального тоталитаризма последних времен. Распад состязающихся идеологий и объединение мировых экономик произведет размытие национальных границ, что даже сейчас приводит к массовому переселению народов. Это прибавит к страхам и напряженностям этнической и расовой принадлежности среди неискупленных, но предоставят Богу через необыкновенно глобально-настроенную, наместническую Церковь, средство для отсеивания и приближения к Себе народа-остатка из всех стран. Многие из евреев мира будут находить себя все в большем в расстройстве и смущении среди всех народов, переживая как язычники во времена Нового Завета, отчужденность от Христа… без надежды и без Бога в мире (Эф. 2:12).

Эта возникающая истинная Церковь наконец-то устанет от подделки и банальной предсказуемости фразеологического христианства. Она будет искать более глубокой реальности веры и взаимоотношений, взвешивая обстоятельства и постепенно принимая вид путников, странников и пришельцев на земле. Остающиеся в обычной церковной обстановке, либо не восприимчивые к нужде, либо не желающие платить цену, успокоятся в обмане религиозной нереальности, осуждая как еретиков и провокаторов не могущих смириться с тем же. Центробежные силы поляризуют Христианство в конечном счете на два лагеря – гонимые и гонители – подобно противостоянию церквей Реформации и Анабаптистов в 16-м веке! Наконец, препятствие к единению подтолкнет религиозно-политическую группу к ярости против меньшинства по Духу, которое не согласится с их экуменическими замыслами. Так что опять, и в конечном счете, человеку будут враги домашние его. Однако, его любовь к врагам в ответ на оппозицию и гонения будет отличительным знаком этой завершающей мученической Церкви остатка. Такая реакция будет возможна у тех, чьи сознательные, принятые решением подготовка и освящение начинаются сейчас.

Свет Его лика в таком отделенном народе будет собственно фактором, как в случае со Стефаном, который принесет им воздаяние и нападки со стороны ненавидящих свет и предпочитающих тьму – извне, но более всего изнутри церкви. Радикальная апостоличность или апостасия окажутся единственным выбором во время этой поляризации в последние времена. Нейтральность и середина дороги будут излишни и пусты. Мы будем вынуждены, наконец-то, стать святыми, совершая святость в страхе Божьем в век, когда единственной альтернативой будет носить знак зверя.

Для не могущих покупать или продавать в глобальной мировой экономике, Христианская [сельскохозяйственная] община творческого, плодотворного и поддерживающего жизнь вида, как бы сильно ее не страшились многие до настоящего момента, окажется одним из немногих, если не единственным, жизнеспособным вариантом для святости и жизни. Для таких сынов и дочерей, которые радикально отделяют себя, так чтобы даже не касаться нечистого, любовь Отца, реальность Бога как Отца, известная немногим, станет поддерживающей силой против ненадежности или падения во всех содрогающихся гнетущих условиях конца (2 кор. 6:18).

Такой народ, спасительный остаток, мелко покрывающий Землю, будет составлять собой живое обвинение против греха и зла. Их присутствие в веке, в котором беззаконие преизобилует не будет более терпимо. Они во многих случаях спровоцируют свое собственное мученичество [-свидетельство], таким образом, исполняя тайну намерений Божиих в страданиях. Через это узурпирующие Начальства и Власти, лжебоги века сего, будут выселены из поднебесья этой решающей демонстрацией многоразличной премудрости Божией! (Эф. 3:10). Таким образом , будет создана правительственная вакансия, на которую будет повышена прославленная Церковь в пришествие своего оправданного долгожданного Царя, в возвращение распятого Господа во славе, чтобы бесстрашно судить землю и править народами в праведности. 

понедельник, 27 декабря 2010 г.

Раб Господа, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс


"А ты, Израиль, раб Мой, Иаков, которого Я из­брал... ты - Мой раб" (Ис. 41,8,9). "Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд "(Ис. 42,1).

"Кто так слеп, как раб Мой, и глух, как вестник Мой, Мною посланный? Кто так слеп, как воз­любленный, так слеп, как раб Господа?"

(Ис. 42,19).
"Вот, раб Мой... "(Ис. 52,13).

Внимательно прочитав все эти места, мы ясно уви­дим, что в них речь идет не об одном и том же "рабе". Здесь упомянуто два раба: один в 41 главе, другой - в 42 и в 52 главах. Первый является источником горьких разочарований, тогда как второй радует своего Бога. Они являются орудиями: один - поражения и позора, другой - достижения полной победы и славы. В 40 главе мы видим, как открываются новые перспективы: вне­запно появляются обещания о благословении, уверен­ность в лучшем будущем. Но все эти надежды основы­ваются на деятельности второго раба. Это он одновре­менно является и гарантом, и причиной нового поряд­ка; и если народы должны получить благословение, ес­ли их желания должны осуществиться, если им должно быть обеспечено правосудие; то только благодаря это­му рабу, угодному Богу. Первый раб не исполнил своей миссии, и его поражение в итоге свелось к одной ошиб­ке, охватывающей все остальные: к идолопоклонству.

Это слово подразумевает множество понятий. В Вет­хом Завете идолопоклонство - это просто поклонение идолам, деревянным и каменным истуканам. Чаше все­го, и даже в наше время, идолопоклонство состояло и состоит в этом. Но в Новом Завете ясно говорится, что центр идолопоклонства находится в сердце или в духе. Таким образом, это слово имеет бесконечно более ши­рокое значение, и наше определение должно расши­риться. Нам сказано, что корыстолюбие является идо­лопоклонством.

Что такое идолопоклонство и к чему оно приводит

Разделенное сердце - вот, в двух словах, что такое идолопоклонство. Когда из-за чего-то сердце разде­ляется, когда Бог в какой-то мере лишается Своих прав на полное и окончательное обладание - это идолопок­лонство. Заторможенность, неясность мотивов; какая-то зависимость от внешних воздействий, способная "оказать на нас давление; привязанность, честолюбие, корыстолюбие, самолюбование, преграждающие к нам доступ Божьей воли в ее широте и наносящие ущерб Его славе - все это идолопоклонство. Через эту трещину разделенного сердца проваливаются Божьи замыслы; раб, о котором идет речь, станет воплощенным разо­чарованием, а благословение, которое мог бы получить мир, уменьшится или задержится. Этот раб будет от­странен.

Мир и идолопоклонство

Мир обладает лукавым характером. Броситься в по­гоню за ним, искать его удовольствий, проявлять ин­терес к тому, что его занимает, разделять его увле­чения и страсти - в этом одна из форм любви к миру. Любовь к миру - это сообразование с миром, ведущее к уподоблению ему. Действующей силой, осуществля­ющей это сближение, является не что другое, как дух мира сего. В конечном счете, мирской дух заключается в следующих двух словах: личная выгода.

В Божьем деле, как и в любом другом, можно пре­следовать личную выгоду. Честолюбие, хорошая репу­тация, престиж, доверие, власть, большие возможности, привилегированное положение, "место под солнцем" в Божьем труде; удовлетворение от своей значимости, своим преуспеванием, вниманием окружающих, распо­ряжением со стороны людей, почестями - все эти, и многие другие, факторы обнаруживают присутствие мирского духа. Все они содержат в себе, сознаем мы это или нет, примесь гордыни, ревности, зависти, вож­деления, пристрастия, недоверия, злобы или чего-то по­добного. Стоит встретиться на пути с препятствием - и все эти черты ярко проявятся.

