Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

понедельник, 26 декабря 2011 г.

Божьи методы достижения Его целей, T. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс

Как Господь достигает того, чтобы Он совершенно отобразился в людях Божьих? Каким образом Он добивается Своей цели? При помощи Духа сыновства через Крест. Без Духа, именно как Духа сыновства, любая попытка достичь Божьего завершения или, даже, просто шаги в данном направлении – безнадежна.  

Сначала должен прозвучать крик младенца: «Отец!» Дух должен зародить эти отношения. Далее Дух усыновления, как только Он поселился в нас, продолжает процесс формирования полного отображения Христа в нас. По этой причине Апостол говорит: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!». Дело не в том, несколько усердно я буду стремиться к тому, чтобы Бог завершил начатое во мне, а в том, что Дух Сына производит во мне энергию именно на совершение данного труда. Только бы у нас была на это вера! Если вы в это верите, тогда вы познаете секрет абсолютного покоя…     

Знаете, у каждого из нас настают времена духовного «выключения»: «выключения» в молитвенной жизни, когда, кажется, у нас больше нет сил молиться; «выключения» во многих других духовных аспектах. Как бы мы ни старались, результат остается нулевым. Что же нам делать? Если мой опыт имеет хоть какую-то ценность в ваших глазах – а я смею полагать, что мне удалось разгадать мало-мальскую часть этого секрета -, то я пришел вот к какому заключению: через Дух Христов во мне; всё совершается Им, не мной. Дело не в том, что я могу или не могу, дело не в моем сегодняшнем состоянии; всё делает Он. Возможно, сегодня я не отдаю отчет тому, что Он обитает во мне; наоборот, прекрасно осознаю, что во мне так много не Христова. Таковым является моё состояние, но Он верен, Он истинен. Он заверил меня в том, что никогда не оставит и не покинет меня, пребудет со мной до скончания века; в том, что Он будет совершать начатое во мне доброе дело даже до дня Иисуса Христа.

Он это начал – не я; Он взял на Себя обязательства за этот процесс. Задолго до моего рождения Он взял ответственность исполнить идеальную работу в каждом доверившемся Ему человеке.  Он гарантировал это задолго до моего появления на свет, поэтому, инициатором выступаю не я, всё началось не с моей подачи. От меня же требуется лишь доверие Ему – доверять Ему – и, если я не могу прорваться, сказать: «Господь, я не могу молиться в данный момент; я верю, что Ты молишься».       

Ни один искренне жаждущий Господа христианин не расценит это заявление как способ увильнут от молитвы. Я не пытаюсь натолкнуть вас на различные оправдания, чтобы вы перестали молиться. Я говорю о моментах «выключения»; я уверен, что Господь попускает нам пережить подобные времена, чтобы мы не начали снова основываться на делах. Он стаскивает нас с этого фундамента и бросает к Своим ногам, – не остается ничего иного, как только доверять Ему. В такие времена вы продолжаете молиться. Если это в ваших силах, вы молитесь; но, когда вы, действительно, не можете молиться, вы доверяете, что это делает Господь.   

Я обнаружил, что я тоже «выключаюсь», но я абсолютно доверяю Господу и говорю: «Боже, это Твоя задача; я знаю, это скоро пройдет, и молитвенная жизнь возобновится, а пока я доверяю Тебе». И молитва восстанавливается, в еще большей полноте и благословении.     

Возлюбленные, я видел это раз за разом. Она восстанавливается. Дело не в том, что вам полегчало и, вы снова начали молиться. Вы прекрасно знаете, что можно находиться в замечательной форме, а молитва не идет. Молитву не состряпаешь. Речь не идет о здоровье или силе. Можно быть совершенно здоровым мужчиной или женщиной, но так и не коснуться небес в молитве, потому что таково ваше состояние.    

Во время молитвы Небо открыто, молитва – это общение с Господом; и это – Его дело, не наше. Он производит её. Доверьтесь Ему. «Уже не я живу, но живет во Мне Христос» - Он всё контролирует. Поскольку я верю в Него, Он увидит наличие молитвенной жизни; Он увидит жизнь в Слове. Непоколебимая вера в Него и есть секрет всего, свершаемого по воле Божьей.  
      
Отрывок взят из «Веры победителя». Первое издание опубликовано в журнале «Свидетель и свидетельство», январь-февраль 1940, том 18-1.

пятница, 2 декабря 2011 г.

Верховная духовная власть, Т. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс

Уже в нынешнее домостроительство орудие свиде­тельства наделено силой и призвано к осуществлению правления и властных полномочий. Сейчас это правление, конечно, не такое, каким оно будет в будущем. Нам известно, что однажды мы преобразимся.

"Примут царство святые Всевышнего" (Дан. 7,18). Тогда они в буквальном смысле будут править, и их власть будет всеми признана и принята.

Сейчас этого еще нет, однако данный принцип уже действует, только носит другой характер. Сейчас мо­жно говорить не о физическом правлении, а о правле­нии духовном.

Книга Даниила снова дает нам иллюстрацию, чтобы лучше понять эту мысль.

Навуходоносор являлся золотой головой. Бог дал ему во владение огромную державу, и из всех остальных цapств, представленных в истукане, его держава была самой великой. Все царства, перечисленные после державы Навуходоносора, представляют собой не что другое, как золото, серебро, медь, железо, глина. С каждой сту­пенью нарастает обесценивание. Но Навуходоносор и его держава представляют самое великое и славное цар­ство мира, и именно Бог дал ему это царство.

Даниил и три его соратника находились в центре этого царства. Скажите, кто в действительности обла­дал властью, - Навуходоносор или Даниил? Когда царь после своего сновидения не знал, что делать, и никто не мог помочь ему разрешить эту проблему, появляется наконец Даниил. "Даниил отвечал царю", - говорится нам. Почему он смог ответить, тогда как никто другой не мог? Потому что он пребывал в присутствии Царя царей. Если вы понаблюдаете за его поведением в тот момент, когда он собирался предстать перед Навуходо­носором, вы ощутите достоинство, спокойное доверие и уверенность.

Вавилонских мудрецов должны были предать смер­ти, но как только Даниил узнал о происходящем, он спокойно объявил, что на небе есть Бог, открывающий тайны. Этот Бог даст ответ царю.

Даниил не сказал: "Ну, я попробую обратиться к Господу и узнать, желает ли Он ответить."

Нет. С его стороны не было колебания. Благодаря своей совершенной уверенности, спокойному и полно­му доверию он стал человеком, которого ничто не мог­ло поколебать, Он позвал трех своих товарищей, помо­лился с ними, и ночью, во время сна, Бог открыл ему эту тайну.

"Даниил отвечал царю". В этом виден духовный ав­торитет, влияние, которого невозможно избежать. В ду­ховном отношении, власть находилась в руках пророка. Несколько раз на протяжении повествования ситуация принимает такой оборот, что люди и события находят­ся, в некотором смысле, в полном распоряжении Дани­ила, и мы не раз видим, как он руководит ходом собы­тий. Даже во львином рву, его достойное поведение и сила слова его гораздо выше Навуходоносора. Мы не­однократно видим царя духовно униженным.

А какова позиция трех товарищей Даниила в этой ситуации? Она чрезвычайно проста: "Бог наш; Которо­му мы служим, силен спасти нас... и от руки твоей царь, избавит (3, 17). Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем, и золотому истукану, который ты поставил, не поклонимся" (3,18)

И что же с ними произошло? Обратите внимание, что они не были избавлены от раскаленной печи. Бог не пришел открыть им дверь и избавить их от этого ис­пытания, Произошло нечто более замечательное: Сам Сын Божий явился, чтобы присоединиться к ним по­среди огня. И в результате, ничто не могло устоять, в духовном отношении, перед теми людьми, которые вы­шли из раскаленной печи, обладая духовным превос­ходством, возвысившим их над всеми царями мира.

Как вы видите, господство, к которому мы призваны - относится к духовной сфере. Таких потерянных, ка­кими мы являемся (по крайней мере, внешне), для мира, способного сломить нас, как соломинку, Бог привлекает к Своему престолу, разделяя с нами Свои достоинства.

четверг, 1 декабря 2011 г.

В дни испытаний и скорбей, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
"Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять." (Еф.6:13)

Жертвенной смертью Агнца власть сатаны, греха и смерти была сокрушена. Это символически представле­но в 12-й главе книги Исход учреждением Пасхи. Для Израиля это было настоящее воскресение, полное из­бавление от тирании фараона.

Но очень скоро все опять оказалось поставленным под вопрос. Окруженные горами, которые не позволя­ли изменить ход движения, видя впереди море, а сзади преследующее по пятам вражеское воинство, как будто Египет поклялся догнать и растерзать свою добычу, из­раильтяне с ужасом подумали, что наступил их послед­ний час. Но во время этих скорбей Бог призывает Мои­сея к духовной действительности.

