Приветствуем всех искренни ищущих Господа!

Мы рады сообщить, что начинаем публикации не известных и уже известных Церкви Христовой, в постсоветском пространстве СНГ, посланий людей Божиих, таких как Артур Кац, Теодор Остин-Спаркс. Надеемся, что вы найдете полезным прочесть эти глубокие послания и Христос возвеличится в вас сиянием Своей вечной Славы!

вторник, 15 марта 2011 г.

Крест Христа в его всеобъемлющем значении, Т. Остин-Спаркс (Часть 1)


Т. Остин-Спаркс
ПРЕДИСЛОВИЕ

Собранные в этой небольшой по размеру книге мысли в основном были изложены в ряде лекций. Но и напечатан­ные, они не утратили своеобразия, присущего устной речи.

Время от времени Бог особым образом обращает наше внимание на вопросы, имеющие основополагающее значе­ние для жизни и свидетельства Церкви Иисуса, которая яв­ляется Телом Христовым. Существует опасность недооце­нивать эти вопросы. Для того, чтобы указать на них, Бог иногда особым образом касается некоторых из Своих детей и ведет их в такие глубины, где их единственным уповани­ем, связанным с новой жизнью и новым служением, стано­вится дарованное Господом откровение. Таким образом, им вверяется свидетельство, связанное с особым служением в Теле Христовом, для Тела Христова и через него. Речь здесь идет о свидетельстве, а не о какой-то секте или организа­ции, хотя Господу, возможно, и угодно будет выделить опре­деленный круг верующих детей Божьих для такого служе­ния. Бог Сам заботится о том, чтобы всякие личные интересы были исключены. Малейшая склонность к выделению какой-то личности или выдвижению на передний план средств и путей тотчас же подвергается Божественному осуждению. Высока цена и нелегки пути, ведущие в свободу; однако уве­ренность, что все это исходит от Бога, а не от людей, осво­бождает от всякого беспокойства. Свидетельство, которое мы попытались здесь изложить, является откровением и слу­жит не для пропаганды или прокладывания пути новому движению, но - так угодно Богу - содействует предвечным Бо­жьим целям, чтобы «Агнцу закланному» (Откр. 5,12) возда­валась подобающая слава за Его страдания, «дабы иметь Ему во всем первенство» (Кол. 1,18).

Т. Остин-Спаркс


КРЕСТ ХРИСТА И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ

Возлюбленные в Господе!

Мы собрались здесь сегодня утром, исполненные внут­ренней уверенности, что Бог призвал нас засвидетельство­вать об откровении, которое Он особым образом даровал нам и которое имеет величайшее значение в наши дни. Мы гово­рим это не в состоянии религиозного самомнения или ду­ховной гордыни. Это откровение - результат борьбы и внут­ренних мук рождения, к которым природный человек не стремится и даже старается уклониться от них. Это служе­ние домостроительства, которое вверил нам Сам Господь и в котором мы стоим перед Его лицом, не будучи в состоя­нии действовать иначе, даже если природный человек и стра­шится исполнять его.

Откровение, положенное в основу данного свидетель­ства, стало нашим достоянием не просто через восприятие истины разумом - мы особо подчеркиваем это,- но исклю­чительно посредством глубокой, зачастую даже изнуритель­ной душевной работы. Его основные положения схемати­чески изображены на рисунке.

Для тех, кто в духе понял сущность и сферу этого откро­вения, становится понятным Божественное намерение, выз­вавшее это свидетельство к жизни среди небольшого круга верующих, чтобы сделать его достоянием и других детей Божьих. Место, где собирается наша община, служит лишь средством, возможно временным, для достижения цели; само же свидетельство остается. Вначале мы намерены лишь набросать его общие контуры, а затем изложить бо­лее подробно.

Слово «крест» так часто встречается в этом свидетельстве, что многие могут подумать, будто мы слишком большое зна­чение придаем этой стороне христианского учения. Слово о кресте, весть креста воспринимается как нечто бездушное, как какая-то характерная черта. На нас смотрят, как на людей с узким мышлением, неспособных говорить ни о чем другом, кроме креста, как будто ничего другого в мире не существует. «Почему вы всегда затрагиваете только эту тему? - упрекают нас - Почему не говорите о других моментах откровения? По­чему вы настолько односторонни, почему такое большое уда­рение делаете на одном-единственном предмете?» На эти воп­росы мы можем раз и навсегда ответить только одно: крест - центральный пункт, своего рода ось, вокруг которой вращает­ся все. Священное Писание открывает это как в Ветхом Заве­те, так и в Новом. Эта мысль исходит не от нас.

На представленной нами схеме изображено колесо со спи­цами. Ось колеса - крест, то есть крест Господа Иисуса явля­ется центральным пунктом. Это не спица колеса, то есть он не представляет собой просто одну из сторон христианского уче­ния. Крест - исходный пункт всего остального. Если мы не осознаём, какое место по замыслу Бога занимает крест и ка­кое значение Бог придает кресту, мы теряем духовное равно­весие и становимся односторонними. Наша духовная перспек­тива и познание будут искаженными. Мы сможем познавать, принимать и в правильном свете видеть ту или иную истину только в том случае, если крест будет занимать центральное место в наших рассуждениях. Все в нашей жизни должно быть связано с крестом и из него исходить.

Мы даже осмелимся утверждать, что во всем Священ­ном Писании нет ни одной темы, относящейся к вечным Бо­жественным целям, которая до самых мельчайших деталей не была бы связана с крестом Господа Иисуса и не исходила бы из него. Наш язык, наши слова, наши беседы, все наши обыденные дела - все должно войти в соприкосновение с крестом Господа Иисуса, и крест Его - со всеми нашими делами. Этого требует Слово Божье. Крест всегда должен быть в центре, чтобы лучи света, исходящие из него, могли распространяться по всем направлениям.

Но крест не только представляет смерть Господа Иису­са (мы ни в коей мере не хотим этим утверждением умалить значение смерти Иисуса); он представляет полное, всеохва­тывающее, вечное дело Божье, распространяющееся на все сферы от прошедших веков в будущие. Смерть Христа, Его погребение, воскресение и вознесение к престолу Божьему, а также наше соединение с Ним, право на которое Он при­обрел для нас,- все сокрыто в кресте. Мы не сможем уви­деть престол Божий без «Агнца, как бы закланного». Пре­стол Божий так же говорит о кресте, как и холм у городских стен Иерусалима. Иисус Христос распятый - вот сущность всего. Когда мы говорим о кресте, мы говорим о Распятом и обо всем, что включает в себя Его имя. Это простые и хоро­шо известные истины, но порой необходимо повторять их, чтобы ставить крест на истинное, подобающее ему место. Поэтому нам необходимо раз и навсегда усвоить, что крест - не особый пункт христианского учения или всего лишь какая-то его часть. Это не просто специфическая весть, ко­торая незаслуженно столь сильно подчеркивается. Это все­охватывающий, все в себя включающий, все объясняющий центральный пункт всей вселенной. Такова сущность крес­та. Он действует, как ось колеса, к которой прикреплены все спицы. Через определенные Божественные орудия и Боже­ственное влияние силы креста ощущаются в самых отдален­ных уголках вселенной и проникают в небесные сферы, «пре­выше всякого начальства, и власти, и силы» (Еф. 1,21). Мы просто не в состоянии выйти из сферы креста.

Таким образом, мы повторяем: крест - это не обод и не спица колеса, а его центральная часть. Все движется в свете креста и ведет от креста и ко кресту.

Прежде чем мы ближе рассмотрим некоторые внутренние спицы, поговорим о ближайшем ко кресту круге. Он весьма важен, поскольку крест Господа Иисуса стоит в центре. Пер­вый круг изображает Церковь, Тело Христово. Наша схема показывает, как все соединено с этим Телом. Внутренний круг очерчен непрерывной линией и означает, что, согласно Божье­му намерению, все то, что служит Его предвечным планам, прежде всего осуществляется в Церкви, Теле Христовом. Не­сколько позже мы увидим, каким образом это происходит. Те­перь же лишь подчеркнем тот факт, что совершенное посред­ством креста дело Божье прежде всего касается именно Церкви и в ней проявляется. Именно в ней становится явным действие креста Христова. Божественный план, касающийся нынешне­го века, состоит в завершении строительства Церкви, Тела Хри­стова. Крест служит гарантией осуществления этого плана. Все, что открывается на основании креста и посредством кре­ста, тесно связано с Церковью. Полное значение креста для вселенной становится явным лишь через Церковь. Нам необ­ходимо вполне осознавать это.