"Бог не взирает на лицо человека" (Гал. 2,6)
"Лукаво сердце человеческое более всего" (Иер. 17,9)

Эта пагубная склонность человека к самообману проявляется во многих видах служения. Сколько Божьих тружеников, хорошо начавших, ценой больших жертв осуществлявших плодотворное служение, в кон­це концов незаметно достигли определенной формы са­модовольства, возможно неосознанно, поскольку внешне они продолжают оставаться самыми искренними и самыми скромными людьми, причем делают это искрен­не. Они не осознали, что их чисто духовное служение закончилось так же, как и их посланничество. Они поз­волили величию из человеческого источника занять ме­сто той божественной способности, которая является уделом преимущественно сокрушенного духа, зависи­мого от Бога.

Это искажение происходит настолько незаметно, так медленно дает результаты, прогрессирует так не­значительно и скрывается под такой привлекательной внешностью, что может скрыться от взора любого наб­людателя. Только Тот, Чьи очи "как пламень огненный" (есть), видит все, что скрывается под внешней на­божностью и глубокомыслием. Относительно всего то­го, что касается наивысших интересов Божиих, какова бы ни была значимость видимых успехов, такой раб яв­ляется для своего Господа горьким разочарованием. Бог отстраняет его.

Он так усердно выступал против компромиссов с миром; его проповеди и занятия по изучению Библии были такими блестящими, что страх перед искушением не посещал его молитвенную комнату. Но сама ответ­ственность его служения и насыщенность деятельности стали для него ловушкой. Обманным путем, тайком прокралось зло, и совершилось пагубное дело...

Раб, угодный Богу

Теперь мы можем определить состояние и харак­терные черты раба, угодного Богу. Ключ к этому содер­жится в 19 стихе 42 главы книги пророка Исайи. Здесь речь идет, естественно, о Господе Иисусе, примерном рабе Иеговы.

Именно с этой стороны мы сейчас и обратим на Не­го свой взор. Искупительный характер Его труда, опи­санный в 53 главе, остается вне нашего рассмотрения. Мы никоим образом не причастны к этому труду, и здесь никак не можем уподобиться Ему. Но духовные принципы, которые Он осуществлял во время Своей земной жизни, мы призваны разделять с Ним; как эти принципы действительно становятся нашей жизнью, мы можем приблизиться к такому состоянию во Христе, которое позволит нам быть угодными Богу.

Однако в 19 стихе этот раб Божий представлен дву­мя совершенно особенными качествами: глухотой и слепотой.

Истинное посвящение делает невосприимчивым ко греху

- Раб Израиль, приносящий разочарование, - также изображен и слепым, и глухим; но причиной тому явля­ется его идолопоклонство.
В то же время Господа Иисуса Христа делает не­восприимчивым ко греху Его посвящение.

И действительно, если есть трагические слепота и глухота, то есть и другое их состояние — славное.

Дьявол не смог воздействовать на Иисуса, когда в пустыне захотел заставить Его увидеть и услышать то, что ему хотелось. Даже когда его побуждения были прикрыты словами Св. Писания, истинный Раб Божий отказался видеть их и слышать. Нарушению воли Божь­ей, Он предпочел муки голода, многочисленные угрозы и нападки. Он Испытал всю горечь Голгофы.

Может попытаться самому защитить себя? Самому возвысить себя? Проложить путь собственными сила­ми? Нет. Цели Божьи могут быть достигнуты только с помощью Божьих средств. Поспешно возвести этого ра­ба на престол, значит, тем самым скомпрометировать духовные результаты Его служения. Для этого не по­дойдет ни одно доступное для людей средство. За за­ботливостью "друга", пекущегося об успехе Его дела, Бог умеет распознать хитрое коварство Своего против­ника - змея. Такая преданность Его "близкого друга" не может совратить Господа с Его пути. Он знает уловки сатаны. Даже когда испытание достигает своей наивыс­шей степени, в час невыразимых страданий, против Не­го было использовано последнее орудие подкупа и обе­щание поверить в Него и следовать за Ним - но ничто не могло заставить Его сойти со креста.

Жертва

Этот раб олицетворяет собой жертву, полностью за­вершившую Ветхий Завет. Он отдал все Свои права Богу, и Его единственная цель - угодить Ему. Права это­го раба заключаются в двух словах: Твоя воля. А эти слова требуют от него самого полного самоотречения и состояния, при котором отсутствует малейшее прояв­ление своеволия. Подобное самоотречение всегда сде­лает из Божьего раба, по его мышлению и духу, чело­века "не от мира сего". Ему часто придется говорить "нет" и тем самым вызывать непонимание. Тем време­нем, оппортунисты будут первенствовать, и в некото­рых областях добьются гораздо большего успеха. Но непрестанный интерес дьявола будет всегда направлен на настоящего раба, поскольку духовная значимость определяется не мерилом чувств, и критерии жизни - не в поднятом шуме, а в свидетельстве.

Иисус, навсегда оставшийся примером и образцом раба Божьего, благодаря Своей слепоте и Своей глу­хоте, мог постоянно различать другой голос и руковод­ствоваться другим зрением. Послушайте Его: "Сын ни­чего не может творить Сам от Себя, если не увидит От­ца творящего... Ибо, что творит Он, то и Сын творит также."Перед Его глазами постоянно была панорама небесных действий, а Его сердцу постоянно говорил го­лос Отца. Только однажды, в тот страшный час, когда Он изнемог под бременем наших грехов (согласно Вет­хому Завету, символическую жертву приносили на ал­тарь), только тогда Его видение пропало, и голос в серд­це умолк. Но тогда речь шла об искуплении от греха, и мы никогда не сможем разделить со Христом этого слу­жения. "Он одним приношением навсегда сделал со­вершенными" (Евр. 10,14) приходящих к Нему. Он ока­зался верным Своему Отцу.

И мы предоставим свои тела в жертву живую, пусть никакие доводы не смогут заставить нас сойти с этого креста, представляющего полноту осуществленной воли Божьей. Нетрудно получить от Бога желанное для на­ших сердец, как было с Израильтянами, но в результате души их были изъязвлены. Зачем же поддаваться тому, что внешне поражает ухо и глаз, если ценою становит­ся утрата внутреннего зрения и глухота к Божьему го­лосу?

пятница, 24 декабря 2010 г.

Рожденный Свыше, Артур Кац

Артур Кац

Читаю статью Освальда Чемберса о рождении Христа.

Его рождение как шаг в историю. "...посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим". [Эту весть ангел сообщил Марии] Иисус Христос пришел в этот мир, а не возник от мира. Он не формировался в веках. Он вошел в историю извне. Иисус Христос не лучшее из человеческих существ. Он Сущий, на Которого род человеческий не мог предъявить ни каких прав. Он не человек, который стал Богом, а воплощение Бога, Бог во плоти, облекшийся в плоть, придя извне. Его жизнь - приход Всевышнего и Святого самой ничтожнейшей дверью. Рождение нашего Господа - пришествие.