- Что в твоей руке?
- Жезл.

Во всей книге Исход мы видим, что сила Божья свя­зана с жезлом Моисея.

Итак, противник, пришедший в ярость от своего по­ражения, надеется взять реванш. Эта погоня была ни­чем иным, как вызовом, брошенным фараоном Богу. Но враги не достигли своей цели, так как кровь Агнца лишила противника власти.

«Мы перешли из смерти в жизнь» (1 Иоан. 3,14).

Моисей поднимает свой жезл — символ Божествен­ной власти. Воды моря расступились. Народ прошел. Вода возвратилась.

Таким образом Бог в самом начале жизни Своего народа преподает урок многим поколениям. Дело в том, что после пролития крови Агнца противник может пугать нас своим присутствием и делами, но его власть сокрушена. Какими бы силами он нас ни окружал, по­беда не на его стороне.

Верить в победу нужно не тогда, когда все благопо­лучно, когда «египтяне» любезны с нами или потопле­ны. Верить нужно тогда, когда наступает час скорбей и испытаний, когда кажется, что все направлено против нас. «Сия есть победа, побелившая мир, вера наша» (1 Иоан. 5,4).

понедельник, 28 ноября 2011 г.

Тимофей и Димас: приговор времени, Т. Остин-Спаркс

Т. Остин-Спаркс
2 Тим. 1:8; 4:10

В тот момент, когда Павел писал послание к Тимофею, Димас и Тимофей проходили, как и многие другие, тяжелое испытание, образно можно сказать так: проверку на кислотную реакцию.

Существует множество способов проверки качества металла, но их результаты нельзя считать абсолютно достоверными. Они не позволяют с уверенностью определить, есть ли примеси в металле. Но когда применяют кислотную реакцию, проверка будет точна. Этот приговор обжалованию не подлежит.

Ситуация в которой находился Павел в то время, была очень сложной. Тому было несколько причин. Прежде всего, он был государственный преступник, и этого оказалось достаточно, что настроить  против него мир. Нельзя не прийти к выводу, что он рисковал жизнью. Далее, обнаружилось, что в посещенных им городах  селениях он стал объектом единодушной ненависти со стороны части ортодоксальных иудеев. Более того... Против Павла был не только мир, не только та религиозная система, при которой родился Христос и возникло христианство, против него были подозрения большого числа христиан. Сам апостол Петр находил в его посланиях "нечто неудобовразумительное".

Павел не имел ни чего общего с миром. С религиозной точки зрения, из-за занимаемого им положения он был абсолютно вне установленного порядка. В его цели и методах, было нечто скорее небесное, чем земное, и на столько духовное, что его персона была окружена ореолом таинственности, подозрения и непонимания. Вокруг него образовался некоторый вакуум.

Для служителя церкви иметь отношения с Павлом означало скомпрометировать себя, породить различные подозрения в своем окружении, почти попасть в "черный список". Подозрения, с которыми относились к заключенному, падали и на тех, кто имел мужество его посещать. Если они несли служение в церкви, то могли опасаться, что делу будет нанесен ущерб. Не разумнее ли было воздержаться?

Во всяком случае конфликт был на лицо. Те, в чьем сердце была малейшая привязанность к миру сему, ни чуть не сомневались. Как можно быть вместе с таким экстремистом?! Единственное, что они могли сделать, - это оставить Павла вместе с его убеждениями, удалиться от этого камня преткновения, из-за которого можно попасть на крест, и установить дружеское отношение с миром. Так и сделал Димас. Тем, у кого было влечение к миру, постоянное свидетельство такого человека, как Павел, было невыносимо. Они ушли.

Тех же, о которых нельзя было сказать, что они "возлюбили век нынешний", подстерегала другая опасность. Поддерживая на виду у всех отношения с Павлом, они отдавали себе отчет в том, что рискуют своей репутацией. О них начнут говорить. И если у них была перспектива стать служителями, им грозило ни когда не стать ими. Почему бы не избрать "золотой середины": не проявлять на виду у всех симпатию, которую они, не смотря на все, испытывали к Павлу? Они бы могли пойти еще дальше: выразить признательность апостолу, поддержать его в гонениях, которые он переживал, согласиться с его учением, но дать ему понять, что по определенным веским причинам они не могут открыто выступить на его стороне - Бог благословляет их служение, и они не рискуют подвергать опасности дело Божье, публично поддержав Павла. В результате они пытались угодить и нашим и вашим.

Оставался еще третий и последний вариант. Он состоял в честном и открытом рассмотрении вопроса. Нужно было окончательно решить для себя: Бог с апостолом или нет? А потом смело встать рядом с Павлом, чего бы это ни стояло, сознавая, что в конце концов Бог их оправдает.

Такая позиция не скомпрометировала бы истинного служителя Слова, так как он принимает служение из рук Бога и нет такой силы - земной или сатанинской, - которая могла бы помешать выполнению его задачи. Ибо Бог не дремлет. Он царствует!

Если закрывается последняя дверь, через которую люди могли бы выйти на служение, Бог открывает новые,  и ни кто не сможет их закрыть.

Именно так поступил Тимофей. И каков был приговор времени? Для нас, живущих ХХ веков спустя, ответ ясен.

Что касается Димаса, то как бы трагичен ни был его конец, его поведение, по крайней мере, было искренним. Этого нельзя сказать о тех, которые пошли по среднему пути - по пути притворства.

И в наше время огромное число детей Божьих вынуждено выбирать один из этих трех путей.

Большая часть христиан либо хитрит, идя на компромисс, чтобы не повредить своей репутации, либо платит всю цену за истину, какова бы она ни была, идет на все лишения и полагается во всем на милость Божью.

Если мы выбираем такой путь - ни люди, ни нечистые духи ни чего не смогут нам сделать. Приговор времени, при крахе всех других мнений, подтвердит, что это был путь Божий. И он принесет вечный плод!   

понедельник, 3 октября 2011 г.

Трагедия незавершенной работы, Т. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс


Книга Судей резко отличается от книги Иисуса Навина. Я думаю, что книга Судей самая ужасная книга в Библии. Почему она настолько ужасна? Потому что эта книга о незавершенной работе.

Книга Иисуса Навина говорит о замечательной истории победы после победы, когда израильтяне вошли в добрую землю, все дальше и дальше направляясь к Божьему высшему замыслу. Но затем, прежде завершения работы, они успокоились. В последних главах книги Иисуса Навина мы видим, что народ начинает успокаиваться до того, как работа завершена. Великий Божий призыв уже прозвучал. Божий замысел был предъявлен и они на него ответили. Они быстро продвигались и, вдруг, до завершения, они успокоились. Затем следует книга Судей, книга о трагедии незавершенной работы.

Никто из нас не может сказать, что в сегодняшнем христианстве нет ничего подобного. Существует множество христиан, которые замечательно начинают. У них есть видение Божьего великого замысла и такие слова Нового Завета как «призван согласно Его замыслу» (Рим.8:28) их очень привлекают. Какое замечательное видение: «Согласно вечному замыслу, который Он создал в Христе Иисусе нашем Господе» (Эфес. 3:11) Они привлечены этим замыслом и их сердца откликаются. Они быстро продвигаются, но затем, многие слишком быстро останавливаются. Они теряют видение, теряют воодушевление, теряют чувство цели; они теряют энергию для продвижения вперед, и о некоторых мы должны сказать: «они что-то перед собой упустили. В них нет того, что было раньше. Раньше в них была уверенность, они были захвачены небесным призванием, но что - то произошло. Возможно, эти люди полностью не осознают этого и не скажут вам, что с ними что-то произошло, но совершенно очевидно, что с ними что-то случилось. Они что-то утеряли. В них нет того отклика, который был прежде. В них нет прежнего интереса. Из их жизни ушло небесное видение. Это верно по отношению ко многим христианам и это может быть верным по отношению ко всем нам.

В этом отношении, книга Судей – наше руководство. Я не сужу, хотя это книга Судей, но искренне сочувствую этим людям, хотя знаю, как отвратительно там все было. Эта книга дает подробное описание их несостоятельности. Я знаю, насколько все это огорчало Господа, но не могу им не посочувствовать, ибо по собственному опыту понимаю, что там происходило.

Усталость в битве

Почему этот народ так быстро остановился, не доведя работу до конца? Мне кажется, это случилось, потому что они стали унывать, делая добро. Битва была затяжной. Сражение растянулось на долгие годы и очень изматывало. Не успевали они одержать победу, как должны были снова начинать битву. Между сражениями у них не было передышки. Битва была долгой и изнуряющей; они ослабели, и по причине слабости потеряли видение, они упали духом и лишились инициативы.