Народы мира, а также начальства и власти, мироправители тьмы века сего, духи злобы, которые окружают нашу землю, а также духи, обитающие в самых высочайших сфе­рах небесного мира,- все связано с Церковью, идет ли речь о ликовании на небе или о суде и замешательстве повержен­ных мироправителей и властей тьмы века сего. Все они чер­пают свое познание совершеннейшей мудрости и силы Бо­жьей, которые Он открыл Церкви, именно через Церковь. Другими словами, Бог от вечности избрал Церковь Христо­ву, чтобы в ней и через нее посредством действия в ней кре­ста открыть всей вселенной Свою премудрость (Еф. 3,10). Она является Божественным орудием, посредством которо­го должна открыться бесконечная глубина и значение Голгофы. Мы не раз обращали внимание на то, что она столь же значима, как и святой град Иерусалим в Царстве Христа, ко­торый станет столицей мира и в свете которого будут ходить народы (Откр. 21,24). Но глубочайшее действие креста на­ходит свое выражение в Церкви, Теле Христовом. Лишь в ней содержится откровение дела Божьего, которое через все века распространяется во вселенной. В одной из последую­щих глав о Церкви мы возвратимся к этой теме. Здесь же мы лишь отметим, что совершившееся на Голгофе прежде все­го касается Церкви. Она была избрана от вечности, чтобы стать орудием Божьего откровения.

Порой утверждают, что самое значительное событие, ха­рактеризующее наш век,- лишение Библии ореола непогре­шимости. Какая нелепость! Величайшей действительностью нашего века является призвание Церкви. Она избрана из всех народов как орудие и носительница вечно пребывающего от­кровения силы и славы Божьей. Это Божественный план для нашего времени. Да сохранит нас Господь от отчаяния, кото­рое охватило бы нас, если бы мы захотели заняться чем-то другим, а не тем, что служит осуществлению Божьего плана. Призвание и собрание членов Тела Христова посредством Духа Святого, а также усовершение этого Тела, Церкви, ко времени второго пришествия Господа - вот то служение, к которому Он призвал нас. Здесь проходит граница; однако перспектива вполне достаточна. Если мы силой Духа Святого пребываем в этом откровении, то испытаем, что оно наполняет каждый мо­мент нашей жизни до конца наших дней, мало их будет или много. Будем же прилагать старание, чтобы осознавать Тело Христово и трудиться над его созиданием и усовершением, под­готавливая пришествие Господа.

Теперь мы от благословенного креста Христова, от пер­вой сферы его действия перейдем к некоторым основным истинам, которые содержатся в Теле Христовом и в Его кре­сте. Многое здесь затрагивает области, выходящие за пре­делы темы о Церкви, Теле Христа, и касающиеся дальней­ших планов Божьих. Каждая из этих истин - подлинное сокровище, сокрытое в Теле Христа.

КРЕСТ И ЛИЧНОСТЬ ХРИСТА
Первая из четырех основных спиц колеса на нашей схе­ме указывает на Личность Христа. Если мы действительно желаем постичь смысл креста, необходимо, чтобы Личность Господа Иисуса внутренне открылась нам. Здесь перед нами не обычный крест, на котором умирает человек, жертвуя со­бой ради своих братьев. Этот крест означает нечто гораздо большее. Есть лишь один крест, который может осуществить Божественные планы в отношении человечества. Это един­ственный в своем роде крест. Но прежде, чем мы сможем постичь истинную цену и значение Голгофы, нам необходи­мо познать, Кто такой Иисус. Чудо личного переживания креста, его действия в нас кроется в откровении Иисуса. Когда мы верой принимаем значение Голгофы, даже не бу­дучи в состоянии постичь разумом всю важность того, что произошло там, когда мы в глубоком благоговении просим Бога, чтобы крест производил в нас свое действие, тогда по­средством работы Духа Святого мы познаем, что это не обыч­ный крест. Мы касаемся области, которая включает в себя необъятность Личности Христа.

Иудеи и эллины с презрением и насмешкой отвращались от креста, смотря на него, как на нечто в высшей степени противоречащее здравому смыслу, позорное и безумное. Он стал для них соблазном. Но им предстояло обнаружить в этом кресте тайную силу, которая проявилась в Церкви и через Церковь, Тело Христа, переживающую в те дни свое ста­новление; силу, которая могла низлагать империи, изменять ход истории и посрамлять человеческую мудрость.

В Первом послании к Коринфянам, во второй главе, мы читаем, как власти века сего распяли Господа славы. Как они хвалились своей мудростью, выставляли напоказ свои ака­демические успехи, превозносили свою ученость и свои фи­лософские системы! Но вот в одно из таких мест - в самый центр мирской мудрости - приходит Павел и говорит: «И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудро­сти, ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого; и был я у вас в немо­щи и в страхе и в великом трепете». Мы «проповедуем пре­мудрость Божию,-продолжает апостол; он ставит эту пре­мудрость выше самой высокой мирской мудрости: тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал». Что же это за премудрость?

Обратимся к предыдущей главе. «Слово о кресте... юрод­ство есть». Словосочетание «слово о кресте» представляет собой Логос креста. Это емкое и законченное в самом себе слово «Логос» означает персонифицированную премуд­рость, или Божественное сознание, премудрость, или мысль, сокрытую в мироздании и явленную посредством Божьих творческих действий. В начале был Логос, и Логос был у Бога, и Бог был Логос (Ин. 1,1). «Христа распятого... Бо­жию премудрость» (1 Кор. 1,24). Апостол говорит здесь, что вся премудрость, вся бесконечная мудрость Божья со­средоточена в кресте Господа Иисуса. «Логос креста», Бо­жественное сознание, или мысль, мудрость креста, стоит выше всякой мирской мудрости. «Мы проповедуем Христа распятого»,-говорит Павел. Бог определил, чтобы мир уви­дел нечто в кресте: то, что бесконечно и возвещается в Теле Христа и посредством этого Тела.

Все попытки уничтожить эту истину обречены на про­вал. Ни насильственные меры, ни власть, ни человеческий разум - ничто не в состоянии сделать это. Нерон, этот дья­вол в человеческом обличье, хотел одним ужасным крова­вым актом, жертвой которого пали тысячи последователей Христа, стереть с лица земли всякое свидетельство об Иису­се. Однако и он вынужден был признать невозможность ис­полнения своего намерения. Это свидетельство нельзя ис­коренить. Чем больше проливалось крови, тем оно было более действенным и плодоносным. Все сатанинские напад­ки, направленные против этого свидетельства, от первого рас­сеяния церкви в Иерусалиме и до ужасных гонений по сей день,— все это бумерангом возвращается к врагу и разруша­ет его действия. А свидетельство растет и укореняется. В этом кресте сокрыто нечто такое, что бесконечно в своей мудрости и в своем влиянии.

В одном из своих посланий апостол, передавая приве­ты, приводит интересное выражение, в котором чувствуется скрытая ирония: «Приветствуют вас все святые, а наипа­че из кесарева дома». Наверху в доме кесаря вынашивались планы и строились козни, чтобы искоренить это Имя и это свидетельство; а внизу жили святые люди, которые готови­ли пищу кесарю и служили ему в его доме. Почему они там? Бог весьма изобретателен; здесь тайна, которую мы не мо­жем постичь. Это Логос креста, явленный в Личности Хри­ста. Он сделался для нас премудростью Божьей.

Если мы хотим познать Иисуса Христа, нам необходи­мо внутренне пережить крест, поскольку основание Его вла­сти и силы находится в кресте. Когда крест проникает в нашу жизнь и целиком овладевает нами, нам становится понятно, что речь здесь идет не только об исповедании веры или о символе. То, что мы приняли, представляет собой аб­солютную и бесконечную силу Божью, которая отныне дей­ствует в нас. Сам Христос должен сделать для нас понят­ным смысл и сущность креста. Учение о Личности Иисуса или какую бы то ни было сторону нашего христианского учения мы не можем отделить от креста, который нам не­обходимо пережить в самой нашей сущности. Для того что­бы действительно познать Иисуса Христа, мы должны по­знать Его распятие в самом глубоком смысле этого слова. Здесь речь идет не только о распятии физическом, что яв­ляется человеческой стороной. Речь здесь идет о смерти Христа, то есть о том, что непостижимо для нас, что сокры­то за распятием.

Таким образом, в выражении «Логос, вечный Логос» со­держится нечто гораздо большее, чем мы себе представля­ем. Это Бог во Христе. Это величайшее чудо воплощения и креста. В настоящий момент мы не станем затрагивать ни­какой другой стороны Личности Христа и лишь подчерк­нем, что «в Нем обитает вся полнота Божества телесно». Когда Бог воскресил Иисуса из мертвых, проявилось все ве­личие могущества бесконечного Бога. «И как безмерно ве­личие могущества Его в нас, верующих по действию дер­жавной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых...» (Еф. 1,19-20). Все это совер­шилось посредством креста.