Он родился в хлеву, и отсюда возникает спорный вопрос: "А как же Ему прийти и родиться в каждом из нас, как не тем же самым образом?". Он не придет другим путем кроме как через самую ничтожную дверь, и войдет Он не иначе как Всевышний. Так что, если мы попытаемся открыть Ему дверь на уровне нашего превосходства или самомнения, как если бы мы заслуживали Его визита, Он просто напросто не придет. Он придет только в хлев, в ничтожнейшее из мест. Его пришествие - парадигма и образец. Это заявлено навсегда, а не единожды. Для каждого появления Христа, для каждого рождения, Всевышний должен прийти в ничтожнейшее из мест, и не только в момент рождения нашей духовности, но и на всем ее протяжении, в каждом ее событии. Если Он становиться участником жизни, чтобы принести  в нее Высшее, то нам нужно открыть для Него ничтожнейшее из мест.

Мне нравится, как пишет Чэмберс. Так пусть же он сам и сделает акцент: "Его жизнь - приход Всевышнего и Святого самой ничтожнейшей дверью". Он никогда не войдет в горделивое место. Его рождение было знаковым - в гостинице для Него не нашлось места, поэтому им пришлось воспользоваться хлевом.  А потом Его положили в ясли. Не знаю, сколько лет, будучи ребенком и уже потом, став верующим, я слушал обо всем этом, не понимал, что же такое ясли. Ясли - это кормушка для животных. Корыто, из которого едят животные, разбрызгивая еду во все стороны, вот куда Его положили. Если взглянуть на это с точки зрения Божьего плана и как выражение не только Его мудрости, но и Его природы - то это совершенная деталь. Она не целесообразность из-за отсутствия чего-то лучшего. Это  божественное намерение испокон веков: Его пришествие будет именно таким - смиренным - либо же оно не наступит вовсе. Мы должны всегда напомнить, что если мы не переживаем Его недосягаемой высоты, то это означает, что мы не настолько смирились.

А далее Чэмберс спрашивает:

"Позволил ли я своей личной жизни стать "Вифлеемом" для Сына Божьего? Я не смогу войти в Царствие Божье, покуда я не буду рожден свыше, рождением ни коим образом не похожим на естественное. "Должно вам родиться свыше". Это не заповедь, это основополагающий факт. Характерная черта нового рождения в том, что я настолько смиряюсь пред Богом, что во мне формируется Христос. В тот же миг, когда во мне сформирован Христос, Его Сущность начинает действовать через меня. Бог явленный во плоти - вот то, что стало по-настоящему возможно для меня и тебя благодаря Искуплению".

Сравните это с основным направлением евангелизма сегодня, которое больше похоже на христианство принятое усилием воли. Проповедник призывает подойти к алтарю, человек выходит, кается, проговаривает молитву и так начинается его христианская жизнь. Возникает хороший вопрос - а было ли на самом деле рождение, если процесс инициирован человеком, какими бы благими ни были его намерения, как бы ни был он сподвигнут посланием, как бы сильно он не желал стать христианином или отказаться от греха в тот момент. Может ли человек инициировать то самое рождение, которое должно быть полностью даровано Богом? Очевидно, что не перечесть тех людей - возможно даже их миллионы, которые приняли христианство усилием воли. Это было их волевое решение, но не рождение от Него. Не стоит забывать, что это рождение свыше, и мы не можем начать эту жизнь или получить эту природу, только если она на самом деле не зародится в нас. Мы должны настаивать на этой божественной прерогативе, стремиться к ней, верить в нее, ждать, доверять ей, а не религиозно превращать народ в евангельских христиан благодаря их волевому решению. 

Я обратил внимание на заключительную мысль Чэмберса. Если рождение имело место и это от Бога - Божественная сущность в земном сосуде, снова воплощение, тогда должны быть доказательства. Такой феномен не может пройти незамеченным — так чтобы не было проявлений новой природы, природы божественного. Если кто-либо из тех, кто стал христианином усилием воли, прожил уже 10, 15, 20 или более лет, а никаких признаков духовной природы нет, и он не противостоит непрекращающейся борьбе плоти и духа, мы должны задаться вопросом, а был ли он действительно наделен этой новой природой. Если нет никаких признаков нового, то и вопрос, было ли новое рождение, не так уж и неуместен. Нам даже стоит поощрить того, кто не видит плодов этой природы и ведет себя обратным образом задать этот вопрос Богу: "Действительно ли я был рожден свыше? Если нет, Господи, то я умоляю Тебя, чтобы это рождение свершилось!"

четверг, 23 декабря 2010 г.

Ему одному служи! Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс

Мтф. 4,10

Этот ответ Иисуса дьяволу представляет для нас Божью волю в ее исключительности и абсолютности. Бог желает, чтобы ту позицию, которую Иисус занял по отношению к Нему, к Своему Отцу, мы заняли по от­ношению к Господу Иисусу. Он все положил к Его но­гам, и вне Господа Иисуса Христа нет никого и ничего, обладающего правом на наше служение, на наше пок­лонение, на наше послушание. Господь желает не-первого места. Он желает занимать первое, второе, третье ... - и до последнего места. По воле Божьей, Христос обладает исключительным правом на жизнь ве­рующих, которое невозможно устранить. Одна отго­ворка - и наша безопасность нарушена. Один отказ - и мы лишены той или иной из наших привилегий.

В повествовании об искушении следует отметить два факта.

Во-первых, Иисусу достаточно было произнести эти слова, чтобы дьявол покинул поле битвы и оставил Его победителем. Обратитесь к тексту.

"...И Ему одному служи."
"Тогда (тогда!) оставляет Его диавол."

Это отступление дьявола, к тому же мгновенное, происшедшее в этот момент, - очень важно. В целом, это признание, смысл которого можно было бы сфор­мулировать так:

Если Сын Человеческий, Которого я пытаюсь совра­тить с Его пути уже сорок дней, решил служить одному Господу Богу, мне больше нечего делать.

Второй факт относится к служению ангелов, о кото­ром упоминается сразу же после этого. Это Божья ре­акция на позицию, занятую Иисусом. Он предоставляет в Его распоряжение небесные средства, как бы желая в Свою очередь выразиться красноречивым языком действий и сказать: "Хорошо. Ты занял позицию, которая Мне угодна. Ты предпочел скорее страдать, нежели допустить малейший поступок, способный вызвать Мое негодование. Смотри, я кладу небо к Твоим ногам..."

Таким образом, мы видим, что это двойное благо­словение (дьявол вынужден отказаться от дальнейших попыток искушения; Бог вмешался сверхъестественны­ми силами) тесно связано с этим решающим словом: "Ему одному служи".

Стоит углубиться и выяснить, в чем состоит эта иск­лючительность относительно нас.
***
Христос принадлежит не только к прошлому. Он от­носится не только к религии. Наша вера в Него не дол­жна ограничиваться тем, что Он свершил для нас рань­ше. Если бы так было, наша жизнь руководствовалась бы абстрактными принципами и была подчинена "Сим­волу веры".