Я рад, что в Новом завете сказано об этом состоянии с пониманием: "делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем» (Гал. 6:9 ); " Итак, братья мои возлюбленные…ваш труд не тщетен в Господе ... " (1 Кор.15:58); " Не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви " (Евреям 6:10). Сколько там подобного этому! Иисус, подводя учеников к сражению, говорил: "пусть не тревожится ваше сердце" (Иоанн 14:1). Здесь мы можем слышать слова Господа, обращенные к Иисусу Навину: " Будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся " (Нав.1:9). Вновь Господь Иисус говорит ученикам: "Кто вытерпит до конца, будет спасен " (Мф. 24:13).

Народ в книге Судей потерял мужество из-за усталости. Все мы на такое способны. С одной стороны нам иногда не легко отказаться от борьбы, потому что мы не хотим выйти из сражения, однако, в то же самое время, можно сказать, что нам не составляет труда бросить, потому что в действительности, мы хотим его избежать. Сражение идет внутри, и даже такой великий человек как апостол Павел знал это. Он говорит что не знает, что избрать… что имеет желание уйти и быть со Христом, чтобы избежать сражения, но знает что ради необходимости перед Господом должен будет остаться в нем. Он не знает, отказаться или продолжать. Подобные искушения возможны для каждого христианина. И Господу все это известно. В Новом Завете много мест, где об этом говорится с пониманием.

Потеря мужества было первой причиной, из-за которой народ слишком рано успокоился.

Это случилось не потому, что у них не было побед, у них их было много, но потому, что они сказали: «Сражению нет конца! Похоже, мы никогда не закончим!» Поэтому, изнуренные и разочарованные, они слишком быстро успокоились.

Я убежден, что книга Судей показывает именно это. Каждый раз, когда они снова воодушевлялись, то обнаруживали, что Господь готов идти с ними дальше. Эта книга является картиной взлетов и падений в жизни христиан. Сегодня они падают в отчаянии, завтра переживают подъем победы. Там описывается такое христианское хождение, при котором бывали то подъёмы, то падения, но как только люди обращались к Господу, то обнаруживали, что Он их ждет. Господь не отказывался. Он всегда был готов продолжать. Я думаю, это первый важный урок в книге Судей.

Потеря небесного видения

Каков же был результат этой потери, этой преждевременной остановки? В итоге они потеряли видение. Они видели, только то, что перед ними и упустили из вида Божий вечный замысел. Они перестали видеть то, что Павел называл "почестью высшего звания" (Фил. 3:14). Это звучит как противоречие, но они потеряли видение невидимого. Возможно, вы спросите: «а что это значит? Это же бессмыслица. Как мы можем видеть, то, что невидимо?» Павел говорит: "видимое временно, а невидимое вечно. " (2 Кор. 4:18). Они потеряли видение вечного, потому что слишком долго смотрели на видимое. Они потеряли небесное видение, потому что удовлетворились слишком быстро. На том этапе они удовлетворились хорошим, но хорошее стало врагом лучшего. 

Первым они потеряли небесное видение. Это взаимосвязано. Если мы теряем небесное видение, мы слишком быстро успокаиваемся. Если мы слишком быстро успокаиваемся, мы теряем небесное видение. Что значит слишком быстро успокоиться? Это значит потерять сражающийся дух. Филистимляне придумали очень коварную стратегию: они отобрали у израильтян все орудия войны и оставили им только орудия для земледелия, так что израильтяне должны были ходить к филистимлянам в кузницы, чтобы наточить свои земледельческие орудия. Все острые орудия были изъяты и военный дух подорван. Филистимляне лишили израильтян возможности сражаться. Вы знаете, кто есть самый большой Филистимлянин. Стратегия этого главного врага направлена на то, чтобы разрушить в нас дух борьбы. Какой ущерб этот Филистимлянин нанес христианам! Как у нас обстоит дело с молитвенной жизнью? Были времена, когда мы с силою сражались в молитве. Мы воевали в Господней битве посредством молитвы. А как насчет молитвенных собраний? Где можно найти молитвенное собрание, которое является духовной войной? Конечно, мы обращаемся к Господу с сотнями просьб, но часто мы не сражаемся до победы. Вот кто-то в страшных узах, вот служитель Божий, который проходит тяжелые испытания, есть еще множество других призывов к сражению. Однако, где молитвенные группы, которые возьмут на себя бремя и не остановятся, пока не дойдут до конца? Воинствующий дух по большому счету ушел из Церкви. У дьявола хитрая стратегия. Стоит только потерять чувство духовной битвы, и работа быстро останется незавершенной.

Дух мира

Второй причиной, из-за которой народ слишком быстро начал обживаться, был проникший в них дух мира. Что это за дух мира? А это следующее: Давайте будем хорошо проводить время! Будем есть и пить ибо завтра умрем! Израильтяне смотрели на мир, который их окружал, и, если я правильно понимаю, говорили: «А вот те люди не имеют таких трудностей. В нашей жизни одни сражения, они же только и знают, как хорошо проводить время».

Конечно же, прежде окрестные народы знали тяжелые времена из-за израильтян. Однако теперь Израиль потерял сражающийся дух, и для мира наступило хорошее время. Церковь больше с миром не сражается. Вместо того, чтобы воевать с миром, она с ним подружилась. Мир стал ей другом, и работа не завершена. Компромисс – опасная вещь для тех, кто получает наследие. Попытка быть в хороших отношениях с миром и иметь легкую жизнь приведет к потере большой доли наследия.

Восстановление сражающегося духа

Но давайте закончим на хорошей ноте. Я уже говорил, что Бог никогда не сдается, Как только люди снова поднимались на борьбу и становились на сторону Господа, чтобы сражаться с врагом, они обнаруживали, что Господь ждёт их. Поэтому у нас есть история Деборы, Гидеона и даже, осмелюсь сказать, Самсона. Хоть Самсон был жалким человеком, но как только у Господа появлялся малейший шанс, Он его использовал.

Возможно, вы не очень высокого мнения о Самсоне. Но думаете вы лучше? Все мы жалкие создания, все испытывали разочарование и искушение всё бросить, все слишком быстро останавливались и ослабевали делать добро. Но возьмем снова меч Духа! Поднимемся на сражение снова и увидим, что Господь готов и ждет нас.

Гидеон - Дебора – Самсон и многие другие. Однако, думаю, что есть Некто намного лучше их всех. Помните прекрасную маленькую книгу Руфь? Это книга чарует всех. Что за восхитительная книга о духовном восстановлении! Какая картина терпения Господа, его готовности использовать на благо любую возможность! С чего эта книга начинается? «В те дни, когда управляли судьи…» В книге Руфь действие происходило во времена судей, которое было самым ужасным временем в истории Израиля, однако Бог был готов изменить всю картину. Руфь и Судьи - две разные картины, но обе происходят в одно и тоже время. Вам понятно, о чем я говорю?

Дорогие друзья! Мы участвуем в великой битве, и она растянулась надолго. Мы можем очень ослабеть в этом сражении. Мы можем лишиться мужества и слишком быстро сдаться. Мы можем остановиться до того, как завершим работу. В христианской жизни всегда существует такое искушение, такая трагическая возможность. Но Господь не сдается, Он никогда не ослабевает, никогда не теряет мужества. Если мы обратимся к Нему снова, поднимемся, восстановим сражающий дух и продолжим сражаться добрым сражением, то увидим, что Господь готов всякий раз и всегда хочет помочь нам сражаться до конца. И Он будет помогать до последнего дня!

Впервые напечатано в журнале «Свидетель и свидетельство» выпуск 47-6, ноябрь-декабрь 1969


понедельник, 12 сентября 2011 г.

Истинные и ложные пророки, Артур Кац

Артур Кац
Я полагаю, вы согласитесь со мной, что эта ощущение значимости данной темы возрастает.  До сегодняшнего дня я с некоторым терпением и, даже, неким удивлением относился к тем, кто называет себя «пророками», а также к популярности, которой пользуется ныне это призвание, что абсолютно противоположно моему собственному опыту. Казалось, что это одна из тех «фишек», которая со временем исчезнет. Но в данный момент это движение слишком сильно затрагивает  близкое моему сердцу, то, к чему я ревностно отношусь – сохранение достоинства и самого значения слова «пророк»! В конце концов, если мы обесценим или потеряем истинное служение пророка, то какой фундамент у нас будет, если мы должны быть «...утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Ефесянам 2:20)?