Если принять во внимание этот мир, восприятие Лично­сти Христа должно в известном смысле иметь вселенский характер, так как Христос в Себе Самом универсален. Он не связан ни со временем, ни с национальностью. Он из всех наций и из всех времен. Мы не можем ограничить Его вре­менным промежутком или рамками какой-то нации. Другое широко распространенное представление о Нем делает Его идеалом народов; при этом крест устраняется. Есть и так называемое евангельское представление о Христе, при ко­тором крест проповедуется с большой осторожностью, что­бы не вызвать соблазна. Истолкование и, применение креста сильно ослаблено из опасения, что из-за этого будет откло­нена сама проповедь. А если мы избегаем креста в его глу­бочайшем значении, то нам обеспечен успех.

Мы знаем, возлюбленные, что то, о чем мы сейчас гово­рим, истинно как по отношению к миру, так и по отноше­нию к христианским общинам. Да, люди хотят проповедо­вать исторического, героического Христа, делая Его своего рода идиллией, но не желают говорить о кресте и замести­тельных страданиях. Даже в евангельских кругах нам гово­рят: «Конечно, мы хотим принять Христа как нашего Иску­пителя; но что касается крестного отождествления со Христом - это другое дело. Давайте лучше об этом не говорить. Мы готовы принять объективную сторону, но не навя­зывайте нам субъективную». Чем ближе ко кресту, тем мень­ше последователей. Чем полнее воспринимается глубокий смысл креста, его сущность, тем меньше на пути попутчи­ков. Здесь глубочайшие переживания Иисуса Христа. И мы не сможем по-настоящему познать Его без проникновения в глубочайшую тайну Голгофы.

КРЕСТ И ДУХ СВЯТОЙ
Мы переходим ко второй из основных спиц колеса на нашем рисунке: Дух Святой. Для некоторых детей Божьих эта тема стала главной в их беседах и проповедях. Они ни о чем другом не могут говорить, как только о Духе Святом. Здесь кроется опасность. Если рассматривать Духа Святого как нечто отдельное, можно впасть в односторонность. В Священном Писании тема о Духе Святом не обособлена, а всегда соединена с целым. Крест необходим, как связующее звено, поддерживающее духовное равновесие. Излияние Духа Святого и Его действие в своей глубочайшей основе связаны с крестом и прежде всего предназначены для Тела Христова. Дух Святой прежде всего предназначен Церкви, для Церкви и в Церкви. Он действует через Церковь.

Возможно, члены ее еще не пережили духовного воз­рождения. Однако Дух Святой знает предвечный план Бо­жий, избрание тех, кого Бог предузнал. Мы имеем здесь в виду не то особое избрание, которое, согласно кальвинистс­кому учению о предопределении, одним дарует вечную жизнь, а других посылает в погибель. Мы говорим о том избрании, которое основано на Божественном предузнании. Бог от вечности знал, каким образом будет использован Его величайший дар - свободная воля. Иначе и быть не может: Он должен знать, какое решение мы примем в отношении Христа. «Кого Он предузнал, тем и предопределил...» Бог отметил их не на основании особой к ним благосклонности, а потому, что предузнал их. Речь здесь идет о Церкви.

В Теле Христа есть члены, которые еще не спасены и не возрождены. Дух Святой предназначен им, как и всему Телу Христову. Имеются в виду все члены, в том числе и те, кото­рые еще не родились, будь то духовно или телесно, чтобы на­полнить число избранных и сделать это посредством креста. Дух Святой ничего не хочет делать без креста. Он сохраняет каждого в соединении с крестом, не допуская, чтобы эта связь хотя бы на мгновение прервалась. Другими словами, Он забо­тится о том, чтобы крест в его глубочайшем значении действо­вал в каждом члене Тела Христова. Дух Святой - величайший дар, предназначенный и данный Церкви. Он утешает нас; Он помогает нам; Он действует через Церковь, в которой обитает. Церковь - Его орудие, вызванное к жизни посредством того, что совершилось на Голгофе.

Работа Духа Святого многостороння. Как мы уже отме­чали, Он начинает действовать до обращения, трудясь преж­де всего над теми, кто должен наследовать спасение. После обращения действие Духа Святого продолжается. Мы не смо­жем здесь рассмотреть все детали Его работы; отметим лишь, что все они имеют свои особенности. У каждой из них свое значение. Каждое Его проявление содержит в себе особый смысл. Помазание и исполнение Духом - не одно и то же. Просвещение и откровение - понятия разные. Различие между откровением и просвещением заметно не сразу. От­кровение что-то представляет человеку, тогда как просве­щение - даруемая Духом Святым способность внутренне постигать откровение. Одного откровения недостаточно. Мы нуждаемся в просвещении, чтобы правильно понять откро­вение. Мы нуждаемся в просвещенных очах сердца, чтобы быть в состоянии «постигнуть со всеми святыми, что ши­рота и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосхо­дящую разумение любовь Христову». Различие между про­свещением и истолкованием нам знакомо. «...И начали говорить... как Дух давал им провещавать» (Деян. 2,4). Павел просил своих единоверцев молиться о нем, чтобы ему «дано было слово». Нам необходимо внутренне постигать откровение, получая просвещение от Духа Святого. Но что­бы облечь эти бесконечные истины в слова, мы нуждаемся в чем-то еще более значительном. Откровения могут стать мучительным бременем, под которым душа внутренне стена­ет, пока не будет дано слово, позволяющее выразить их. Мы по опыту знаем, как страдает и воздыхает душа под этим бременем. Откровения, имеющие далеко идущие послед­ствия для Тела Христова, потрясающи. Однако недостаточ­но того, о чем просил молиться Павел. Слова не смогут вы­разить всю глубину истины, если еще не пришло время открыть ее. Дух Святой должен дать эту способность. О, если бы все наши речи, проповеди и поучения исходили от Духа Святого!

Еще одно служение Духа Святого - управление в Теле Христовом. Дух Святой ожидает, чтобы мы отложили в сто­рону все наши собственные программы, даже в деле руко­водства и организации наших богослужений, например, в назначении проповедников. Мы не должны препятствовать Духу Святому; Он должен иметь полную, ничем не ограни­ченную свободу. Всюду, где Дух Святой может действовать беспрепятственно, наступает чудное единство и гармония. Здесь мы лишь бегло коснулись области Его служения уп­равления. Мы постоянно хотим осуществлять наши соб­ственные замыслы и планы. Мы берем дело в свои руки и начинаем прилагать все усилия, чтобы достигнуть цели. Но определять, кто и когда должен говорить слово в наших со­браниях,- не наша задача. Все должно совершаться под ру­ководством Духа Святого, иначе мы ничего не достигнем. Как Божественный Управитель, Дух Святой многоразлично действует в Церкви.

Наконец, нам необходимо осознать, что Дух Святой дол­жен овладеть каждой частицей нашего существа, должен осу­ществлять в нас и через нас Свое руководящее служение. Он выступает против всякого беспорядка, поправляя и на­правляя все. Бесполезно просить, чтобы Дух Святой попра­вил причиненное нам зло, если мы сами навлекли его на себя. Но если Дух Святой сможет беспрепятственно совершать Свое руководящее служение в Теле Христовом, то горе тому, кто, подобно Анании и Сапфире, попытается обмануть Его! Дух Святой не оставит это без наказания. Какой глубокий покой производит осознание того, что нам не нужно беспо­коиться, когда речь идет о свидетельстве Господа Иисуса в Духе Святом! Если наше хождение действительно соверша­ется в Духе и под руководством Духа Святого, если источ­ник нашего свидетельства находится в Нем, то Он и будет совершать все; мы будем лишь Его соработниками. Нам не нужно беспокоиться. Если кто-то коснется помазанника Гос­подня, мы увидим, как без нашего вмешательства огонь вый­дет из жертвенника. Сам Христос, полнота Которого выра­жена в Теле Его, вступится за нас. Ищем ли мы защиты и избавления, хотим ли быть оправданными на суде за Иисуса и Его свидетельство - нам не нужно брать все в свои руки. Мы должны ясно сознавать, в Духе ли это дело и Им ли оно руководимо или здесь осуществляются наши собственные планы и программы.