Христос - это Личность живая, современная, мысля­щая, чувствующая, имеющая желания, поддерживающая с нами непосредственную связь. Все практические ас­пекты этой связи осуществляются между Ним и нами: действие и реакция одного или другого, согласно отно­шению каждого; возможности взаимодействия в атмос­фере взаимного доверия и тесной связи, или наоборот (во всяком случае, с нашей стороны), в атмосфере без­различия и равнодушия. Наши отношения с Богом про­являются даже в наших взаимоотношениях с другими людьми, где может преобладать мстительность, зависть, или наоборот, гармония и сотрудничество.

Рожденный от Бога знает, что все это существует, и что иногда Святой Дух производит в нас удивительные перемены. Однако ревность Духа такова (Иак. 4,5), что Божья сила в нас остается скованной до тех пор, пока мы раз и навсегда не разрешим для себя вопроса о главен­стве Христа и о Его абсолютном праве располагать нами. Никто другой, кроме Него, не имеет права руководить нашей жизнью, нашим будущим или нашим настоящим. Никакое воздействие, каким бы оно ни было - матери­альным или духовным, индивидуальным или коллектив­ным, религиозным или социальным - не может избавить нас от необходимости личного водительства Иисуса Хри­ста и от верховной власти, принадлежащей Ему по пол­ному праву.

Христианская жизнь не вращается вокруг вопросов нравственности, добра или зла. Самый прекрасный идеал святости сам по себе всегда будет оставаться чем-то ту­манным и нереальным. Христианская жизнь начинается и заканчивается отношениями между двумя волями, одна из которых покорилась другой; между двумя разумами, один из которых подчинился другому; между двумя сердцами, одно из которых уступило любви другого.

Все может показаться довольно простым, но Бог ждет от нас, чтобы именно это нашло практические применение в нашей жизни. Тот, кто осмеливается при­нять такое принципиальное решение - решение кото­рого он твердо желает, - не замедлит обнаружить, что в его сердце есть соперники Иисуса Христа - которые бо­лее многочисленны, чем он предполагал, и что силы противления (уточним: влияния различных личностей) не намерены оставаться пассивными. На этом пути воз­двигается крест. И возможно, первая реакция людей, и даже Бога, чревата для нас мучительным и неожидан­ным разочарованием. Но Бог знает, что делает для ус­тановления нового порядка вещей, необходимо унич­тожение ветхого порядка.

К тому же в этом заключается величайший камень преткновения. Невыносимые (для плотского человека) об­стоятельства являются обычным препятствием, которым пугают, не желающих слышать никакого другого голоса, кроме Божьего. И настоятельное повеление совести ка­жется невыполнимым только из-за того, что неверно пони­мают мучительные последствия его осуществления.

О человеке, проходящем через горнило испытаний, потому что он желает быть верующим, скажут: "Посмо­трите на него! Вы думаете, Бог допустил бы, чтобы с ним такое случилось, если бы он был на верном пути?"

Но так уже говорили Господу: "Уповал на Бога, пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему."

Но теперь подобное редко можно встретить, по­скольку нашей современной набожности, что бы об этом ни говорили, недостает одной Личности. Есть уче­ние об этой Личности, символ веры, богослужения, но где сама эта Личность, которая может осуществлять эффективное руководство и добиться послушания вплоть до смерти? Мы по ней истосковались; она нужна нам; мы молимся о пробуждении, потому что отчетливо видим, что нам чего-то недостает; мы утешаемся, гово­ря друг другу: "Он вернется."

Да, Он вернется, но в Лице Святого Духа Он уже при­шел; Он здесь! Если мы надеемся на Его возвращение только для того, чтобы утешиться в Его вознесении, то мы будем самыми несчастными из всех созданий.

Личная власть Иисуса Христа выражается посред­ством Святого Духа, пребывающего в нашем духе. Там осуществляется Его руководство нашей жизнью. Для то­го, кто знает это и старается привести все внешнее, все влияния извне на верховный суд Христа, для того христианское служение приобретает свой истинный характер зависимости личности, находящейся в послу­шании от Личности Повелителя.

Недавно мы столкнулись со следующим вопросом: почему в нашей стране столько смиренных христианок и так мало мужей - христиан? Почему в нынешнем поколении, с точки зрения христианского практическо­го опыта, именно женщина пребывает на передовой ли­нии духовной жизни? Ответ на этот вопрос, как нам кажется, тесно связан с нашей сегодняшней темой.

Мужчина должен быть крепким и сильным. Он ценит власть, сильное руководство. Достаточно заглянуть в газеты, чтобы в этом убедиться. Собственная воля, умеющая проявиться и добиться желаемого, соответствует глубинным нуждам мужского идеала. Однако совре­менное христианство настолько бессильно, безлико, те­оретично, что мужчина стремится к конкретизации сво­его идеала чаше всего, увы, в самом себе. Мужчин не­возможно заинтересовать освящением, не показав им его воплощенным в Ком-то, кто сильнее их. Представьте им Иисуса Христа, наделенного властью, способного руководить ими и взять на Себя ответственность за их жизнь, и вы увидите, что произойдет что-то новое.

Божье дело сегодня содержит в себе нечто женст­венное, хрупкое, обезглавленное, безрадостное и безынициативное. Преобладает дело, которое осущест­вляется людьми через систему, членами (или пленни­ками), которой они являются; через обстоятельства, ко­торые почти везде являются подлинными хозяевами по­ложения. Но это господство обстоятельств существует по причине неосязаемого и ужасного, что нельзя ни увидеть, ни призвать к ответственности; что мы обна­руживаем только тогда, когда сами уже спасены; к чему мы не знаем с какой стороны подступиться и за что ух­ватится, что держит в своих когтях людей (и христиан больше, нежели всех остальных), и притом не ощуща­ется, потому что коготки бархатные: это традиция. Она медленно смыкает свои объятия на нашем поколении. Именно она правит. Некогда была католическая тради­ция, вчера - протестантская, сегодня - евангельская. Вокруг нас ущемляют Евангелие. Можно было бы про­должить перечисление всего доброго, происходящего в Церкви, но в итоге мы не увидим личности. Христиан­ство - это одна Личность; Личность, Которую мир стре­мится увидеть в (Церкви; Личность, Которую боится дьявол. Что же касается нас, единственное, что должно заставить нас покориться - это личная власть Господа Иисуса Христа. "Ему одному служи".

"Не оставлю вас сиротами; приду к вам...(Иоан. 14,18)
-В тот день узнаете вы, что ...Я в вас... (Иоан. 14,20)
- Дух Святый... научит вас всему... (Иоан. 14,26)
- Он наставит вас... (Иоан. 16,13)
- Один у вас Учитель - Христос" (Мтф. 23,8).

Так, Иисус Сам установил основания личных отно­шений с нами, которые осуществились позднее в со­шествии Святого Духа, и которые привели христиан­ство к самому простому его выражению. Умная, силь­ная, любящая Личность - в центре нашей жизни; ее лич­ное, надежное, ответственное руководство, объединяет в нас под одним скипетром Божьи интересы и наши собственные - в этом принцип всей славы христианской жизни. Никто никогда и не мечтал, даже в самые стра­шные времена притеснений о более замечательной сво­боде. А также никто не смог изобрести такой тесной, такой полной, такой исключительной и такой личной зависимости.