Где бы я ни появился,  я сам смело заявляю о неминуемо-надвигающемся бедствии на государство Израиль и на евреев во всем мире. Это весть является скорее заявлением, исходящим с властью из служения, а не просто мнением, и оно требует либо опровержения, либо признания серьезности этого служения и тех, кто говорит от его имени. Ибо я верю, что именно для состоящих в истинном служении пророка дано точное толкование пророческих писаний. Поэтому вопрос об истинности или ложности в настоящее время - либо пустое беспокойство церкви относительно того, что уже осталось в прошлом, либо - жизненно важное предупреждение, которое не просто относится к будущему, но уже неотвратимо. 

В этом просматривается такая поразительная параллель с «пророком суда» Иеремией, кому пришлось не только противостоять упорству народа, который не обращал внимания на его предупреждение, но также сопротивляться активной оппозиции тех, кто называл себя пророками! Божий вопль через него против лжепророков в классической обличительной речи в 23 главе, очевидно, причинил еще большую муку его и так израненной душе. Фразой «Так говорит Господь Саваоф», не применяемой в качестве способа освятить то, что является лишь человеческими предположениями, но подчеркивающей настойчивость Божьего сердца, пророк предупреждает народ «не слушайте слов пророков, пророчествующих вам: они обманывают вас, рассказывают мечты сердца своего, а не от уст Господних» (23:16).

Потому что даже слушание фраз: «мир будет у вас... не придет на вас беда» (23:17), приводит к притуплению и к успокоению, обольщению народа. Такие люди пророчествуют «обман своего сердца... говоря: «мне снилось»... Думают ли они довести народ Мой до забвения имени Моего посредством снов своих, которые они пересказывают друг другу» (23:25-27). Значит, в легкости своей добродушной шутливостью, с которой они опрометчиво относятся к имени Господа, Бог обязательно будет унижен и приуменьшен как Бог; ибо Его Имя во всей полноте раскрывает Его природу и характер! 

Откуда такая невиданная смелость у тех, кого не посылали, но «они сами побежали» (23:21)!? Безумные пророки, «которые водятся своим духом и ничего не видели», которые «видят пустое и предвещают ложь» и даже в глубине своего самообмана, «обнадеживают, что слово сбудется» (Иезекииль 13:3-6) [о мире, который не может прийти и не придет], «говорят пренебрегающим Меня: Господь сказал: мир будет у вас... не придет на вас беда» (Иеремия 23:17)!

«Ибо кто стоял в совете Господа и видел и слышал слово Его? Кто внимал слову Его и услышал?» (23:18). Само слово «кто» обозначает не многих, ибо «совет» Господа подразумевает самое близкое знание Бога, а человеку самоуверенному и амбициозному это не доступно! Бог укореняет святость Своего Имени и Слова в таких взаимоотношениях, для которых занятые люди не имеют ни времени, ни желания. Также эти отношения не являются местом, куда можно прийти с конкретной целью, услышать слово. Ибо, если единственной целью в отношениях будут только лишь слова, то такой человек будет приходит к Богу ради собственной выгоды, что значит, приходить не во имя Господа! Бога нужно искать, постоянно, ради Него Самого, а не ради того, что от Него можно получить, даже не ради «служения»!

Как могут те, кто уже и так осквернил святое, воспользовавшись Именем Господа в качестве модного словца, (чтобы придать значимость своим собственным догадкам), хотя бы вознамериться искать Господа с такой целью? Они сами по себе ложь и являются отражением века, который тоже сам по себе ложь; века,  которым заразились многие в церкви, и теперь не могут  понять разницу! Как всегда в конце анализа любого вопроса на кону стоит Крест! Ибо, чтобы состоять в «совете Господа», необходимо иметь сокрушение, расположенность к ожиданию, не искать славы и признания, с готовностью нести отверженность, непонимание, неминуемые оскорбления, страстно стремиться к Богу, жаждать разделять телесные страдания, нести бремя пророческой муки, умирать каждый день, что обязательно для каждого человека, призванного к святому служению пророка в этом последнем поколении.

Нуждался ли когда-либо наш век так сильно в том, чтобы услышать сердце Божье? Или Само Слова Господа, тогда, когда Он решит его дать. Когда оно придет, я подозреваю, что оно будет для тех, кто практикует ежедневное и раннее общение с Господом; кто не ставит во главу угла своего посвящения собственные желания что-то обрести; кто считает Его тишину такой же святой, как и Его речь, почитая Его как Бога, потому Он Бог; и кто не будет удерживать Его Слова, когда оно придет, какими бы болезненными не были его последствия и суд, зная, что даже суды Божьи сами по себе милость! Именно им, как и еврейским пророкам древности, выпадет честь и привилегия провозглашать Израилю о его восстановлении, а церкви – Его скорый приход, его Царство и Его славу.

суббота, 25 июня 2011 г.

Христос все и во всем, Т. Остин-Спаркс


Т. Остин-Спаркс

Кол. 1,18; 3,11

Безграничность вселенной создает для науки серь­езные проблемы, и те, кто столкнулись с ними, в пос­ледние годы много предприняли, чтобы сделать свои знания доступными пониманию широких масс. На­сколько мир проявляет интерес к своему происхожде­нию, к истории человечества и ко всем тайнам приро­ды, можно понять, узнав, что в Англии, например, неко­торые популярные научные труды продаются за сотни тысяч фунтов стерлингов.

Ученым, написавшим их, удалось непростое дело: изложить в небольшой популярной брошюре самые сложные научные проблемы и полученные результаты исследований.

Однако, прочитав такую брошюру, невозможно из­бавиться от оставленного ею впечатления чего-то неяс­ного, недостаточного и незавершенного. Этим ученым мужам, несмотря на все их старания и познания, не удается представить нам ясные и четкие объяснения относительно нашей вселенной.

Это может показаться самонадеянным, но мы пола­гаем, что можем дать положительный и убедительный ответ на этот столь часто обсуждаемый вопрос. Для нас существует только одно объяснение, - достаточно яс­ное, чтобы ответить на все "почему?" и прекратить дис­куссию.

Этим объяснением является одно Лицо: Господь Иисус Христос - извечный центр всего сущего.

Как бы эрудированны мы ни были, мы никогда не на­йдем даже частичного объяснения вселенной, пока не узнаем, какое место отвел Бог Господу Иисусу Христу в вечности. От вечности в прошлом до вечности в будущем ''Христос - все и во всем". (Здесь необходимо от­метить, что выражение в Кол. 3,11 с оригинала можно перевести как "Христос - все и во всем", так и "Христос - все и во всех". В греческом языке одно слово вы­ражает эти два понятия). Он является универсальным объяснением всего, что было, всего, что есть, и всего, что будет.

Мы предлагаем обратиться к следующим темам.

I Христос - все и во всем что является объяснением сотворения мира

Я не сообщу вам ничего нового, сказав то, о чем сказано в первой главе этого послания к Колоссянам.

Мы читаем здесь, что "Им создано все, что на не­бесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, - все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит" (Кол. 1,16-17). Вот это довольно пространное пред­ложение ясно указывает, что именно во Христе следует искать объяснение сотворения всего существующего.

Почему произошло сотворение мира? Почему Бог установил Свой порядок во вселенной через Христа? Почему эта огромная система существует и поддержи­вается Им? Как объяснить бытие мира? Какова причина бытия?

На все эти вопросы есть только один ответ: потому что Христос - все во всем и во всех. Замысел и намере­ние Бога, когда Он создал всю нашу вселенную, заклю­чались в том, что однажды все Его творения воздадут славу Его Сыну, Иисусу Христу, и станут отражением Его божественного величия.

Небольшая часть приведенного предложения - "все Им стоит" (дословно: "держится вместе") не оставляет сомнений в том участии, которое Господь Иисус Хрис­тос имел в сотворении мира: без Него вся вселенная раздробилась бы и распалась бы на части. Ей не хватало бы соединительного фактора: не было бы основания, поддерживающего все элементы в единстве. Все элеме­нты держатся вместе и не происходит ни распада, ни дробления, потому что по воле Божией Господь Иисус является центром всей вселенной. Именно Он управля­ет ею. Именно Он, Сын Божий, является объяснением сотворения вселенной, так как без Него ее никогда бы не было. Оставьте Его в стороне, и сотворение вселен­ной больше не имеет смысла, она теряет смысл своего существования. Основной целью Бога во время сотво­рения Им всего сущего было то, чтобы эта вселенная стала отражением Иисуса Христа, чтобы Он был все во всем.