Если мы руководимы Духом Святым, то Господь будет охранять совершаемое нами дело, потому что оно Его. Если же мы пытаемся найти выход из положения без Него, руко­водствуясь собственными желаниями и мотивами, действуя по мудрости «природного» человека, то мы угашаем Духа Святого и препятствуем Ему сохранять и защищать интере­сы Господа. Эта истина проявляется везде: когда решается вопрос о руководстве Телом Христовым, на суде, в других сферах. Нам хорошо знакомы слова: «Отделите Мне Вар­наву и Савла на дело, к которому Я призвал их». Предвеч­ные Божественные определения относятся к каждому члену Тела Христова. Бог говорит в Церкви посредством Духа Свя­того тем, которые служат Ему: «Моя рука лежит на том или этом, возложите на них руки от Моего имени». «Тогда они... возложивши на них руки, отпустили их» (Деян. 13,3). Здесь проявилось духовное действие. Позже мы видим, каким об­разом Дух Святой осуществлял руководство в служении и жизни апостолов. Сказано: «Дух не допустил их», или они шли «по влечению Духа». Когда Дух Святой осуществляет надзор в Теле Христовом, имея при этом полную свободу, тогда Его действия безграничны. Но достичь этого можно только тогда, когда в нашей жизни будет действовать крест, испытывая наши мотивы и устраняя личные интересы, ко­торые мы выдаем за интересы Царства Божьего. Плотская сущность должна быть распята именно в Церкви, так как лишь в Церкви познается истинная природа плоти. В нас должен действовать крест, устраняя наше «я», чтобы Хрис­тос занял подобающее Ему место, как написано: «Уже не я живу...» Дух Святой действует посредством креста в каж­дой области нашей жизни, и именно крест прокладывает Ему путь в Церкви. Богатство и важность этой истины невозмож­но переоценить.

КРЕСТ КАК ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
Прежде чем перейти к следующему вопросу, нам необ­ходимо на короткое время прерваться, чтобы указать на один важный момент. Истина, что крест повсюду занимает цент­ральное место, должна быть пережита лично каждым. Было бы весьма интересно и поучительно проследить по Библии развитие истории человечества, чтобы увидеть, что крест по­всюду занимает центральное место. Результатом такого ис­следования легко может стать то, что мы начнем учить и проповедовать о всеобъемлющем значении креста. Но, не­смотря на притягательную силу, которая сокрыта в этом уче­нии для нас и для наших слушателей, цель не будет достиг­нута и наше благовестие останется бездейственным.

Читатели извинят меня, если я упомяну здесь о личном опыте, на основании которого я убедился в истинности это­го факта. Различие между моими сегодняшними проповедя­ми и проповедями прошлых лет состоит не в словах, а во внутреннем опыте, который, как я думаю, содержит в себе новую ударную силу. Значение и место креста в большей мере открылось мне через Священное Писание, а не при изу­чении теологии. Слово о кресте было постоянно на моих устах как в проповеди, так и в беседах. Я постоянно подчер­кивал центральное положение, которое должна занимать Гол­гофа по отношению ко всякой другой догматической исти­не. Однако, возлюбленные, какое огромное различие между теоретическим знанием истины и личным ее переживани­ем! Настал день, когда все это с ужасной силой поднялось против меня и, подобно боевому топору, поразило меня. Это была моя смерть. Двери позади моего прошлого захлопну­лись, и на них было написано: «Напрасно». То, чему я учил и о чем проповедовал на протяжении долгих лет, не устояло перед испытанием. Теория не согласовывалась с практикой. В те тяжелые, темные, наполненные страхом часы мне от­крылось глубокое значение креста. Вся теология, все знание Библии, которым я так гордился и которое касалось в основ­ном внешнего построения Библии и ее содержания, рухнули вместе с моим «я». Это был конец! Но в этот день началось нечто новое!

Однако мы не будем останавливаться на личном опыте. Он должен лишь помочь внести ясность в данный вопрос. Лучше со всей серьезностью спросим себя: был ли в нашей жизни такой день или такой час, когда наш ветхий человек умер? Привел ли нас крест к познанию того, что собствен­ными силами мы ничего не достигнем в нашей христианс­кой деятельности - ни как проповедники, ни как учители, ни просто как работники в Божьем Царстве? Проник ли крест в самые сокровенные области нашего существа? Убеждены ли мы, что в себе самих мы ничего не имеем и сами по себе ничего не можем и что если мы хотим быть способными слу­жить Богу, то Он Сам должен вмешаться посредством Сво­ей «державной силы, которою Он воздействовал во Хрис­те, воскресив Его из мертвых»? Был ли в нашей жизни такой день, или неделя, или месяц, или год (некоторым нужен дли­тельный период), когда слово о кресте действовало в нас подобно Божьему молоту, разбивающему скалу? Такова ре­альность креста, если он проник в нашу сущность и являет­ся центром нашего духовного опыта. Наш разум, наши чув­ства, наша природная воля могут вести нас неверно; поэтому необходимо, чтобы крест проник в нашу внутренность. И действие это столь потрясающе, что душа, ошеломленная и смущенная, начинает трепетать от силы откровения. Разум не способен охватить величие откровения. Воля не может соответствовать тем требованиям, которые ставит перед нами крест; чувства слишком бедны, чтобы отразить величие про­исходящего в нас. Пережили ли мы таким образом крест в своем духе? Необходимо помнить, что прежде всего крест должен проникнуть в наш дух. Если мы попытаемся добиться духовных результатов или произвести их посредством рас­судочного познания креста, мы испытаем духовную несос­тоятельность. Если наши мотивы эгоистичны, если мы ищем откровений для себя, чтобы затем сообщить их другим че­рез нашу чувственную жизнь, мы не достигнем цели. Нам необходимо изменить свое отношение к этим вопросам.

Удивительно, как серьезные, истинные христиане, муж­чины и женщины, не осознают этого. Я имею в виду то про­тиворечие, которое возникает, когда, с одной стороны, энер­гично противостоят современной теологии и отвергают ее толкование Священного Писания, а с другой стороны, от­крывают дверь для современной психологии. Откуда проис­ходит наша психология? От Платона, Аристотеля, то есть от язычников! На них основана современная психология. Хри­стианские теологи, в том числе и современные, без всякого стеснения пользуются ею. Мы достаточно хорошо знаем, что современная психология признает наличие в человеке лишь двух элементов: души и тела, или сознания и материи. Тре­тий элемент принят с большими трудностями и оговорками в качестве так называемого «подсознания», которое проти­вопоставляется первым двум. Библия называет его челове­ческим духом. Это глубочайшее и высочайшее, что есть в человеке, где отмечается все доброе и худое, чтобы уже ни­когда не исчезнуть, но обнаружиться в день суда. Истинность этого факта своего рода ад для тех, кто не испытал на себе искупительного действия креста Христова. Другими слова­ми, в наши дни психоаналитик анализирует человеческую жизнь. Он помогает человеку вспомнить прошлое, но у него нет средств, чтобы освободить от этого прошлого. Это и есть начало ада. Самоубийство, психиатрическая больница и тому подобное являются следствием таких мук. Когда обнаружива­ется истинное состояние нашей сущности, но нет возвещения благой вести о кресте, тогда начинается ад внутри нас.

К счастью, над духом человека есть своего рода покров.

Существует временное забвение, пока внутри нас не откро­ется крест. Лишь тогда в свете этого откровения могут обна­ружиться глубины нашей сущности без того, чтобы вверг­нуть нас в пучину отчаяния. Весь грех, вся наша вина снимаются с нас и погружаются в еще более глубокую «пу­чину морскую». В этом наше спасение. Однако в центре, в самой глубине нашей сущности, в нашем духе должен сто­ять крест. Возлюбленные, возможно, мы не в состоянии во всей полноте постичь значение этой истины, когда она от­кроется нам. Мы не понимаем ее. Мы ошеломлены. Это слишком потрясающе, и наши чувства цепенеют, наша воля оказывается парализованной. Крест сокрушает нас, и мы входим в смерть. И только посредством силы Его воскресе­ния наш дух оживает и укрепляется, чтобы вновь воспря­нуть. Мы не способны идти крестным путем самостоятель­но. Лишь когда в нашем духе начинается жизнь воскресения, мы в состоянии взять на себя крест.

Эти пространные рассуждения проясняют нам некото­рые вопросы. Но мы хотим здесь подчеркнуть то, что нас постоянно занимает: одного учения недостаточно, каким бы правильным оно ни было. Нам необходимо усвоить это прак­тически. Сущность креста Христова невозможно найти в те­ологии или в Библии, если ее рассматривать лишь во внеш­ней форме, как книгу, или в христианском учении, или на кафедре. Крест необходимо пережить внутренне, в нашем духе; он должен захватить нашу внутреннюю сущность и оттуда пронизывать всякую нашу деятельность. Наше мыш­ление и наши рассуждения, наше хождение, наша речь, наше молчание, образ действий в делах нашей фирмы, в нашем доме - отныне все находится под руководством духа и зако­на креста, который действует в нас. Все теперь рассматри­вается в свете креста - не рассудочно, а духовно. Нами по­стоянно руководит внутренняя сила духа, привлекая нас к ответственности, когда мы сказали не то, что нужно. Сила креста действует в нас и останавливает нас. Лучше бы мы не говорили этого слова или иначе выразили свою мысль; мы знаем это, хотя никто нам этого не говорил. Это нечто чудесное, когда люди дисциплинируются духом и крест по­средством духа становится живым центром во внутреннем человеке, чтобы судить и убивать плотскую сущность.