Если мы не освободим свою жизнь от внешних воз­действий, претендующих на управление нами, если мы не распорядимся, в пользу оного Иисуса Христа, своим правом располагать собой, если в нашей жизни не бу­дет раз и навсегда разрешен вопрос о передаче руко­водства Иисусу Христу, мы не познаем всех простых и чистых радостей христианского служения.

Бог, сумевший в одном Лице соединить славу Своей божественности с нашим человеческим смирением -Единственный, Кто может сотворить это чудо: дать нам свободу в узах (в Своих узах) и предоставить в наше распоряжение царское достоинство. Для этого, с нашей стороны, требуется только одно: отказаться от любых уступок внешним воздействиям и допускать над собой только господство Иисуса Христа.
***
На этом пути нас ожидает крест. Мучительные и не­ожиданные переживания откроют нам истинную при­роду этой свободы. Наш энтузиазм получит множество ранений прежде, чем станет спокойным и безмятеж­ным. Одержав победу над всеми внешними влияниями, однажды мы обнаружим, что сила, оказывавшая самое большое противодействие Иисусу Христу, укрывалась в главной башне нашего собственного сердца, и что не­обходима настоящая смерть, дабы изгнать из нашей жи­зни всех соперников нашего Господа.

Но Бог верен. Это дело не зависит от нас, если наше сердце правдиво. Это дело слишком дорого обошлось Господу, чтобы Он оставил его незавершенным. Он сделает Свое дело, если мы сделаем свое.

Следует заметить, что в этой области никогда не бы­ло так важно наше участие, как сегодня. Поскольку в Церкви Иисуса Христа божественное руководство парализовано программами различных группировок и мирскими влияниями. Бог руководит всем изнутри, ин­дивидуально подводя нас к следующей альтернативе: сохранить нашу опору на порядок вещей, переставший Его удовлетворять, или же порвать с этим укладом, что­бы следовать за Иисусом Христом.

Мир и Церковь стоят на пороге невиданного испы­тания, победителем из которого выйдет тот, кто сумеет твердо и спокойно противостать любым бедствиям, как это сделал Господь Иисус во время искушения.

"Тогда оставляет Его диавол, - и се, Ангелы приступили и служили Ему".

Одиночество, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
По человеческому рассуждению - хорошо идти с толпой. Но Божий путь - идти в одиночку. Если человек следует в толпе, плывет по течению, о нем могут сказать: "Это обычный человек! он похож на остальных!" 

Но следовать какому-то принципу, сопротивляться течению - значит иметь в своей жизни нечто от Бога.

Что может быть более естественным, чем пойти на компромисс со своей совестью, чтобы понравиться миру и приспособиться к религиозной моде? Можно всего достичь!

Положи то и другое на алтарь долга и истины, - говорит голос Божий.

"Ни кого не было со мной, но все меня оставили" (2 Тим. 4,16), - пишет апостол Павел, когда, истерзанный борьбой всей своей жизни, он собирался предстать перед Нероном. Что произошло? Почти ничего; он всего лишь рисковал головой за исповедание свей веры, противоречившей учению римлян. 

Истина стала неприемлемой с тех пор, как человек сменил свои сияющие одежды на одеяние из поблекших листьев!

Ной сам построил ковчег, и только одна семья спаслась в нем.  Соседи считали хорошим тоном высмеивать этого странного человека. Начавшийся потоп воздал должное этому единодушию.

Авраам странствовал и поклонялся богу один. Содомляне посмеивались над Лотом; они подрожали моде. Это дорого им обошлось.

Даниил принимал пищу и молился один. Илия один приносил жертву Господу и один исполнял повеления Иеговы. Иеремия пророчествовал и плакал один. Иисус любил и умер в одиночестве. Об особом пути, предлагаемом Им своим ученикам, Он говорил: "Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и не многие находят их" (Матф. 7,14).

И вот, что Он говорит об отношении к ним большинства людей, идущих широким путем: "Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир" (Иоан. 15,19)

В пустыне народ, носитель Божьего свидетельства на земле, хвалил Араама и роптал на Моисея; при царях он хвалил Моисея и притеснял Божьих пророков; при Каиафе, он хвалил пророков и преследовал Иисуса; при папах римских он хвалил Спасителя и преследовал верующих. Сегодня находятся люди, как в Церкви, так и в мире, аплодирующих смелой настойчивости патриархов и пророков, апостолов и мучеников и относящие к глупцам и упрямцам тех, кто проявляет подобную верность Господу в наше время.

Сегодня, для служения долгу и истине требуются мужчины и женщины, молодежь и старики, предпочитающие скорее пожертвовать своим состоянием, своими друзьями, всем, вплоть до самой жизни, чем предать свои духовные убеждения.

август, 1933 г.

среда, 22 декабря 2010 г.

Ты Илия? Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс

(Иоанна 1,21)

Прочитать Лук. 9 гл.

Девятая глава Евангелия от Луки содержит одну деталь, которая не может не поразить читателя. Это место, которое здесь отводится Илии. Здесь не только он сам стал предметом частых вопросов, но и описанные события постоянно напоминают о подобных событиях из его жизни.

Здесь Иисус насыщает множество голодных пятью хлебами и двумя рыбами; там бедная вдова видит, как ее запасы масла и муки чудесным образом увеличиваются (3 Цар. 17,8-16). Здесь - отец, там мать умоляют, один - Иисуса, другая - Илию, об исцелении своих сыновей; просьбы обоих были исполнены (Лук. 9,37-42; 3 Цар. 17,17-24). Здесь - предложение Иакова и Иоанна (ст. 54) низвести огонь с неба на самарян, там - слова Илии приводят ту же угрозу в исполнение: низводят огонь с неба на послов Охозии (4 Цар. 1) Здесь -ученик Иисуса, там - ученик Илии выражает желание проститься каждый со своей семьей. И в обоих случаях плуг послужил поводом для назидания (Лук. 9,61-62; 3 Цар. 19,19-21). Не говоря уже о самом имени Илии, встречающимся на протяжении этой главы множество раз, все эти элементы содействуют, каждый со своей стороны, придают этой странице Евангелия очень выразительный характер. Мы без особого труда мысленно уносимся в ту отдаленную эпоху, когда на сцене истории появляется прекрасный образ этого служителя Божьего. Нам вспоминаются надежность свидетельства Илии среди развращенного народа, происшедшее вследствие этого возвращение народа к Иегове, а также крик, наконец-то исторгнутый Илией из уст своего народа: "Господь есть Бог. Господь есть Бог!" (3 Цар. 18,39).

Но в этой главе описан один случай, который явно превосходит по значимости все остальные. Это сцена преображения, представляющая Илию совершенно необычным образом. По обе стороны этого центрального события мы встречаем упоминания и воспоминания о Илии, содержащиеся в этом повествовании, о которых мы сейчас поговорим.

Все должно быть именно так, как есть. Что делала бы в наше время эта великая личность прошлого? Тот, кто исследует Писания, не может удержаться, чтобы не задать себе вопрос, чтобы не спросить себя, почему в 9 главе Евангелия от Луки Святой Дух так привлекает наше внимание к личности Илии.

Безусловно, стоит более тщательно исследовать все то, что связано с этим великим служителем Господа.

Ветхий Завет завершается упоминанием об Илии. В книге Малахии 4,5 мы читаем: "Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного".