- Ну, а что еще можно сказать по этому поводу? - можете спросить вы. Если уже сказанное оставило вас равнодушными, то вот что, пожалуй, заинтересует вас. Когда Бог достигнет пределов, которые Он определил Себе из вечности - и Он их достигнет - вся вселенная, до последнего атома, засияет славой Иисуса Христа. Не повод ли это, чтобы нам возрадоваться? Находясь среди детей Божьих, на одном из тех благословенных общений, где центром является Господь Иисус и где все наше внимание поглощено всеобщим созерцанием Его Личности, чего бы мы порой не дали, чтобы продлить немного это чудесное время! Но приходится прерывать общение и возвращаться в мир; следует возвращаться в эту гнетущую атмосферу, леденящий контакт с которой сковывает нас! Однако, если для нас сейчас такое благословение - пребывать в уединении с Гос­подом и Его детьми, несмотря на несовершенства тако­го общения - то что будет, когда для нас наступит веч­ность и не нужно будет больше возвращаться в мир по понедельникам утром; когда мы не сможем ни к чему прикоснуться, не вступив в контакт с Господом Иису­сом; когда вся вселенная будет наполнена Им, Христом - всем и во всем, и во всех! Такова цель Божья. Именно это Он задумал. Вся вселенная станет однажды отраже­нием Иисуса.

В настоящее время Его образ очень слабо отражен в нашей жизни. Как прискорбно, что мы не видим Его друг в друге! Время идет, возлюбленные, а вы не видите во мне, и я не вижу в вас никакого подлинного отра­жения Господа Иисуса. "Быть подобными образу Сына своего" (Рим. 8,29) какая блистательная перспектива!

Христос - все и во всем, и во всех! Бог предопределил Ему быть таким; а то, что Он предопределил — осущест­вится.

В этом заключается объяснение сотворения мира. В завершении его Христос станет всем и во всем, и во всех и везде будет на первом месте.

В своем послании к Римлянам апостол Павел делает по этому поводу заявление, заслуживающее нашего внимания: "Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, - потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего (ее), - в надеж­де, что и сама тварь освобождена будет от рабства тле­нию в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне" (8,19-22).

Что это означает на самом деле? Каково истинное значение этих слов?

Творение /"тварь"/ пребывает в надежде, и это ожи­дание происходит в муках, подобных родовым. Что же стоит за этим? Надежда. (Но не на распад вселенной, во что некоторые ученые хотели бы заставить нас пове­рить.) Однако эта надежда, как и вызываемые ею стена­ния, попала под гнет суеты, - т. е. надежда и стенания напрасны и временно бесплодны, - до того времени, по­ка не произойдет одно событие, устраняющее этот гнет. Другими словами, конец состоит из двух этапов. Снача­ла - откровение сынов Божьих; затем освобождение творения "твари" от рабства тлению.

В следующем отрывке, обращающем нас к ушедшему в вечность пролому, установлена связь данной пробле­мы с Господом Иисусом, Совершенным Сыном Божьим: "Кого Он предузнал, тем и предопределил (быть) подо­бными образу Сына Своего, дабы Он был первород­ным между многими братиями" (Рим. 8,29).

Вернемся к первой цитате. Там содержатся прямое заявление и подразумеваемый намек. Прямое заявле­ние состоит в том, что творение было подвержено суе­те, и что его состояние в настоящее время характеризу­ется пребыванием в рабстве тления. Подразумевается же здесь следующее: в определенное время из-за своей испорченности творение в целом было предано суете; его мучения и стенания стали бесплодными. Именно с такой точки зрения следует рассматривать вмешатель­ство дьявола в дело творения, независимо от природы и размеров этого вмешательства. Несомненно, что в определенный момент высшая цель Бога была обречена на неудачу, и искусно составленный заговор открыл дверь тлению. Это тление стало настолько всеобщим, что навлекло на "всю тварь" приговор, сделавший ее старания тщетными.

В результате этого творение ("тварь") стало неспо­собно понять, почему оно не обладает святостью и по­добием Божьим.

Здесь вклинивается огромная тема "Искупление в Иисусе Христе". В результате универсального труда, совершенного на кресте, Иисус Христос разрушил дела дьявола и победил его самого благодаря тому, что Он смог ему противопоставить: жизнь, безгрешную по своей природе, которая, следовательно, должна была обязательно победить тление; силу Своей нетленной Крови; принцип оправдания и освящения, приобретен­ный для всех верующих - и все это, на основании возрождения, делает их "новой тварью во Христе" (2 Кор. 5,17).

Только таким образом творение может получить из­бавление. Когда те сыны Божьи раз и навсегда откроют­ся; когда все отвергнувшие спасение будут изгнаны Богом из вселенной, тогда творение будет избавлено, его подлинное предназначение будет достигнуто, Хрис­тос станет всем и во всем, и во всех.

II Объяснение причины появления человека

Сделаем еще один шаг и остановимся на централь­ной части творения - человеке. Как объяснить его происхождение?

Что только не написано и не сказано об эволюции моллюсков и о предыстории "Ноmо sapiens!"

Человек.

Как объяснить появление Адама, первого предста­вителя рода человеческого?

В Священном Писании есть место, содержащее от­вет на этот вопрос. "Адам, который есть образ будущего", т. е. Христа (Рим. 5,14). Образ будущего. Вот объ­яснение сотворения человека. Другими словами, основ­ная цель Божья состоит в том, чтобы каждый появив­шийся на земле человек соответствовал образу Его Сына, Иисуса Христа. Множество людей не осуществят этой Божьей цели. Однако есть и другое множество людей, такое огромное, что его не счесть - из всех стран, из всех племен, из всех народов и от всех языков - которое чудесным образом достигнет этой Божьей цели. Какое призвание! Какая замечательная участь! И какое несчастье, когда такая цель отсутствует! И тем не менее, сколько людей умирают, разочаровано повторяя, что если бы у них было право выбора, они никогда не пришли бы в мир; они никогда не пожелали бы родиться, если были бы свободны в своем выборе. Некоторые из них, как Иов во время беды, воскликну­ли: "Почему не умер я во чреве матери моей?" - и про­кляли день своего рождения. Но не этого желал Бог.

Даже если у нас бывают дни, приносящие нам больше мрака, чем света, когда мы спрашиваем себя, действительно ли все это должно быть так, и думаем, что вряд ли стоит жить, то вернемся мысленно к Богу и откроем Ему двери своего сокровенного существа. С Божьей точки зрения, наше рождение представляет для нас необыкновенную привилегию; это самая большая честь из всех, которые Бог может оказать нам. Может, мы думаем об этом не каждый день, но в подобных случаях мы всегда должны обращаться к Божьей точке зрения. И когда мы к ней обращаемся; когда мы соз­наем, что наше предназначение в том, чтобы соответст­вовать образу Сына Божьего; когда мы представляем себе нашу вселенную населенной мужчинами и женщи­нами, соответствующими образу Сына Божьего, тогда всеобщее проявление Христа, яркое выражение славы Отца, светящееся сейчас в Его Сыне, не является ли привилегией? В этом заключается счастье придающее смысл жизни, не так ли?

Это то, что касается человека. Здесь мы можем лишь только затронуть каждую из этих тем. Теперь мы дол­жны перейти к следующему вопросу.

III Объяснение искупления

Кол. 1,18; 3,11.

Все искупление также воплощено в этих нескольких словах: "Христос - все и во всем".

Некто вмешался в Божий план, и сколько бед наде­лало это вмешательство!

Для осуществления Божьей цели не было никакой уг­розы, но явился этот некто со своим хорошо продуман­ным планом, чтобы любыми средствами, имевшимися в его власти, помешать всеобщему проявлению славы Иисуса Христа.

- Христос - все и во всем? Этому не бывать!

Так думал тот, чье сердце уже страстно желало всей этой славы для себя, и кто задумал стать признанным господином и повелителем земли и небес.

Это вмешательство дьявола все совершенно измени­ло, - но только на время. Изменился сам человек. На­дежда, которую возложил на него Бог, рухнула, а образ Божий - был искажен. Без искупления, т. е. без смерти на кресте Господа Иисуса Христа, это было бы разру­шением Божьего плана.

Но почему смерть на кресте? Как объяснить двойной аспект этого неизмеримого поступка? Зачем понадо­бился, с одной стороны, весь этот искупительный труд, посредством которого Иисус Христос разрешил сущест­вовавший глобальный вопрос, взяв на Себя грех всего человечества, заняв наше место и став проклятием за нас? И почему, в то же время, существует это дополне­ние, эта мучительная сторона, представляющая смерь Иисуса на кресте как воспламеняющее вещество в жизни верующего - так, что через духовный опыт он приобщается ко Христу посредством Его смерти и по­гребается вместе с Ним? Это субъективное восприятие Голгофского креста; этот распад ветхого человека; этот разрыв по живому; эта уверенность, что Голгофский крест, наводящий ужас на обычного человека, сильнее нас и таким будет всегда - почему? Почему?