О, если бы мы уже пришли к этому и могли крепко дер­жаться этого во всем нашем служении! Возлюбленные, от­кровения и призвания недостаточно. Ты труженик в Царстве Божьем, учитель воскресной школы, служитель Господа в какой-то особой области? Да, ты веришь, что получил осо­бое поручение от Господа; в этом у тебя нет никаких сомне­ний. Ты предоставил это дело Богу, ты молился о нем. Ты убежден, что исполняешь волю Божью. Небо и земля долж­ны прийти в движение, чтобы убедить тебя в обратном. Воз­можно, Господь в славе Своей явился тебе и призвал тебя. Он открылся тебе, чтобы ты возвещал Его откровение. Но этого недостаточно. Слушай! Господь явился Моисею, дал ему откровение и сказал: «Иди!» Основанием его поруче­ния было откровение Божье, проникновение в Его планы. «Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его». Тебя никогда не встречал Господь, чтобы воспрепятствовать тебе, когда ты хотел исполнить Его поручение? Здесь откровение и призвание несомненны. Од­нако же так написано. И так бывает. Вместо того, чтобы ты мог продвигаться вперед, тебя останавливают. «...Встретил его Господь и хотел умертвить его». Почему? Потому, что он не совершил знак завета - обрезание. Это символ Крови, которая охраняет нас и посредством которой устраняется гре­ховное тело плоти (Кол. 2,11).

Лишь тогда, когда крест проник в нашу сущность, мо­жет проявиться данное нам откровение и благословенно ис­полняться порученное нам. Можно говорить о Божествен­ных откровениях в плотской ревности; но если здесь будет примешана плоть, исполнение воли Божьей лишится силы. Крест должен действовать и в служении нашему Господу, как центральный пункт всей нашей деятельности.

Является ли крест живым и действенным в нас? Все за­висит от этого, все изменяется под влиянием креста: наш взгляд в будущее, наши убеждения, наше внутреннее сознание, наши отношения. Мы уже не можем смотреть на вещи с человеческой точки зрения. Плод в христианских делах за­висит не от того, наполнена ли наша церковь, много ли у нас приверженцев, проявляются ли внешние признаки успеха. Признаки могут быть хорошими и правильными, но плод зависит не от этого. Мерилом его является духовная способ­ность. Позже мы еще возвратимся и посмотрим, как это со­вершается посредством креста. Духовное восприятие и по­знание занимает место природного; новое откровение наполняет нас, даруя нам полное удовлетворение.

КРЕСТ И СТОЛЬ ВЕЛИКОЕ СПАСЕНИЕ

Настоящий раздел ясно показывает, что в основе столь великого спасения (Евр. 2,3) лежит крест, посредством которо­го оно и действует. Мы употребляем выражение «столь вели­кое спасение», потому что оно глубоко и всеохватывающе. Мы не объясняем его более подробно, так как оно достаточно зна­комо вам. Каждое слово на нашей схеме касается какой-то осо­бой стороны этого всеохватывающего спасения.

Заместительство: первый пункт в этом столь великом спасении. Один умер за многих.

Подобие: «Ибо, если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием вос­кресения» (Рим. 6,5). «Если один умер за всех, то все умер­ли» (2 Кор. 5,14). Это означает, что все включены в эту заме­стительную смерть.

Искупление: Для того чтобы охватить особое значение этого понятия, нам нужно только спросить себя: «В каком состоянии находится человек на том или ином этапе?» К примеру, какое состояние указывает нам на необходимость искупления? «Я... продан греху», поэтому необходимо «ис­купление удела Его» (Еф. 1,14). «...Вы куплены дорогою це­ною» (1 Кор. 6,20; 7,23).

Оправдание: Через оправдание нам даровано такое по­ложение, будто мы никогда не согрешали. Это чудо оправда­ния! Однако мы не должны забывать, что оно возможно лишь в результате смерти. «Ибо умерший освободился от греха» (Рим. 6,7). Один должен был умереть, включив в эту смерть весь человеческий род, чтобы мы обрели такое положение перед Богом, словно никогда не согрешали! Какое чудное положение!

Примирение: Это выражение говорит о предшествую­щем состоянии человека, которое характеризуется враждой, сопротивлением, отчуждением, борьбой. Крест совершен­но устраняет корень такой враждебности.

Обновление: Возможно, мы не вполне осознаем разли­чие между обновлением и возрождением. Это не родствен­ные понятия. Хотя они выражают одну и ту же мысль, озна­чают они не одно и то же. Обновление указывает на новый род и характеризует вид этого рода, в то время как с возрож­дением связано наше сыновство. Оно несет в себе дар усы­новления, дух сыновства. Мы родились от Бога, мы сыны Божьи. Если мы новое творение, если мы обновлены, то получаем дар сыновства в этом новом роде.

Освящение и прославление: Эти ступени нам хорошо известны, но их истоки и происхождение - в кресте. Однако необходимо заметить, что эти дары благодати, как и все то, о чем мы говорили и еще будем говорить, в первую очередь предназначены Церкви и в настоящее время находят свое выражение в Церкви. Все принадлежит избранному Телу Христову. Понятно, что многие оказываются вне этого спа­сения. Но не по вине Бога. Вина лежит на тех, кто уклоняет­ся от спасения. Для тех, кого Бог предузнал и в ком теперь осуществляет «столь великое спасение», у Него есть все, что включает в себя это спасение. Может возникнуть вопрос: «Разве это имеет особое значение?» На что мы отвечаем: Богу нужно особое орудие, посредством которого Он может передать это «столь великое спасение». Передать его можно лишь на пути опыта, на пути личного переживания спасе­ния. Каждый может проповедовать Евангелие как учение, как систему, как теорию; но лишь те, кто внутренне пере­жил Евангелие и кого это Евангелие преобразовало, действи­тельно могут эффективно возвещать весть спасения. Други­ми словами, если «столь великое спасение» связано с крестом, то необходимо наличие «тела», которое пережило бы крест, чтобы затем быть способным предлагать людям поистине спасительную весть. Это тело должно быть избран­ным по Божьему предузнанию, телом, которое не может по­гибнуть. Оно необходимо Христу и потому непоколебимо, как и Сам Христос. Лишь в той мере, в какой мы внутренне пережили Голгофу, наша проповедь Евангелия имеет вечную ценность. Или, выражаясь иначе, мы должны отождествиться с Евангелием и Евангелие должно слиться с нами, чтобы мы могли передавать его в силе Духа.

Бог нуждается в человеческой жизни, или в верующих, которым Он не только может открыть Благую весть, но в которых может осуществить ее как живой опыт. Христу было необходимо претерпеть вместо нас крест до самых глубин, чтобы сделать действенной спасительную весть и сообщить ее во вселенной. Мы не можем просто выучить и пропове­довать истины Священного Писания, назидая таким обра­зом церковь. Этого недостаточно. В этом состоит трагедия современной проповеди. Бог не имеет ничего общего с та­кой проповедью и не проявляет к ней интереса. Он хочет привлечь к Себе Своих посредством креста. Он хочет поме­стить крест в саму их сущность, осуществляя в них все его значение. Посредством таких людей Бог хочет излучать те силы, источником которых является Голгофа, затрагивая все более отдаленные уголки вселенной, пока «начальства и вла­сти» не ощутят на себе действие этих сил. В этом задача Цер­кви. Благая весть нуждается в Церкви. Крест и связанная с ним спасительная весть действуют через Церковь. Церковь, согласно предвечному Божьему определению, представляет собой Тело, во внутренней сущности которого крест стал живым опытом.

Церковь - Тело Христа. Все, что касается Главы, имеет отношение и к Телу. Искупление во Христе означает как лич­ное, так и общее искупление, однако в большей мере это личное, индивидуальное искупление. Испытание крестом особым образом проявляется в общении и в совместной жиз­ни единоверцев. Как бывает трудно детям Божьим жить друж­но вместе! Совместная жизнь и совместный труд — самые сложные проблемы христиан. Враг обращает особое внима­ние на совместную жизнь христиан, постоянно стараясь раз­рушать ее. Здесь особенно необходимо действие креста, что­бы привести нас на почву воскресения, где мы уже знаем друг друга не по плоти (по внешним человеческим каче­ствам), но по духу. Церковь нуждается в кресте, и крест нуж­дается в Церкви.