Что касается Нового Завета, он начинается с картины, являющейся не чем иным, как осуществлением этого пророчества: с рождения Иоанна Крестителя. Это первое историческое событие после обетования Малахии, о котором нам говорит Библия.

Иоанн Креститель был объявлен Илией; это ясно даже со слов Иисуса. Он, в самом деле, говорит о Предтече: "Если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти..." А позже Он скажет о его трагическом конце (Мтф. 17,12): "Но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели".

Однако в этом евангельском повествовании есть одно противоречие, которое кажется довольно странным. На заданный ему вопрос (Ин. 1,21): "Ты Илия?"

Иоанн Креститель отвечает совершенно ясно: "Нет."

Как он мог быть Илией и, в то же время, не быть им? Весьма затруднительный вопрос... Задавали ли вы его когда-нибудь себе? Ответ на него, вне всякого сомнения, следует искать в том, что Божий ангел сказал Захарии о младенце, рождение которого ему он предсказал (Лук. 1,17): "И предъидет пред Ним в духе и силе Илии".

Иоанн Креститель не был собственно Илией как личность, но изучив жизнь этих двух людей, невозможно избежать следующего вывода: дух и сила, отличающие служение Илии, подобным образом воплотились и в жизни Иоанна Крестителя. Такой вывод мы можем сделать на основании различных мест Писания, относящихся к этим двум рабам Божьим.

Это объяснение очень важно, поскольку позволяет нам еще продвинуться вперед на один шаг. В действительности пророчество Малахии осуществилось в Иоанне Крестителе частично, и мы сейчас в этом убедимся.

Когда в тексте (Мал. 4,5) говорится о "дне Господнем, великом и страшном", то имеется в виду очень отдаленное будущее. Этот "день" ещё не настал в эпоху Иоанна Крестителя, и сегодня мы с той же уверенностью можем сказать, что он ещё впереди. Это пророчество представляет самые известные предсказания о приходи Мессии; они должны были осуществиться дважды: сначала в рождении Господа Иисуса в Вифлееме, затем в неопределенном пока будущем, в Его приходе во славе. Читавшие эти пророчества, представляли себе все будущее в одном временном плане и не различали двух этапов их осуществления. В то же время для нас, имеющих возможность лучше понять Ветхий Завет при помощи последующей истории, в этом двойном исполнении нет ничего удивительного.

Это относится и к пророчеству о приходе Илии. Это пророчество кажется нам непонятным, но оно проясняется, если учесть, что оно должно иметь двойное осуществление: первое уже исполнилось, а второе ещё впереди. Иисус как раз сказал: "Илия должен прийти и устроить все". Таким образом мы приходим к следующему заключению: прежде, чем прийти во славе Своей, Господь пришлет Илию. Возможно, это будет Илия не собственной персоной, а какое-то орудие, по крайней мере, наделенное его духом и силой.

Однако, поскольку приход Господа неизбежен, и среди истинных детей Божьих никто в этом не сомневается, не имеем ли мы основания верить, что в самом скором времени появится это орудие и что в настоящее время Святой Дух занимается его подготовкой, его формированием?

Перед нами возникает следующий вопрос: может быть, мы лично вовлечены в подготовку этого орудия? Бог может быть наблюдает за нами, желая выяснить нашу готовность участвовать в Его плане? Возможно, Он желает отделить нас для особого служения? Если этот Илия должен быть коллективным лицом, и мы призваны составить его часть, то не пришло ли для нас время снова задать себе некоторые вопросы и подготовиться к тому, чтобы подняться выше?

Есть нечто, предназначенное исключительно для наших личных отношений с Богом и способствующее их развитию. Но мы убеждены, что внимательное изучение личности Илии может нам помочь в исследовании своего духовного состояния и открыть для нас новые горизонты. Во всяком случае, это нам позволит лучше понять природу орудия, подготовкой которого Бог сейчас занимается. Все заставляет нас думать, что Бог в настоящее время готовит Себе новое орудие, которое Он откроет в свое время.

Нам известно Послание из Иак. 5,17, что Илия по своей природе был таким же человеком, как и мы. Таким образом, мы не должны подпасть под влияние ложной идеи, что Илия сам по себе был выше нас и обладал особыми силами, которых мы не имеем. Каким был он, такими можем стать и мы, поскольку Илия был таким благодаря пребывавшему с ним Богу. Мы становимся такими, какими можем стать, в силу того же принципа: Христос в нас.

Мы должны избавиться от ложной мысли, что, обладая такой же силой, как Илия, мы сможем нести точно такое же духовное служение. Может быть его сила проявится в других направлениях, но какое это имеет значение, если будет достигнут тот же результат? Результат, желаемый Богом, будет всегда достигнут, если мы соответствуем основным Его условиям. Рассмотрим некоторые из них.

Полное отделение

1. Илия был абсолютно отделен от религиозных традиций. Для него компромисс между служением Иегове и официальной религией был невозможен.

Когда мы стараемся составить представление о жизни Илии в целом, именно эта черта бросается нам в глаза. Для нас нет ничего более яркого и выразительного, чем пример этого человека, жившего в полном отделении от религиозной системы, представленной Ахавом. Модная набожность тогда переставала быть подлинным свидетельством об Иегове. И для Илии истинная верность Иегове предполагала полное отделение. Лучше быть с Господом одному, чем примкнуть к чему-то, что является для Него только воплощением разочарования. Великий и достойный уважения, Илия выходит из уединенного общения с Богом, чтобы выразить свой протест против укоренившейся ложной религии.

Это - правильная позиция. На своем пути Илия подвергся притеснениям и посрамлению не со стороны мира (это было бы легче перенести), а со стороны самого Божьего народа. То же самое во все времена переживали те, кто отважился открыто встать на сторону Бога и того, что от Бога. "Чистота в словах и в поступках - этого враг никогда не простит", - сказала одна христианка. Так будет всегда. Но если Бог за нас, то кто же против нас?

Быть "Илией" предполагает в нашем отношении к Богу абсолют (нечто независимое ни от каких условий и отношений. - Примеч. пер.) с крестом в центре нашей жизни.

Зависимость от Бога

2. Будучи независимым от официальной религии, Илия является человеком в высшей степени зависимым: все его источники - в Боге, в единственном, Кто знает нужды Своего раба.

В том, что касается средств к существованию для Илии, есть очень многозначительный факт: в Библии нигде не упоминается (по отношении к Илии) о естественных средствах. Само собой разумеется, что ему нужно было вести нормальную физическую жизнь, так же как вам и мне. Но Святой Дух старательно избегает какого бы то ни было упоминания об этой стороне жизни Илии; Он говорит нам о средствах, получаемых Илией, благодаря особому вмешательству Бога: о воронах у потока Хораф, о масле и муке у вдовы из Сарепты, о еде, дважды данной ему Ангелом во время его бегства на гору Хорив. Даже его физическая сила поддерживалась сверхъестественным образом. Однажды "была на Илии рука Господня", - читаем мы (3 Цар. 18,46), и он опередил колесницу Ахава. В другой раз, Бог дал ему такие силы, что он смог находиться в пути 40 дней и 40 ночей. Он даже не думает о своей защите; Сам Бог заботится об этом. Когда воины, посланные Охозией, приблизились к Илии, чтобы схватить его, огонь сошел с неба и сжег их. Зависимость только от Бога. С человеческой стороны никакой поддержки, никаких средств.