Почему, возлюбленные? Чтобы Христос был всем и во всем.

Почему мы сокрушены? Чтобы дать место Господу Иисусу.

Почему мы оказываемся во прахе, когда Святой Дух дает нам осознать смерть Иисуса на кресте? Чтобы Господь Иисус мог занять в нас место, прежде занимаемое плотью.

Мы иногда неверно понимаем это постоянное при­менение Голгофского креста. Противник всегда рядом, за нами, со своей ядовитой клеветой; он пытается заставить нас считать Бога не Тем, Кем Он является в действительности. С его стороны жестоко сокрушать нас таким образом, унижать, уничтожать - не так ли? От любви ли это? Он заставляет нас верить, что этому испытанию никогда не будет конца, и иногда ему почти удается нас поколебать.

У Голгофского креста, возлюбленные, никогда не было другой цели, как сделать Иисуса Христа "всем" для нас. И я вас спрашиваю - вас, имеющих в этом определенный опыт: действительно ли, что Господь провел вас через туннель, применив к вашей жизни Голгофский крест, сроднив вас с Собою посредством Своей смерти и предоставив вам место в Своей могиле? Научились ли вы пройдя через это, познавать Господа, как никогда раньше; и, стал ли Он для вас таким образом, в 100, в 1000 раз дороже? Именно поэтому Он является сейчас для вас Тем, Кто Он есть, не так ли?

Именно через Голгофский крест Господь Иисус становится для нас всем. Нам хорошо известно, что наш главный враг - это мы сами, наша плоть; она не дает нам ни мира, ни покоя, ни удовлетворения. Со стороны плоти нет счастья. Плоть нас неотступно преследует, мешает нам, важно расхаживает на наших путях и лишает нас всей радости жизни. "О, это жестокое "я"! Как оно защищает себя", - поется в одном псалме. Что же нам делать со своей плотью?

Что с ней делать? Благодаря Голгофскому кресту мы избавлены от самих себя! Не только от своих грехов, но и от самих себя! И избавленные от самих себя, мы вверены Христу, и Он возрастает в нас по мере того, как мы умаляемся. Мучительный процесс, но благословенный результат. И те из вас, кто пережил в этой области наиболее мучительные страдания, смогут, я уверен, засвидетельствовать, что все, извлеченное ими из личного общения с Господом Иисусом и из духовного богатства, представляет для них большую ценность, чем все то, что они смогли бы иметь, избежав этого испытания. В общем, полученный результат с избытком оправдывает затраченные средства.

Труд Господа для нас, так же как и Его труд в нас, имеют в Божьем плане только одну цель: приготовить место Господу Иисусу. Жертвенник и в скинии, и в храме был просторным, вместительным и больших размеров. Все предметы скинии могли уместиться внутри - все вместе. Наш жертвенник также должен быть большим. Следует, чтобы распятый Христос занял в нем все место. Нужно, чтобы Он заполнил Собой все, и чтобы Он стал полнотой всего. Тогда не будет больше места для нас самих. Эта перспектива пугает вас? Надеюсь, что нет. Не поем ли мы радостно:
"...Навсегда в Твоем присутствии Я стану подобным Тебе!"

Итак, что еще можно сказать, кроме того, что "я" исчезнет и что Христос станет всем?

Таким образом, Голгофский крест, искупительный труд, совершенный на кресте, находят свое объяснение в следующем: Христос должен быть всем и во всех, чтобы во всем иметь первенство.

Таково объяснение путей, которыми Господь ведет нас и которые зачастую очень узки. Некоторые дети Божьи призваны проходить через такие испытания, которые не ведомы другим, и иногда они искушаются и завидуют некоторым необращенным, жизнь которых кажется более легкой.

В этом также следует искать объяснение испытаний Израильского народа в пустыне. Рабство под тиранией фараона вызывало у израильтян вопли ужаса и отчаяния. И вот, наконец, они избавлены. Но в пустыне обстоятельства настолько оказались трудными для них, что однажды они готовы были вернуться в Египет. Почему же на Божьих путях такая суровость? Потому, что Господь должен совершить труд в них, т.е. в израильтянах. Он желает занять Собой все место. И если Он истощает их земные источники, то только для того, чтобы показать им, что такое небесные источ­ники. Если Он сокрушает их природную силу, то для того лишь, чтобы они познавали силу свыше. Все, что Он забрал у них, и все, что дал взамен, имеет только одну цель: вырвать их из самих себя для того, чтобы Он стал всем и во всем.

Таково, возлюбленные, объяснение наших трудно­стей. Бог знает, какие обстоятельства будут для нас наилучшими, и Он последовательно меняет Свои мето­ды по отношению к нам. С вами Он поступает одним образом, а со мной по-другому. Все испытания, через которые мы проходим, рассчитаны Им таким образом, чтобы подвести нас поближе к Себе, чтобы занять в нас Собою все место.

IV Возрастание в благодати

Что такое духовный рост? Что такое духовная зре­лость? Что значит возрастать в своем хождении с Бо­гом?

Боюсь, что наши представления об этом довольно туманны. Множество людей полагает, что духовная зрелость - это просто более глубокое знание христиан­ских доктрин, большая способность понимания библей­ской истины, большая непринужденность в обращении с божественными истинами в целом. Такого рода спо­собности люди легко принимают за проявление духов­ного роста, духовного развития и духовной зрелости. Однако они ничего этого не имеют, возлюбленные. От­личительным признаком духовного развития и настоя­щей духовной зрелости является следующее: возраста­ние в нас Господа Иисуса по мере умаления нас самих. Вот что является признаком духовной зрелости. Когда мы умаляемся в собственных глазах, а Господь Иисус, наоборот, возрастает, тогда мы переступили порог ду­ховной зрелости. Вот что является духовным возра­станием.

Можно гораздо лучше других знать христианские доктрины, проявлять выдающееся понимание истины, и даже духовной истины, и, тем не менее, оставаться ду­ховно малоразвитым и совершенно незрелым, как бы сохраняющим качества ребенка. Быть или стать ребен­ком, к чему призывает нас Иисус, или оставаться в ду­ховном младенчестве - это две разные вещи. Все исти­нное духовное возрастание заключается в следующем: Иисус возрастает, я умаляюсь. Возрастание Господа Иисуса, проявляющееся в том, какое место Он в нас занимает и насколько мы Его ценим - вот пробный камень.

V Служение во всех его формах

Что такое христианское служение с Божьей точки зрения? Измеряется ли оно насыщенностью наших пла­нов? Не обязательно. Нужно ли быть постоянно заня­тыми тем, что мы называем "духовными вопросами"? Нет. Христианское служение не зависит ни от времени, которое мы ему посвящаем; ни от сил, которые мы на него затрачиваем; ни от восторга, который мы испы­тываем по отношению к Божьему Царству. Изощрен­ность наших методов также ничего не дает нам, кроме роста объема наших действий.

Пробный камень служения, возлюбленные, в какой бы то ни было форме, заключается в следующем: како­вы мотивы, побуждающие нас действовать? Мотивы! Вдохновляются ли они "от А до Я" желанием поместить Христа на первое место, чтобы видеть Его всем и во всем? (Пробный камень - качество (поступок, случай), по которому судят о прочности, ценности, силе чего-либо. Здесь: качества, по которым можно судить о духовном возрастании).

Вам хорошо знакомы искушения христианского слу­жения в целом: очарование, которым оно может обла­дать; ловушка неутомимой деятельности, вовлекающая вас в суету, в деятельность невероятного объема, вдохновляющая вас множеством новых проектов и предприятий, полностью поглощающая вас. В этом существует опасность, которой подверглось множество слуг Божьих: опасность для человека оказаться на первом плане и присвоить себе не принадлежащий ему труд. Он уже преследует только свои интересы, и его удовлетворение возрастает по мере того, как ему удается выделиться и провернуть "свое дело".

Весь день тратить силы на христианский труд только ради удовольствия от сделанной работы; поддаваться очарованию выполнения работы; подсчитывать выгоды, которые можно из этого извлечь; наслаждаться всеми удовольствиями, и большими, и малыми, которые предлагаются плоти на пути "активности" - это одно. И сов­сем другое - желать, чтобы Христос был в центре нашей деятельности, чтобы Он стал всем и во всем и во всех. Иногда следует взглянуть на себя со стороны, чтобы рассмотреть подобные проявления. И тогда мы сможем увидеть свои побуждения в их истинном свете: имеет ли труд для нас значение, испытываем ли мы такое же удовлетворение, когда видим, что работа совершается без нас? Нравится ли нам, если наше отстранение от труда больше содействует славе Божьей, чем наше участие в нем? Если Бог может таким образом достичь Своей цели, то, спрашиваю я вас, какая разница, видят нас, слышат или полностью пренебрегают нами? Это благодать Божья, когда мы можем добровольно занять такое место, где никто больше не обращает внимания на наше присутствие или отсутствие, когда мы пол­ностью предоставляем путь Господу Иисусу. Мы порой искренне воображаем, что цель Господа Иисуса осу­ществится только в том случае, если орудием в Его ру­ках будем мы.