КРЕСТ, ЦЕРКОВЬ И ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ХРИСТА
Теперь мы переходим к четвертой спице внутреннего кру­га. Она представляет учение о втором пришествии Христа.

В наши дни бытует опасная тенденция представлять вто­рое пришествие Господа как отдельное учение в отрыве от целого, о чем мы упоминали в главе о Духе Святом. Эти ис­тины выхватываются из контекста, и из них создаются осо­бые учения. Мы благодарны Богу за тот звук трубы, кото­рый известит о втором пришествии Господа, но мы не должны забывать, что это учение относительно и не может преподноситься в отрыве от других евангельских истин. В противном случае нам грозит опасность стать просто иссле­дователями пророческого слова, своего рода экспертами во всем, что касается дат, а также исторических событий и гео­графических экскурсов. В духовном отношении мы ничего не достигнем. Хотя мы и сможем затронуть чувства людей романтикой этого учения, сердца останутся неизмененны­ми, поскольку мы не сможем сообщить им динамические духовные силы, которые одни способны совершать опреде­ленное действие. Итак, в связи с нашей темой нам необхо­димо осознать два основных фактора: второе пришествие Христа тесно связано с крестом и находит свое выражение в Теле Христовом. Христос явится лишь тогда, когда прогрес­сирующее, совершаемое Духом Святым отделение тех, кто принадлежит Ему, достигнет своего завершения. Если мы ожидаем восхищения как особого события, которое будет отмечено в истории как внезапный переход от земли к небу, и не осознаем, что Дух Святой послан для того, чтобы более и более вести нас на путь креста (как Елиезер вел невесту Исааку, см. Быт. 24), то явление Христа будет для нас скорее всего чем-то страшным. Посредством действия креста нам необходимо внутренне оторваться от земного и привязаться к небесному; каждый день нам нужно все больше стремить­ся к небесному. Все в нашей жизни должно преобразоваться по небесному образцу. Если мы, подобно Еноху, хотим сде­лать тот шаг, который приведет нас в присутствие Божье, нам необходимо ежедневно ходить в Божьем присутствии, не привязываясь к земному. И тогда явление Господа не оше­ломит нас и не приведет в замешательство. Его приход не повлечет за собой какого-то ужасного переворота, к которо­му нам необходимо будет привыкнуть. Мы, почти не осоз­навая этого, окажемся у Него. Мы перейдем к Нему, так как постоянно шли в этом направлении. Как сказал Петр, мы «странники и пришельцы». Земное становится для нас все более чуждым, а небесное - все более родным. Это прогрес­сирующее восхищение. Когда Елиезер по поручению Авра­ама нашел невесту его сыну Исааку, ей пришлось пройти длинный путь. Но последний шаг - встреча с Исааком - не был тяжелым. Ревекке нужно было лишь сойти с верблюда, который все время шел по направлению к Исааку. Для нее прибытие в другую страну не было неожиданностью, как некоторые дети Божьи рассматривают второе пришествие Господа.

Испытаем самих себя и спросим: к земному или к не­бесному направлены наши устремления? На нашей схеме изображены два голубых круга. Голубой - цвет неба - ука­зывает на Церковь в небесах. Там она соединится со своим Господом. Церковь представляет собой небесное тело. Вся ее история - преобразование в то, чем она должна быть по замыслу Божьему. Такова цель нашего хождения по духу и в духе. Плотская сущность, как и все, что принадлежит зем­ному, отпадет. Мы достигнем высшей точки нашего хожде­ния верой. Хождение верой - это хождение в вере. Повину­ясь закону веры, мы все более и более будем освобождаться от того, к чему еще привязаны наши чувства, и через это наш духовный опыт будет обогащаться. Я убежден, что если мы живем по духу, то наше рациональное мышление более и более будет отступать на задний план. Мы познаем, что для нас и для других хождение в вере является величайшей загадкой в творении, величайшей тайной вселенной. Так оно и есть, если рассматривать это с чисто интеллектуальной, рассудочной точки зрения. Просто потрясающе, что делает Бог, как Он вводит нас в область, где мы лишь в духе можем следовать за Ним. В своем духе мы знаем, что то, во что мы введены, правильно. Мы не можем ни идти куда-то в другое место, ни быть другими. Мы знаем, что от этого зависит наша жизнь до самой вечности; однако мы не можем объяснить, что Господь хочет, что Он делает и почему ведет нас именно таким путем. Всякая попытка следовать за Ним по плоти об­речена на провал.

Некоторые из нас давно оставили тот путь, по которому Господь ведет нас. Да, хождение по вере - это хождение ве­рой. Мы все более и более понимаем это. Наконец мы дос­тигаем высшего пункта веры и входим к Господу, где нам вполне открывается и становится ясным значение Его дей­ствий по отношению к нам, все то, что в жизни было нам неясным. «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно (когда мы следуем за Господом, нашей плотс­кой сущности кажется, будто зеркало становится все более тусклым), тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти (о, как мало мы знаем по сравнению с областью Его великих тайн!), а тогда познаю, подобно как я познан» (познан Им, а не другими людьми). Это высший пункт хождения верой, завершение нашего соединения с Ним в вечности. То, кем мы становимся через наше отождествление с Ним и наше с Ним соединение верою, будет все более и более осуществ­ляться. «Бог... нас посадил на небесах во Христе Иисусе», и в Нем мы преобразимся в небесное тело. Довершением этой духовной реальности будет явление нашего Господа. Таким образом, Тело Христа развивается по собственным духов­ным законам под влиянием креста, требования и действия которого представляют для нас все более глубокую тайну, чтобы наконец Господь мог возвратиться к нам. Второе при­шествие Господа нельзя расценивать только как историчес­кое отдельное событие: оно связано с духовным процессом, который происходит в Теле Христовом и который наконец придет к своему завершению.

Однако необходимо указать, что мы не хотим истолко­вывать второе пришествие Христа лишь в духовном смыс­ле. Мы непоколебимо верим в историческое событие, кото­рое должно произойти. Но мы смотрим на него как на кульминационный момент прогрессирующего духовного развития, без которого не может произойти восхищение к Господу.

О ЦЕРКВИ ИИСУСА

Первая глава Послания к Ефесянам заканчивается сло­вами: «...и поставил Его выше всего, главою Церкви, кото­рая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем». Другими словами, Церковь представляет собой облик Иису­са Христа, или Его дополнение.

Она - носительница или проводник всего того, чем обла­дает распятый, воскресший, вознесшийся на небо и прослав­ленный Христос, Его избранное орудие, посредством которо­го Он хочет открыть Себя во всей полноте. Христос нуждается в Церкви, которая есть Тело Его, чтобы открыть Себя полнос­тью и окончательно. Ему угодно открывать Себя не без Своей Церкви, а лишь посредством Своего совершенного Тела. Эта Церковь, Тело Его, должна стать носительницей высочайшего и бесконечного откровения Христа. Ее полнота относительна, подобно тому как относительна наша полнота. Мы в состоя­нии познавать полноту Христову лишь в соединении с други­ми членами Его Тела. Наша полнота совместная, условная, она возрастает до завершения Тела Христова.

Поэтому основой наших рассуждений будет следующее: крест - весьма важный элемент познания Христа, посред­ством которого можно познавать всю силу и положение Лич­ности Христа; Церковь же - тот канал, через который всей вселенной открывается истинная природа Личности Христа при действии креста. То, что касается Личности Христа, от­крывает также Дух Святой. Он взял на Себя труд открыть Церкви, а также в Церкви и через Церковь Личность Хрис­та, Логос креста. Дух Святой послан Церкви, чтобы действи­тельно приблизить к ней Христа распятого, чтобы Еванге лие, оживотворенное опытом креста, могло быть возвещено до самых окраин вселенной. Это Евангелие представляет собой не теорию, не учение, а нечто такое, что посредством Духа Святого действует в человеческом сердце во всей сво­ей глубине и полноте. Дух Святой пришел, чтобы образо­вать Тело Христа как орудие, посредством которого Распя­тый, в глубочайшем значении слова, будет открыт и пережит и «столь великое спасение» будет возвещено во всех угол­ках вселенной. Действие спасения во всех ступенях, фазах и значениях прежде всего проявляется в Церкви, избранном Теле Христа. Но оно должно быть явлено далеко за предела­ми Церкви как чудо бесконечной премудрости Божьей.