Возникали нужды? Проявлялись могущество и жизнь свыше, и все улаживается. Какой чудесный пример!

Это живой прообраз Господа Иисуса, Сына Божьего, который скажет впоследствии: "Я ничего не могу творить Сам от Себя..." Преобладает ли такое же положение во всем "религиозном" и "христианском"? Можно ли честно сказать, что в настоящее время вся евангельская деятельность руководствуется подобными примерами?

Увы. Не дорожат ли сегодня особо, напротив, человеческой поддержкой? Если сказать, что иногда мы добиваемся средств от мира сего его коммерческими методами, будет ли это преувеличением? Человеческая личность - канал для божественного вмешательства своими природными или приобретенными возможностями и всем тем, чем она, по своему мнению, может блеснуть?

Нам не нравится задавать себе такие вопросы, но мы должны всему смотреть в лицо и рассматривать проблему во всей ее полноте. Если Бог призывает нас идти по жизни с Ним и насыщаться Им, то нужно, чтобы мы обязательно определили свое отношение к этим вопросам.

При любых обстоятельствах "Илия" взирает на небеса, зная, что Бог, пребывающий с ним, способен удовлетворить все его нужды. Если мы желаем облечься "в дух и силу Илии", мы должны перестать отводить первое место естественным средствам существования, как это слишком часто бывает. Святой Дух ревностно добивается нас (Иак. 4,5), и Он никогда не станет участвовать в служении, точка опоры которого - на земле.

Победоносная молитва

3. - Илия был связан с престолом Божьим; своим ходатайством он мог привести его в движение и получить с его стороны ответное действие. Нам нет никакой необходимости много говорить, чтобы выделить этот аспект служения Илии, Св. Писание говорит нам, что само небо отворялось, а затем затворялось в ответ на его молитвы.

Именно поэтому Илии был известен замысел Божий. Господь давно уже грозил Своему народу осуждением, если тот уклонится от Него, чтобы служить другим богам (Втор. 11,16-17). Илия настолько принимает сторону Божью, что без колебаний, перед упорным идолопоклонством своих соотечественников, настойчиво просит Бога исполнить предсказанное наказание.

Благодаря тому, что Илия решительно занял эту позицию, не взирая ни на что, он смог на практике познать, что такое побеждающая молитва.

В настоящее время для детей Божьих нет другого, более необходимого служения. А также нет такого другого служения, требующего такой степени жертвенности. Практически, это коней, смерть того, что в нас было личного. Но это также и благословенное вознаграждение, свободный доступ для славных начинаний Святого Духа.

Следуя таким путем, "Илия" успешно применяет орудие, упомянутое в Еф. 6,18: "...Всякою молитвою и прошением". Он проявляет настойчивость и получает просимое. Благодаря аргументам, которые он умеет найти, небо уступает его мольбам, и правление Божье вновь становится видимым на земле.

У источника жизни

4. - Благодаря Илии, божественная жизнь прокладывает себе путь в жизнь других людей.

Воскресение сына вдовы из Сарепты и подобное чудо оздоровления воды из служения Елисея решительно устанавливают основной факт: Илия, так же как и его ученик, пребывали в связи с источником жизни в такой мере, которая была неизвестна большинству Божьих детей. Это то, что нам необходимо сегодня.

Жизнь, божественная жизнь, в любом служении -это печать, которую Бог ставит на том, что признает Своим; клеймо, которым Он помечает Свои труды. Истинная жизнь может исходить только от Него: никакая религиозная деятельность, никакие знания, никакое исповедание веры сами по себе не способны ее породить. И жизнь, в смысле Божьего удостоверения в земном служении, может существовать только там, где кто-то имеет связь с Источником жизни.

Однако что мы видим во всем том, что называется сегодня Божьим трудом, во всем том, что сегодня считается совершаемым во имя Божье? Значительная часть религиозной деятельности носит отпечаток не жизни, а смерти. Души могут получить внешнее побуждение, но они не находят того личного обновления, той полноты, которые делают нас независимыми в духовном смысле. Что касается силы избавления, которая должна там проявиться, постоянные крики о помощи свидетельствуют о ее отсутствии.

"Илия" постоянно пребывает в связи с живым Богом, и основной отличительной чертой его духовной деятельности (что поражает и привлекает окружающих его) является жизнь. Сколько Божьих детей сегодня бросают по сторонам недоумевающие взгляды, вздыхают по тому, что может зажечь Божью жизнь; сколько Божьих детей сегодня испытывает голод и жажду братской любви, не официальной и вменяемой в обязанность, а естественной, свободной, живой! Иногда кажется, что все эти души тщетно взывают к Богу. Но нет! Бог слышит их. Он готовит Себе орудие, способное передать Его жизнь и таким образом, откликнуться на самые насущные нужды.

Оправданная и плодотворная ревность

5. - Наивысшая забота Илии - это честь и полная победа имени Господа.

В этом отношении сцена на горе Кармил представляет кульминационную точку его свидетельства. Именно в критические моменты открывается истинное расположение сердца.

Здесь Илия предстает перед нами в свете, не оставляющем никаких сомнений в его истинном внутреннем состоянии. Свою личность, свой авторитет, свою жизнь - все это он там подверг величайшему испытанию. Он лишился бы всего, если бы Бог не вмешался. Его ревность о деле Иеговы такова, что он, не колеблясь, идет на риск, чтобы спасти от бесчестия священное имя. Бог был открыто поругаем его народом, и, если бы Он не воспользовался этой возможностью восстановить Свое верховное свидетельство через Своего раба, Илии не осталось бы ничего другого, как исчезнуть. По-человечески говоря, ему пришлось бы опозориться и впасть в опалу. Но в глубине сердца Илия имел твердую уверенность, что Бог вмешается.

Такой же стойкости Бог ищет и сегодня: не предположения, основанного на вероятности, которое ввергло бы нас в простую авантюру, не приносящую ничего, кроме повода для нашей гордыни; а веры, являющейся плодом святой ревности о славе Божьей.

На протяжении многих столетий существует та же проблема верховной власти Бога, и свидетельство о Нем требует такой же смелости и такой же веры. Если мы будем считать Его дело своим, если мы провозгласим, что Иисус Христос есть Господь, Бог подвергнет испытанию нашу веру. Все соперничающие силы бросят нам вызов и загонят нас в тупик. Нам не останется ничего другого, как пойти на величайший риск и положиться на милость исхода, как сделал Илия.

Самое большее, что мы можем потерять - это наша жизнь. Неужели Господь Иисус не заслуживает этого? Но это и есть свидетельство об Иисусе!

"Для меня жизнь - Христос" (Флп. 1,21) - всегда будет наивысшим доводом для такого орудия. Оно всегда предпочтет соединиться со своим Господом, даже иеной самых страшных испытаний. Даже самое большее, чем оно рискует, так ничтожно! Его истинная жизнь - во Христе, и ни насмешки окружающих, ни человеческое непонимание, ни даже смерть не отнимут у него его высшей ценности.