Очень часто, это вопрос соперничества: соперни­чества плоти, соперничества церкви; вопрос первен­ства, задевающий чувствительные места, плотские чув­ства, потому что наш интерес больше сосредоточен на одном деле, чем на другом, поскольку все благопри­ятные отзывы относятся именно к нему... Все это нам знакомо, не так ли? В итоге, какова же была наша цель? Триумф нашей проповеди или триумф нашего Господа? Между одним и другим существует огромная разница. Иногда Господь Иисус извлекает из нашего горького опыта больше пользы, чем нам кажется. И наоборот, нам может показаться, что все прошло хорошо, в то время как в действительности мы не добились духовных результатов, потому что Господь не благоволил к этому делу. Поэтому возникла необходимость отстранить нас от работы, придержать нас в слабости и в уничижении, чтобы на первом месте пребывал Господь Иисус.

Оценка христианского служения с Божьей точки зрения полностью основана на следующем вопросе: ка­кова, в сущности, наша цель? Труд ради самого труда? Наслаждение властью над кем-то или чем-то? Необходимость чем-то занять себя? Или же исключительно и без лукавства желание видеть цель Господа Иисуса осуществленной?

Если мы преследуем цель Божью; если наше поведение ясно свидетельствует, что Бог может вновь ис­пользовать нас, ибо так Ему будет легче стать всем и во всем; если мы совершенно искренне можем сказать: "Возвеличится Христос в теле моем, жизнью ли то, или смертью" (Фл. 1.20), - тогда очень хорошо.

Вот что такое служение в Божьем понимании. В этом свете можно понять и многое другое.

VI Объяснение Ветхого Завета

Цель данной главы - объяснить весь Ветхий Завет. У нас нет возможности заняться подробным изучением этого вопроса. Поэтому мы кое-что рассмотрим, кое-что пропустим.

Что такое Ветхий Завет?

В целом его можно свести к нескольким большим прообразам Иисуса Христа. Из двух основных образов: скинии и храма,- остановимся на последнем. Храм яв­ляется прообразом Господа Иисуса во всей Его полноте - в том, что касается Его личности и Его труда. Именно в таком плане Он занимает центральное место в жизни Израильского народа. И Тот и другой абсолютно взаи­мосвязаны. Они составляют одно целое. Народ божий поддерживает соответствующие отношения с храмом, центром своей жизни; отводит храму надлежащее ме­сто; оказывает ему должное почтение и уважение; со­держит его на пьедестале абсолютной святости; сооб­разуется с его духом, с его законами, с его свидетель­ством. Он, может быть, из всех народов земли наиме­нее способен, в обычном смысле, к защите своих инте­ресов. Он не пользуется своим абсолютным превосход­ством. Среди всех народов земли нет ни одного, способного противостать Израильскому народу. Эти люди не имеют никакого опыта в искусстве военных дейст­вий. У них нет прошлого, как у других, содрогающегося от бряцанья оружия и от военных подвигов. Предостав­ленные сами себе, они составляют народ без зашиты. Тем не менее, израильтяне одерживают победы не толь­ко над отдельными народами, превосходящими их чис­ленностью и силой, но и над коалициями из нескольких народов. И когда эти народы выставляют против из­раильтян свои совместные силы, то - поскольку Изра­ильский народ остается верным этому центру притяже­ния, храму - его противники терпят поражения.

Этот центр - не что иное, как прообраз Господа Иисуса в жизни и в труде Израильского народа. Как же это объяснить? А вот как: когда Господу Иисусу отводят подобающее Ему место, устанавливается духовная гар­мония. Как только во всем помешают на первое место Господа, вначале это производит действие в Его наро­де, а затем, через Его народ, в соседнем окружении, и даже вдали. "Христос - все и во всем и во всех". Когда эти слова становятся реальностью, ничто не может ус­тоять перед Ним. Когда Господь Иисус находится на должном месте в сердце и в жизни Своих детей, не ну­жно большего, чтобы доказать Его превосходство и аб­солютную власть. Даже ад теряет свою власть.

VII Объяснение Нового Завета

В Новом Завете перед нами предстают небольшие, даже крошечные, группы людей - по сравнению с на­родами, населяющими землю - презираемые, отвержен­ные, гонимые и навлекающие на себя гнев и негодова­ние всех народов мира. Все силы несокрушимой импе­рии были мобилизованы, чтобы смести с лица земли эти жалкие отбросы общества и уничтожить даже упоми­нание о них в истории.

Однако, что же произошло? Престолы разрушены, великие империи той эпохи пали. Теперь мы переезжа­ем с одного континента на другой с путеводителем в руках, чтобы увидеть их руины и остановить удивлен­ные взоры на том, что осталось от этих империй. Но где же "люди Пути", Эти приверженцы презренного Назарянина? (д. ап. 9,2 - в русском переводе -"последующие сему учению". Иногда слово "путь" упо­требляется по отношению к учению, т. е. оно обоз­начает путь к христианской истине жизни. Для первых христиан это был путь Иисуса Христа.) - Они состав­ляют огромное, неисчислимое множество. Сколько их уже на небе?. Здесь, на земле, знающие Господа Иису­са, любящие Его и находящиеся на Его "пути" исчисля­ются тысячами и десятками тысяч.

Чем это объяснить? Тем, что Бог предопределил для Своего Сына быть всем и во всем занимать главен­ствующее место. Люди могут делать, что хотят, и бесы тоже; но они не помешают ни Богу осуществить Свой план, ни людям, служащим Ему, не смотря ни на что совершать свое триумфальное шествие.

VIII Объяснение Церкви

Что такое Церковь?

Бог подразумевает под Церковью не просто принад­лежность к христианскому вероисповеданию. Христи­анские церкви, как формальные организации, в очах Бога не что иное как центры догматической пропаган­ды и конфессиональной деятельности.

Но Бог желает иметь такой народ, для которого и среди которого Христос будет всем и во всем и во всех. Вот это и есть Церковь. Нам следует проверить свои убеждения. По Божьему замыслу, Церковь начинается и заканчивается там, где Господь Иисус Христос имеет абсолютное первенство. И Бог постоянно объединяет тех из Своего народа, кто наиболее способен осуществить Его замысел. Такие люди осуществляют Его взлеле­янное в вечности желание, видеть Господа Иисуса Хри­ста - всем и во всем и во всех. Он проходит мимо ог­ромного учреждения, называемого Церковью, чтобы остановиться только у смиренных и сокрушенных сер­дец, трепещущих от Его Слова, чье внимание сосредо­точено на Господе Иисусе, исключая все остальные объекты поклонения, и чье сердце постоянно устремле­но к Нему. Вот что удовлетворяет Божье сердце. Вот ответ на все Его воздыхания во все времена. Даже в нашем тексте это сказано, если вы заметили. Взгляните на это место еще раз. Кол. 3,11: "...Где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни не обрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос". Еще сказано: "Облекшись в нового (человека), который обновляется в познании по образу Создавшего Его" (Кол. 3,10). В оригинале, между стихами 10 и 11 существует более тесная связь, чем та, что отражена в наших переводах. Это место можно перевести так: "...вы облеклись в нового человека, который обно­вляется в образ своего Создателя и достигает такого состояния, где нет ни Еллина, ни Иудея..." (Вестфаль). Тщательно исследуйте эти места Писания, и вы увидите, что в них речь идет о едином организме, Церкви, теле Христовом, которое есть - как говорит другое место Писания - "полнота Наполняющего все во всем" (Еф. 1,23). В этом едином организме эллин и иудей не могут сосуществовать. Обратите внимание на слова. Здесь не сказано, что эллин и иудей становятся брать­ями в благословенной общности. Нет. Национальности не представлены в Церкви. Там они больше не сущест­вуют; теперь есть только новое духовное творение, еди­ное по своей сущности - новый человек, и нет больше ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного человека; все земные различия пали, упразднены навсегда - есть только один новый человек (Еф. 2,15). Правая рука не может быть иудейской, а левая - греческой. Нет. Их больше нет: ни иудея, ни эллина. Есть только один но­вый человек.