В главе о втором пришествии Христа мы упоминали, что первый небесный план, содержащий в себе Благую весть, осу­ществится в Теле Христа посредством Духа Святого. Все, Кем является Христос в Себе Самом, и все, чем Он владеет, нахо­дит свое выражение в Теле Его. Это охватывает бесконечную область. Приведем лишь один маленький и хорошо известный пример. Подобно тому как открылось «безмерное величие мо­гущества Его», которым Он воскресил из мертвых Христа (Главу), то же самое «безмерное величие могущества Его» при­ведет Тело (Церковь) в общение воскресения со Христом. Эта безмерно великая сила Божья будет действовать как живой опыт в Теле Христовом. Это верно и во всех других областях, касающихся Личности Христа. Если Он - жизнь, то Он и свет. Если Он - жизнь и свет, то Он и сила, и слава. Мы можем проследить этот принцип во всех аспектах Его Божественной Личности. Все Его качества посредством Духа Святого будут сообщены Церкви и через Церковь возвещены дальше, до того славного дня, когда откроется вся полнота Христа в Его Теле и через Его Тело и мы поистине сможем сказать, что Церковь и Христос, Тело и Глава, суть одно.

Пусть никто не поймет, будто мы утверждаем, что члены Тела Христова смогут достичь ступени Божества. Мы просто хотим указать на то, что силы и средства, присущие Божеству, действуют в Теле Христовом и через него. Личность Христа тесно связана с орудием, которое призвано открыть Его. Мы часто говорили об этом так: Христос хочет, чтобы новое выра­жение Его воплощения было Телом, в котором Он занимает центральное место. Касаясь Тела, мы касаемся Христа. Каса­ясь члена Тела, мы касаемся Христа. «Касающийся вас каса­ется зеницы ока Моего»,- говорит одно из ветхозаветных мест, имеющее новозаветное значение, притом чрезвычайно важное. Апостол Павел почувствовал первые проблески откровения Тела Христова в тот момент, когда услышал голос, говорящий ему: «Что ты гонишь Меня?» Если бы Дух Святой не даровал ему способность правильно уразуметь и внутренне проникнуть в эту истину, то он ответил бы: «Я преследую не Тебя, а этих еретиков, этих изменников, этих последователей Назарянина». Однако он понял, что это одно и то же. Касаться этих людей - значило касаться Того, Кого он отныне стал называть Госпо­дом и Кому он с этого момента покорился, чтобы быть научае­мым и водимым Им. Это было первым указанием на Тело Хри­ста, которое получил Павел, первым намеком на единство Христа со Своими членами. С того момента познание этого все более углублялось в нем, пока однажды он был особым образом восхищен до третьего неба, где ему полнее открылась эта истина. Но и в этом откровении действует крест. Личность Христа неразрывно связана с Телом Христовым. В этом смыс­ле Тело Христово является Христом.

О всех этих истинах мы нередко говорили; но теперь мы чувствуем побуждение изложить здесь все вверенное нам свидетельство.

Тело Христово представляет собой полноту и выраже­ние Христа. Мы знаем, что многое еще должно совершить­ся в смысле освящения. В Теле и посредством Тела посто­янно должен действовать крест, пока в нем во всей полноте сможет открыться Христос. Через действие креста еще мно­гие должны быть призваны и присоединены к Телу Христа, этому последнему, близкому к завершению откровению Хри­ста. И хотя Тело Христа образует лишь малое стадо, однако Христос живет в каждом члене Своей Церкви (Мф. 18,20).

Это ведет нас к дальнейшим рассуждениям, которые пол­нее и яснее объяснят сказанное здесь.

Скиния, храм и Церковь
Весьма интересно проследить, как во всем Писании от­крывается единство Господа и Его храма. Мы уже раньше отмечали, хотя и по другому поводу, что говорит Слово Бо­жье о скинии в связи со свидетельством Иисуса. Сначала мы рассматривали лишь свидетельство как таковое в ковче­ге завета, затем сам ковчег, в котором оно находилось. Пос­ле этого мы перешли к скинии, которая возвышалась над свидетельством. Если свидетельство символизирует внутрен­нюю реальность Личности Христа, а ковчег - орудие, по­средством которого Господь принес это свидетельство в мир в Своем личном воплощении, то скиния указывает на Цер­ковь, которая является Его Телом и вокруг которой собира­ются люди. Святой Бог, прообразно представленный здесь, находится там, куда люди не могут войти. Однако они вхо­дят в скинию и составляют с ней одно. Всякое действие в скинии совершается на основании этого единства.
Четыре прообраза
Скиния и затем храм (храм Соломона, храм Зоровавеля, храм Иерусалимский и храм Иезекииля) символически изоб­ражают завершенное дело Христа. Они открывают нам каче­ства Христа, позволяя посмотреть на всю Его деятельность. В книге Откровения есть замечательное описание: «И первое жи­вотное было подобно льву, и второе животное подобно тель­цу, и третье животное имело лицо, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему» (4,7). «И когда Он [Аг­нец] взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых. И поют но­вую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу и снять с нее печа­ти, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена, и языка, и народа, и племени» (5,8-9).

Обратимся к Ветхому Завету. Все общество в пустыне было собрано под четыре основных знамени. В книге Чисел мы читаем, что народ был разделен на четыре большие части. Каж­дая часть имела знамя. Иссахар, Иуда и Завулон собирались под знамя Иуды, на котором был изображен лев. Манассия, Ефрем и Вениамин собирались под знаменем Ефрема с изоб­ражением тельца. Симеон, Рувим и Гад располагались под зна­менем Рувима, имевшего изображение человеческого лица. Ассир, Дан и Неффалим становились под знамя Дана с изоб­ражением орла. В видении храма, которое было дано пророку Иезекиилю, мы опять встречаем эти четыре изображения - льва, тельца, человека и орла. В книге Откровения мы видим, что великое множество собрано вокруг Христа в Его четырех­кратном прообразном подобии, чтобы петь новую песнь: «До­стоин Ты... ибо Ты был заклан». Мы видим здесь Церковь, со­единенную с Христом. Они представляют собой одно целое. Что означают эти четыре прообраза? Они показывают четы­рехкратное откровение Христа в Церкви.
1. Подобие льва
Христос - лев от колена Иудина. Лев всегда символизи­рует царское достоинство, суверенную власть. В этом про­образе нам открывается царское владычество Христа в Цер­кви. Он «выше всего», как говорит апостол, Он Глава. Суверенитет Христа, Его царственная власть осуществляет­ся в Церкви и над Церковью. Она вызвана и собрана Его властью. «Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени» как в этом веке, так и в будущем. Все, что на небесах и на земле, подчинено Ему. Эта власть Христа дол­жна пребывать в Церкви и через нее проявляться.

Теперь посмотрим, как эта истина осуществлялась в на­роде израильском, отождествляемом со свидетельством Иисуса, которое было его внутренним жизненным принци­пом. Иисус был центральным пунктом национальной жизни израильтян; народ составлял с Ним одно. Ни одна нация не могла устоять перед народом израильским, пока Израиль оставался верным этой внутренней реальности своей жиз­ни, сохраняя непоколебимое осознание, что Господь обита-ет среди них, хотя его послушание Богу часто было весьма плачевным. Но когда он оставался в истине, сохраняя вер­ность Богу, когда крест во всем его значении и разнообраз­ном выражении в жертвеннике, жертвоприношениях и свя­щенническом служении постоянно управлял его жизнью, когда он устранялся от греха и собственных интересов, что­бы воздавать славу Богу,-тогда и великие мировые владыки склонялись перед ним. Хотя с чисто человеческой точки зре­ния Израиль по сравнению с мадианитянами, амаликитянами и всеми сынами Востока был в меньшинстве, хотя он не мог равняться с мировыми державами Египтом и Вавилоном, пока он оставался верен своему Богу, его господство над другими было обеспечено. Все окружающие народы должны были по­чувствовать на себе власть Того, Кто был суверенным Главой Израиля и Кто являл Себя посредством Своего народа.

Все это лишь прообразы. Но если это верно несмотря на все недостатки общества израильтян в пустыне, насколько же больше должно все это отразиться в том, что стоит на почве оправдания! Здесь через крест Бог гарантирует нам полное и окончательное принятие, совершенный доступ к Нему. Мы видим, что основание суверенитета Христа - крест. Если мы действительно переживем крест, то он будет не толь­ко предметом теологии, но займет подобающее ему место в жизни Церкви и на его основании суверенная власть Христа сможет обитать в Церкви посредством Духа Святого и яв­лять себя через Церковь. В этом значение льва.
2. Подобие тельца
Мы знаем, что телец символизирует двойной прообраз: служение и жертву. Здесь представлен второй аспект: служе­ние Христа и Его деятельность. Он является слугой Иеговы и Божественной жертвой. Необходимо показать Его в этом двой­ном качестве - служащим и страдающим. «Ибо и Сын Челове­ческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мр. 10,45). Здесь в одном предложении представлены оба эти качества. То, что касается главы, должно проявиться и в членах. Пусть читатель простит мне постоянное повторение этой ис­тины. Мы должны стать причастниками скорбей Христовых, восполняя недостаток их в плоти нашей (Кол. 1,24). Участие в этих скорбях - наше служение, как пишет об этом апостол в чудном отрывке Второго послания к Коринфянам: «Так что смерть действует в нас, а жизнь в вас». «Все для вас».

«Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься» (Мр. 10,38-39). Они знали это. Даже о Савле из Тарса, который некоторое время был слепым орудием Иеговы в руках сата­ны, чтобы давать верующим пить из этой чаши, даже о нем было сказано, когда Господь привлек его к Себе как Свой избранный сосуд: «Я покажу ему, сколько он должен пост­радать за имя Мое». Апостол упоминает об этих страдани­ях в главах 4 и 6 Второго послания к Коринфянам. Но мы хотим подчеркнуть здесь ту мысль, что страдать - значит служить. Твое общение с Господом Иисусом приносит тебе страдания. Не звучит ли внутри тебя вопрос: почему я дол­жен страдать? Почему я должен так много страдать? За что постигло меня это? В чем я виноват? Чем согрешил?

Не смотри постоянно внутрь себя. Подумай о том, что для некоторых страдания Христовы чрезвычайно тяжелы. Не потому, что они большие грешники, чем другие, но пото­му, что они сосуды, избранные для особого служения в Теле Христовом. Если ты хочешь стать сосудом, посредством ко­торого будет открываться вся полнота Христа, тебе необхо­димо пройти через скорби, разделяя Его страдания. Пусть сказанное здесь послужит тебе утешением. Никто не может поистине открыть распятого, воскресшего и превознесен­ного Христа и сообщить другим силу Его жизни на основа­нии личного внутреннего опыта без приобщения к Его чаше страданий. Верь этому.

Иногда мы говорим друг другу: «Конечно, Господь не может употребить того или другого, пока они не пострадают». В этом выражении содержится гораздо больше, чем мы думаем. Но если ты участвуешь в Его страданиях (я пола­гаю, что некоторые из нас страдают за Него), то не забывай, что эти страдания не напрасны. Они служат цели, которая выходит за короткие пределы времени твоей жизни.

Служение, которое совершает Тело Христово и его чле­ны, не связано со временем. Оно начинается здесь на земле и продолжается в вечности. «...Рабы Его будут служить Ему. И узрят лицо Его...» (Откр. 22,3—4). О, если бы мы смогли в духе познать истинную природу этого служения! Мы дума­ем, что служить Господу - значит быть в беспрерывном дви­жении, проводить собрания, организовывать религиозные мероприятия и предпринимать тысячи других, чисто вне­шних дел. Да откроет Господь наши глаза! Не это духовное служение, возлюбленные. Истинное служение в Духе связа­но с крестом Христа. То, что родилось не от креста, не может достигнуть великих Божественных целей. Крест, который на­ходится в самом сердце Церкви,- вот место рождения истин­ного служения. Служить и страдать. Это и есть вверенное Цер­кви служение Христово, которое должно совершаться Церковью во исполнение высших Божественных целей и на­мерений, пока этим служением не будут затронуты самые отдаленные уголки вселенной. Наше служение совершается посредством страданий. Но чем глубже мы погружаемся в Его смерть, тем полнее облекаемся силой действенного слу­жения в Нем. Даже если мы многое и забудем, будем по­мнить эту великую истину.

Итак, телец указывает на Христа и на Церковь. Но следу­ет еще раз подчеркнуть, что Церковь не может разделить с Хри­стом Его единственную в своем роде заместительную жертву. Она лишь может «восполнять недостаток скорбей Христо­вых» за Тело Его. Так продолжает действовать Голгофа.
3. Подобие человека
Образ человека или выражение «Сын Человеческий» встречается в Ветхом Завете весьма часто и хорошо нам зна­комо. Новый Завет раскрывает сущность этого выражения. «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». В Священном Писании человек или образ человека посто­янно символизирует заместительство и поручение говорить. Так было с пророками. Как часто мы читаем: «Сын челове­ческий! Пойди и скажи!» Точно так обстоит дело и в Церк­ви. Она - голос восседающего на престоле Христа, а также Его представительница. Она должна говорить от Его имени. Будем помнить эту истину: Господь хочет, чтобы люди слы­шали Его голос. Этого хотим и мы. Мы не ищем человечес­кой силы и мудрости. Мы не хотим быть особыми личностя­ми. Мы просто хотим быть гласом Господа, представляя Его и говоря от Его имени.
4. Подобие орла
Образ орла используется в Священном Писании как сим­вол небесной славы и Божественных тайн, и открывает нам особую сторону Личности Господа Иисуса. Он Сам в этом библейском смысле представляет из себя тайну. Когда Он был на земле, Его постоянно окружал ореол тайны. «...Сто­ит среди вас Некто, Которого вы не знаете»,- говорит о Нем Иоанн Креститель. «Мир не знает Меня». «...Премуд­рость Божию... никто из властей века сего не познал» (1 Кор. 2,7-8). Они не знали Его, и поэтому Он сказал: «Еще немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня» (Ин. 14,19). Все это указывает на нечто сокровенное, тай­ное. Петр говорит, что прежде создания мира Он был пред­назначен Богом стать искупительной жертвой (1 Петр. 1,20).

Возвращаясь к скинии, мы видим, что для окрестных народов она представляла собой нечто таинственное. В ней не было ничего, что привлекало бы взор к себе красотой или возбуждало зависть; тем не менее в ней было нечто, что влек­ло их с непонятной силой. Они не могли ни исследовать эту тайну, ни приобщиться к ней. Лишь те, кто составлял одно с этим свидетельством, кто знал его и жил им, постигая тай­ны его силы,-лишь только они могли войти в скинию. Здесь мы видим обе тайны - тайну Божью, «сокрытую от веков и родов... Христос в вас» (Кол. 1,26-27). Не просто Христос, но Христос в вас - как в каждом, так и в Церкви, в Теле Его. «Христос в вас» - тайна, сокрытая от основания мира. Цер­ковь по своей природе и сущности является для мира загад­кой. Мы уже не раз говорили о том, что эта тайна тем более непостижима, чем более мы углубляемся в нее. Даже рели­гиозные люди подтверждают это. Природный человек не мо­жет ни понять, ни оценить истинную Церковь. Действитель­но духовные люди, члены Тела Христова, обладают способностью, превосходящей видение природного религи­озного человека, который постоянно говорит о служении в церкви, делая его центром своих интересов. Выражение «Христос в вас» не может быть ни понято, ни оценено; и самое глубокое познание этой тайны само является глубо­кой тайной.

Таким образом, в этих четырех образах мы видим от­кровение и деятельность прославленного Христа. Это воз­вращает нас к Ветхому Завету, к скинии и четырем символи­ческим изображениям на знаменах народа израильского, к откровению славного храма, где эти символы повторяются. Четыре животных в книге Откровения имеют еще более глу­бокий смысл, чем предыдущие символы. Они представляют Христа в Церкви и Церковь в поклонении Агнцу, Который и произвел в ней эти качества. «Достоин Ты... ибо Ты... Кровию Своею искупил нас Богу...» (Откр. 5,9). Эти существа, символизирующие выражение и Божественное откровение Христа, поклоняются Агнцу и поют хвалебную песнь: «До­стоин Ты». Это торжествующая Церковь, которая поет: «До­стоин Ты», ибо Агнец стал ее драгоценнейшим наследием, завершив в ней Свой труд.

Придя к этой мысли, уместно будет указать на то, что посредством Церкви Бог касается всех народов земли, из ко­торых желает искупить Себе народ. Но к этому мы вернемся в одной из последующих глав.


(Часть 2)

4 комментария:

  1. Глубокая истина...

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо. Вот только это выражение шокирует: "...Даже о Савле из Тарса, который некоторое время был слепым орудием Иеговы в руках сата­ны" (2. Подобие тельца). Может тут перевод не точный? Или автор считал, что Наш Господь Бог имеет что-то общее с сатаной и даёт сатане СВОЁ оружие? То, что Савл до своей встречи с Истинным Господом Богом Иисусом Христом был орудием в руках сатаны, это уж точно. Но при чём тут Бог Иегова??? Бог Сам Себя не гонит никаким орудием.

    ОтветитьУдалить
  3. ...ну Он использует иногда сатану как кнут.. Савл был слеп в своём рвении, а сатана использовал его в гонениях как якобы своё орудие. На самом деле это была работа Иеговы. Господь явился и задал Свой вопрос, вмиг опрокинувший Савла.

    ОтветитьУдалить
  4. благословений

    ОтветитьУдалить