Восстанавливая разрушенный жертвенник, "Илия" заодно восстанавливает свидетельство креста и вновь открывает для других путь к победе.

Орудие, будь оно индивидуальным или коллективным, призванное представлять дух и силу Илии, должно отличаться определенными чертами. Можно ещё много говорить о таких чертах Илии, но мы уже знаем их достаточно, чтобы каждый понял на примере Илии, что предлагает нам Бог.

Никаких компромиссов. Зависимость во всем только от Бога. Внутренняя полнота. Способность уделять окружающим от этой полноты, являющейся не чем другим, как самой Божьей жизнью. Общение с Богом в по вседневной жизни, знание Его плана и сотрудничество с Ним, молитва призывающая к исполнению Его воли. Ревностное отношение к Его чести и славе, включающее полный отказ от личных интересов. Глубокая и спокойная радость от сознания того, что именно Бог правит миром, и что вызов враждебных сил не приведет с течением времени ни к чему другому, как к их собственному поражению.

Возобновленное свидетельство

Присущи ли эти черты Божьему народу в наше время? Заметны ли они, когда мы пытаемся составить себе представление о свидетельстве Божьем?

Откройте Новый Завет. Обратите внимание на только что возникшую Церковь. Там мы находим эти черты. То была их повседневная жизнь. Святой Дух и сила, проявившиеся в день Пятидесятницы сошли, благодаря Сыну Божьему, Которого смерть не смогла удержать. Всемогущий Господь снова занял Свое место в славе, и теперь Он пребывает одесную Бога. А представляющих Его на земле Он отныне приобщает к могуществу Своего престола. Результатом этого будет свидетельство как перед людьми, так и перед невидимыми силами. Это свидетельство овладеет вниманием мира. Этот опыт повернет вспять ход истории. Мудрые государственные деятели будут пребывать в замешательстве; державы будут сражены этой новой и неожиданной верховной властью.

Где же сейчас это свидетельство? Его следует искать очень далеко...

Но благословен Бог! В наших сердцах нет места для отчаяния, поскольку мы получили из уст самого нашего Господа, благодатное обетование: "Илия должен прийти прежде и устроить все" (Мтф. 17,11). "Устроить" -это слово надежды, которое нам необходимо в это время всеобщего распада, не так ли?

Да, мы снова увидим дела Божьи. "Перед наступлением дня Господня, великого и страшного" (Мал. 4,5), дух и сила Илии проявятся снова. Среди нас будет снова пребывать свидетельство Иисуса в силе Духа Святого. Это не будет чем-то навязанным извне; это будет определяющая и преодолимая сила, действующая в духовной сфере, на фоне того мира, где решается будущее людей в вечности. Какое обетование для укрепления нашей веры! Какой довод для ходатаев!

Обетование - да; но для его осуществления Богу необходимы люди, и люди, настолько проникнутые трагичностью положения Его народа, чтобы тоже воскликнуть: "Где же Господь, Бог Илии?"

Илия проявил достаточную настойчивость, когда семь раз поднимался на гору Кармил, и, положив свое лицо между коленями, умолял там Бога о ниспослании на землю проливного дождя. Почему бы нам не быть такими - вам, и мне? Неужели мы будем ожидать, что Бог создаст других людей для осуществления Своего обетования? Неужели мы оставим им честь победы, одержанной без нашего участия?

Богу нужна не отдельная личность; Ему нужна совокупность, тело, духовное воинство, состоящее из множества различных воинов, не подчиняющееся никому, кроме своего Вождя. В этом теле для нас найдется место, если мы готовы подсчитать предстоящие затраты, уплатить положенную цену, распять свою личную жизнь. Короче говоря, позволить во всем своем существе проявиться качествам, которые в свое время отличали характер Илии.

Не наш, а Божий призыв желает достичь вас. Мы лично не имеем никакой власти.

Скоро полночь. В эти последние минуты одиннадцатого часа Бог трудится над разработкой Своего наивысшего плана и ожидает вашего ответа.

Истинный мотив: ВИДЕНИЕ

В чем заключается секрет, двойной секрет, во-первых, этого неистощимо ревностного отношения к Божьим интересам, и во-вторых, этого постоянства в убеждениях, когда бушует сражение, и нет ничего, или почти ничего, что могло бы нас поддержать?

Если мы вернемся к нашей исходной точке, к 9 главе Евангелия от Луки, мы найдем там ответ. В этой главе центральным событием является внезапное славное преображение Господа Иисуса.

В этом и заключается секрет будущего служения Илии. Когда образ нашего Господа, составленный нами, преобразится так, что все наше восприятие божественного изменится; когда видение Его славы, Его силы, Его будущего правления приобретет для нас полноту откровения; когда наши глаза откроются на истинное значение нашего союза с Ним в Его зримой и незримой власти, на нашем горизонте появится такое великолепие и такая перспектива, что наше сердце не пожелает ничего другого.

Самое лучшее из того, что может предложить нам мир, мы увидим тогда в его истинном свете: как мусор. Все очарование, все удовлетворение, вся красота и соблазнительность земных идеалов утратят для нас свою притягательную силу. Это повлияет на наше служение Богу, и никакое влияние, никакие интересы, ни индивидуальные, ни коллективные, не смогут удержать нас. Подобное видение отдаляет нас от всего и здесь, на земле, и в вечности, на небесах.

Только три человека видели славу Божью на горе Преображения. А в наше время как мало из Его детей действительно видели Его "увенчанным славою и честью"! Какое сияние появилось бы среди Божьего народа, если бы все могли увидеть Его таким! Верно, что наше Евангелие является "благовествованием о славе Христа" (2 Кор. 4,4)! Именно эту славу, возлюбленные, этого Христа Святой Дух пришел вселить в наши сердца. Верьте этому. Провозглашайте это. Живите этим. Проявляйте это! Не довольствуйтесь благовествованием, ограничивающимся провозглашением Спасителя, умершего за всех грешников! Хотя это и замечательно, хотя это и правда - это всего лишь часть того, что сделал Бог. Мы гордимся живым Спасителем, ставшим жизнью самой нашей жизни.

Его пребывание одесную Бога, превыше всякого господства и всякой власти, свидетельствует о том, что дни ветхого человека с действующими в нем враждебными силами сочтены. А в том, что касается нас самих, оно является залогом полного искупления и начинает уже сейчас проявлять свое действие.

Взирая на величие нашего Господа, мы преображаемся "от славы в славу" (2 Кор. 3,18). Так развиваются в нас качества не только Илии, но и Самого Господа.

Только если мы видим то, что Бог желает нам показать; только если мы принимаем полномочия, которые Он желает нам дать; только если мы соглашаемся сжечь мосты, соединяющие нас со всем тем, что не от Него, - тогда только небо откроется для нас, как некогда оно открылось для Илии. Если мы готовы, (но только если мы готовы!) мы будем восхищены, как и он, нашим Господом: и наше служение окончательно уподобится тогда служению Илии неопровержимым свидетельством полной победы над смертью.

Да сохранит нас Бог от самодовольства и избавит нас от всякой ложной безопасности:

Именно "Илии" будут восхищены.

АМИНЫ ГРЯДИ, ГОСПОДЬ ИИСУС!