Совокупность, искусственно составленная из либе­ралов, сторонников исторических церквей, баптистов, методистов, реформистов всех цветов, протягивающих друг другу руки и на какое то время закрывающих глаза на разногласия - это не Церковь. Истинная Церковь не проявляется во временном сокрытии деноминационных особенностей. Церковь там, где этого больше не суще­ствует. Одно Тело, один Дух. Христос все и во всем; осуществление этого - и есть Церковь. Вы можете назы­вать "Церковью" что угодно другое, но у вас, кроме противоречий, ничего не будет. Это пробный камень.

Если верно то, что вся христианская жизнь заключа­ется в одной фразе: "Христос - все и во всем", то на­прашиваются вопросы: "Являетесь ли вы христианином? Являюсь ли я христианином?"

Мы только что видели, как на Голгофском кресте мы уступили свое место Господу Иисусу. Если мы прихо­дим к Нему через Голгофу, то крест отделяет нас от ми­ра, чтобы Христос был всем во всех. Что же происхо­дит в действительности?

- Что касается меня, я еще нуждаюсь в мире. О, со­всем немножко! Кроме Бога, я все еще привязан к тому и к другому. И я делаю это сознательно, потому что...

Потому что?... Потому что - если осмелиться сказать правду - Господь Иисус не полностью меня удовлетво­ряет, и я обязательно должен дополнить Его еще чем-то.

Так, христианин, с точки зрения мира, представляет собой противоречие в самом своем названии. Быть привязанным к чему бы то ни было вне Христа - значит отвергать Голгофу и категорически отрицать извечный план Божий. Вы собираетесь принять на себя эту от­ветственность?

Бог от вечности предопределил, что Его Сын будет всем во всех и во всем. И мы на словах пытаемся при­надлежать Господу Иисусу, но у нас никак не полу­чается быть таковыми по-настоящему! Что-то не так: есть какой-то отказ, какое-то противоречие. Мы вос­стаем против Божьей воли, противимся Его замыслу. Действительно ли Он все и во всем? Он, несомнен­но, будет таким, если мы готовы идти с Ним до конца. О, эти мысли, которые нам постоянно нашептывают на ухо невидимые уста! "Если ты откажешься от того или от другого, ты потеряешь это; твоя жизнь станет бед­нее, чем она есть сейчас и могла бы стать в будущем; ты выходишь за пределы, где, в конечном итоге, тебе ничего не останется …"

Неправда! Именно такие мысли и препятствуют осу­ществлению великих планов Божьих по отношению к нам. Именно в Его Сыне, Иисусе Христе, телесно оби­тает вся полнота Божества; именно Его Бог предопре­делил стать нашей полнотой. Таков замысел Божий по отношению к нам. Для нас вся полнота Божья - во Христе! Но вы достигнете этого результата, если не отвернетесь от Него. Если вы не намерены идти со Хри­стом до конца, ваш горизонт неизбежно будет отда­ляться. Все то, что относится к нашему посвящению Го­споду - полная передача нашей жизни в Его руки, пол­ный разрыв со всем, что не от Него - относится и к слу­жению. Плоть противится Божьей воле, и если мы пока­зываем, что хотим зависеть только от Него, плоть ста­рается внушить нам, что впереди у нас тоскливые дни.

Но жизнь в Божьей зависимости может быть настоя­щим чудом. Идя этим путем, почти на каждом его пово­роте мы делаем одно из тех открытий, которые все больше и больше очаровывают нас. В какой-то момент можно почувствовать себя еле живым, а пять минут спустя, когда Бог укрепит нас, ощутить, что наполнены обновленной жизнью, хотя и зависимы от Бога в малей­ших движениях. Именно таким путем учатся познавать Бога. И не успев порадоваться этому, вы снова точно так же разбиты. Но вспоминаете, что Господь придет, чтобы утешить, и Он делает это вновь и вновь, и жизнь от этого становится настоящим чудом. Никто вокруг вас не сомневается, что в тех или иных обстоятельствах вы были доведены до такого состояния, что спасти вас мог только Бог. Какое же это благословение - признать, что именно Бог совершил это, и что предоставленные сами себе, вы никогда бы этого не добились! То, что невозможно сделать человеку естественным образом, возможно для Бога!

Примените все сказанное к Церкви, возлюбленные. Проведите следующее исследование. Для нас (мне не хотелось бы ни осуждать, ни критиковать, ни делать несвоевременных выводов; мое единственное стремле­ние - быть верующим) наш духовный очаг должен быть там, где больше всего почитают Господа Иисуса. Центр нашего братского общения должен находиться там, где Бог отражается наиболее полно, где Христос - все и во всем. Именно такой должна быть для нас Церковь. Мы не должны позволять обрядам, церковным установлени­ям или каким-то внешним факторам сковывать себя. Наши сердца должны быть там, где Господь почитается больше всего. Где все подчинено этому принципу, Христос - все во всех и во всем, - там и есть Церковь. Именно там должен быть центр притяжения нашей внутренней жизни. Там отмечается свидетельство Божье, оттуда оно распространяет свое влияние на жизнь других людей. Если вы полностью согласны с планом Божьим относительно Его Сына, то именно вас найдут изголодавшиеся духовно, и у вас всегда будет возможность раздавать им ту небесную пишу, которой вы так обильно насыщены сами.

Все заключается в одном слове: ЖИЗНЬ

Вспомните, что все, относящееся к христианской жизни - это дело опыта. Все проверяется практикой. Все, что касается Господа Иисуса, по своей сути - это факт опыта. Доктрина здесь ни при чем. Это не является вопросом символа веры. Принятие определенных деклараций не позволяет нам иметь связь с Господом Иисусом. Параграф символа веры никогда не произведет такого результата. Мы не ста­новимся христианами, соглашаясь с некоторыми докт­ринами, исповедуя ортодоксальную веру или веря че­му-либо, что касается Господа Иисуса. Не это делает час христианами; и Церковь построена не на этом основании, хотя она и согласна со многими догматичес­кими толкованиями.

Нужно, чтобы все стало нашим личным переживани­ем. Нужно, чтобы каждый элемент нашей веры стал ча­стью нас самих; а мы сами стали составным элементом нашей веры. Верить в то, что Иисус Христос умер на кресте, еще недостаточно. Нужно, чтобы этот объек­тивный факт вошел в нашу личную жизнь, стал нашим опытом и проявился как мощный генератор, как сила, способная привести в действие все наше существо.

Церковь основана не на благом воздействии некото­рых доктрин. Вы не можете собрать людей и сказать им: - "Вот несколько совершенно верных утверждений. На их основании мы создадим сейчас нашу церковь."

Нет! Церковь только там, где истина усвоена и вош­ла в плоть и кровь, где она стала чем-то лично пере­житым. Когда ад открывает свою пасть, чтобы обдать вас своими ядовитыми гнилостными испарениями ра­скола, то не символ веры спасает находящееся под уг­розой единство. Самому что ни есть евангельскому символу веры никогда не удавалось обеспечить един­ство какой-либо группы. Единство Духа выковывается иначе; это результат работы Бога в нас. Вне этого един­ства, ничто не сможет устоять против духов разделения и раскола.

Нужно, чтобы все имело свое основание, но не толь­ко на доктрине и вере, но и на опыте. Когда у нас есть это основание, мы недалеко от скалы, на которой мо­жет строить Бог. Нетрудно петь псалмы о том, что Хри­стос - все во всем, и считать себя достигшими цели, поскольку мы можем мысленно присоединиться к про­износимым словам, как к чему-то достоверному. И со­всем другое дело - достичь цели в личном хождении. Многие могут сказать сегодня: - "Да, это правда, Хрис­тос - все во всех и во всем." Но на следующее утро, стоит вам только затронуть какое-то слабое место, и они вам докажут, что по отношению к ним Христос не является всем во всем. К этому следует приходить че­рез опыт. Да пошлет нам Бог милость успешно достичь поставленной цели.

В своем последнем призыве я желаю попросить вас объеденится, чтобы вновь вознести Господа Иисуса на принадлежащий Ему престол, чтобы Он мог, как Все­вышний Господь, царствовать в наших сердцах, в нашей жизни, в различных обстоятельствах, в общении церк­ви в наших отношениях с миром. Если в нас еще гла­венствует плоть, начнем борьбу сегодня же. Если у нас еще есть потаенные места для греха, сокрушим барьеры и предоставим место Господу Иисусу. Если мы до сих пор выбирали между Господом и миром или между Господом и чем-то дорогим для нас, покончим с этим раз и навсегда, чтобы Он мог быть всем во всем. Пусть так и произойдет с этого момента, и пусть наши отно­шения с Богом будут строиться по-новому. Желаете ли вы этого?

Попросите Господа Иисуса сокрушить до последней мелочи все, что препятствует Ему стать всем во всем. Готовы ли вы к этому? Да поможет вам Бог!

Октябрь 1932 г.